Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
среда, 28 июня 2017
среда, 28 июня 2017

Московская коллекция на Монпарнасском холме | Collection Moscovite à Montparnasse

Кира САПГИР 0:26, 11 июля 2013Зарубежная РоссияРаспечатать

...Дорожка, перегороженная лентами света, падающего сквозь листву, ведет вглубь укромного пассажа, мимо окон в обрамлении жимолости и плюща. Солнечные пятна образуют хоровод вокруг старого платана... Об этом живописном уголке вот уже более столетия говорят нежно и хорошо.

Здесь, в доме №21 по авеню дю Мэн, в первозданном виде сохранилось знаменитое «Ателье Мари Васильефф» — художницы-кубистки, одной из самых ярких звезд на монпарнасском космополитическом небосклоне тех десятилетий.

Dans un petit coin pittoresque de l'avenue du Maine, se trouve au numéro 21 le célèbre atelier Marie Vassiliev du nom d'une des artistes-cubiste les plus brillantes que le cosmopolitisme du quartier Montparnasse aura laissé.

afich

Афиша выставки | L'affiche de l'exposition

Мария Васильева родилась в Смоленске в 1884 году. Приехав во Францию в 1907-м, она становится ученицей Брака и Матисса. А затем, в 1910-м, основывает Российскую академию художеств — первую русскую парижскую живописную школу. Мария Васильева участвовала в оформлении знаменитого монпарнасского ресторана «Куполь». Одна из ее фресок — белозубый негр в цилиндре и с моноклем, обнимающий клюющую носом соседку, — стала эмблемой ресторана. А еще художница мастерила маски для костюмированных балов, театральные декорации и костюмы, в том числе для прославленных «Шведских балетов».

Помимо таланта живописного, Мария Васильева обладала талантом организаторским, была, что называется, «гением места». В 1915-м году она открывает у себя в мастерской на авеню дю Мэн столовую для друзей-художников. Эту столовую или, как ее называли, «кантину», Мария Васильева содержала на деньги, которые выручала от продажи кукол, изготовляемых ею для модных лавок.

В «кантину гениев» (как позже назовут ее историки искусства) слеталась монпарнасская богема — будущие великие: Жорж Брак, Ман Рей — «Человек-Луч», японец Фужита, Модильяни, Блэз Сендрар, появлявшийся в галстуке, расписанном Пикассо, и сам Пикассо в костюме тореро.

Из близлежащего фаланстера «Ля Рюш» («Улей») являлись в кантину и российские пришельцы: Шагал, Сутин, скульпторы Липшиц, Ханна Орлофф, Осип Цадкин; еще Сюрваж, Шаршун, Кислинг, могучий Кремень, по ночам таскавший на себе говяжьи туши на близлежащих Вожирарских бойнях, получая по 5 франков за ночь...

...В разгаре лета гости пили и ели в саду, за столом, окружающим кольцом старый платан, а зимой — под стеклянной крышей мастерской.

Maria Vassilieva est née à Smolensk en 1884. Peu de temps après son arrivée à Paris en 1907 elle devint une élève de Braque et de Matisse. Puis en 1910 elle fonda l'Académie Russe des arts qui était alors la première école russe parisienne dédiée à la peinture. En plus de son talent certain pour la peinture, elle contribua à la décoration du célèbre restaurant/brasserie «La Coupole», Maria Vassilieva possédait un talent pour l'organisation, elle fut d'ailleurs considérée comme un «génie de l'espace». Ainsi en 1915 elle ouvrit chez elle dans son atelier avenue du Maine une salle d'exposition pour ses amis artistes. Cette salle d'exposition ou bien comme elle l'appelait elle même «la cantine», Maria Vassilieva la possédait grâce à l'argent qu'elle recevait en vendant des poupées qu'elle habillait elle même et qui servaient pour les boutiques de modes.

Dans cette «Cantine des Génies» comme elle sera appelée plus tard par les historiens d'art, se retrouvait toute la bohème de Montparnasse comme par exemple George Braque, Man Ray, le japonais Foujita, Modigliani, Blaise Cendrars, ou encore Picasso. D'autres artistes russes vont aussi visiter l'endroit comme Marc Chagall, Soutine, ou bien les sculpteurs Lipchitz, Ossip Zadkine, Survage...

Au plus fort de l'été ils mangeaient tous ensemble dehors à une table qui entourait un vieux platane, et l'hiver sous le toit en verre de l'atelier.

mont

Дворик музея Монпарнаса сегодня | L'entrée du musée de Montparnasse

Думается, что ставшая давно трюизмом мысль о том, что около 1910 года центр современной художественной жизни сместился с Монмартра на Монпарнас, притом возведение этой миграции в ранг символа — все это отчасти искусственно. Просто Монпарнас, в отличие от Монмартра, не был обременен традициями, памятью о XIX веке, импрессионистах, и оттого там было легче все начать заново.

С тех пор миновало свыше ста лет, а «традиции новаторства» бесшабашного богемного братства и по сей день сохраняются новыми обитателями пассажа на авеню дю Мэн, преображенного в 1999 году в Музей Монпарнаса.

Там проводятся фестивали, ретроспективы, летние монпарнасские праздники, единственные в своем роде!

Вот и в этом (нечетном) году, начиная с 7 июля, на авеню дю Мэн дал старт ежегодный фестиваль искусств Melting potes. Это название, упругое и звонкое, подобное тугому хлопку по мячу, — игра слов на основе скрещивания английского словосочетания (melting pot) — в переводе «плавильного котла», в данном контексте «сплава всех культур воедино», и французского фамильярного словечка «potes» — «дружки», дающее в сумме что-то типа «Дружеской тусовки».

В Музее Монпарнаса представлена русская графика 1900—1930-х годов из частного собрания Александра и Александры Заволокиных.

Александр и Александра

Они собирали картины для себя, и картины сохранили ауру своих собирателей.

Зачинатель коллекции — Александр Заволокин (1951—2008), безвременно ушедший 5 лет тому назад. Его знали в России все так или иначе связанные с художественным процессом: кураторы, галеристы, арт-критики, музейщики и, конечно, сами художники.

С 1994 года Александр Заволокин работал в Министерстве культуры, занимался организацией выставок в России и за рубежом. Это он, в частности, подготовил масштабную выставку современного искусства в ЮНЕСКО, состоявшуюся в Париже в 1999 году. Много сил и труда вкладывал он в работу Российского павильона на Венецианской биеннале. И во многом благодаря его энергии и энтузиазму в Москве в 2005 году состоялась первая Биеннале современного искусства.

О том, что Александр Заволокин собирает, к тому же, графические работы русских мастеров первой трети прошлого века, мало кто знал. Да и он сам себя коллекционером не считал. Просто собирал то, что нравилось ему самому — окружал себя предметами, без которых не смог бы жить.

Beaucoup de gens voient comme un symbole le fait que vers 1910 le centre artistique se déplace petit à petit de Montmartre à Montparnasse. Dans les faits Montparnasse était préférable pour beaucoup d'artistes car elle n'était pas remplie par les traditions du XIXème siècle, et il y était donc plus simple de recommencer à zéro d'un point de vue artistique. Depuis cette époque, plus de cent ans se sont écoulés mais les traditions de ces «novateurs» ont été conservées par les habitants du quartier et de l'avenue du Maine qui est devenue en 1999 le musée du Montparnasse. Là-bas il y a encore des festivals, «et des fêtes estivales» uniques dans leur genre! Cette année à partir du 7 juillet a lieu avenue du Maine le festival annuel «Melting Potes».

Le musée présente à l'heure actuelle, des illustrations russes des années 1900 à 1930 provenant d'une collection privée d'Alexandre et Alexandra Zavolokine.

Alexandra et Alexandre Zavolokine

Ils ont rassemblé les tableaux pour eux-mêmes, et les tableaux ont depuis gardé une certaine aura provenant de leurs collectionneurs. L'initiateur de la collection Alexandre Zavolokine (1951—2008) qui nous a quitté prématurément il y a 5 ans était connu en Russie grâce à ses liens avec le monde de l'art, il s'est occupé durant sa vie de galléries d'art, de musées, et d'écrire des critiques d'autres œuvres.

En 1994 Alexandre Zavolokine devient un employé du ministère de la Culture et se charge alors d'organiser des expositions aussi bien en Russie qu'à l'étranger, c'est d'ailleurs lui qui a en partie organiser l'exposition à L'UNESCO à Paris en 1999, c'est encore lui qui grâce à son enthousiasme et son travail, organisa la Biennale de l'art moderne à Moscou en 2005. Pourtant peu de gens connaissaient l'existence de sa collection et lui-même ne se considérait pas comme étant un collectionneur. Il prenait juste ce qui lui plaisait et ainsi s'entoura d'objets d'art qui sans sa bienveillance n'auraient jamais pu être conservés.

viewer

А нравились ему, в первую очередь, творения графиков советской России 1920—1930-х годов. При этом предпочитал он собирать не музейные имена, не прославленных мэтров, но тех, кто скромно скрывался долгое время на периферии официального искусства. Работы своего любимого периода А. Заволокин искал и находил у букинистов, а еще на дачных чердаках, в подвалах домов у наследников... В поисках редкостной жемчужины он порой готов был сутками перерывать архивы, перетряхивать пыльные папки, рыться в захламленных закромах. На каждую находку Заволокин заводил учетную карточку, куда заносил все сведения, которые ему удавалось разыскать. Его знаменитая картотека служила многим.

В 1988 году случилось страшное: коллекция Заволокина сгорела. Он и сам тогда чуть не погиб. Спасла от отчаяния жена Александра.

Александра Заволокина — из первой волны русской эмиграции, той, что французы называют «les russes blancs»... В начале перестройки Саша приехала в Москву и повстречала, как говорится, свое «второе Я»...

Саша была стойким и верным другом. Вместе они заново начали собирать творения излюбленного А. Заволокиным периода. И с поистине чудесной быстротой коллекция возродилась вновь.

Александра Голицына, верный друг «двух Саш» и гость их московского дома (куда наезжала из Франции), рассказывает:

«В их «доме-матрице» было все, что он в жизни любил. А любил он «Сашу-2», свою счастливо найденную, идеально подобранную судьбой половинку; еще любил свои коллекции (иконы, наброски, рисунки, резной нефрит, эмали, пермское первобытное искусство) и дочь Машу, студентку парижской Школы изящных искусств.

Их было двое, и они вдвоем — двое Саш — создали свой, абсолютно самодостаточный мир...»

У Александра Заволокина в десятках папок хранились десятки, если не сотни знаковых имен деятелей русского изобразительного искусства первой половины XX столетия. А еще он собирал рисунки и эскизы к книгам 20-30-х годов — периода расцвета русской иллюстрации. У него была настоящая «коллекция в коллекции»: рисунки Василия Ватагина, Владимира Конашевича, Николая Купреянова, Бориса Кустодиева, Александра Лабаса, Владимира Лебедева, Ивана Пуни, Сергея Романовича, Павла Соколова-Скаля, Василия Шухаева, Михаила Соколова, особо либимого им.

Саши Заволокина не стало весной 2008 года. А в мае 2010-го галерея «Наши художники» организовала обширную выставку его памяти. Замысел выставки, по словам куратора Наталии Курниковой, состоял в том, «чтобы показать почерк собирателя, его вкус и ощущение эпохи».

Публике были предъявлены более 130 работ из коллекции Александры и Александра Заволокиных: графика, рисунки, эскизы декораций и театральных костюмов, экслибрисы, книжные иллюстрации.

«Столкновение с любой настоящей коллекцией всегда несёт радость и удивление открытия, сначала художественного, а потом и человеческого. Отбирая работы для выставки, мы были ошеломлены масштабом графической коллекции Заволокиных. В сущности, полная публикация работ могла бы выступить в качестве неплохого справочника по истории русской и советской графики», — отмечала Наталия Курникова.

К открытию выставки был издан прекрасный каталог. Там, помимо репродукций, помещены очерки-воспоминания об Александре Заволокине его коллег и друзей: Михаила Швыдкого (экс-министра культуры), Леонида Тишкова, Стефана Кутурье, Бориса Шумянского, председателя искусствоведов России, трогательные воспоминания Александры Голицыной, которую Саша Заволокина знала с пеленок...

Сейчас Александра Заволокина вернулась из России во Францию, а сама Россия вернулась на Монпарнас. 15 работ из коллекции Заволокиных, представленные на выставке, это советские художники, которым в том или ином качестве довелось посетить Париж, учиться здесь либо выставляться в ту или иную эпоху. Работы для показа помогала отбирать молодой музыковед Леа Бруй.

Чисто случайно Леа познакомилась с президентом Монпарнасской ассоциации господином Жаном Динем. И тот с энтузиазмом отнесся к идее экспозиции. Немудрено, ведь на Монпарнас с иных берегов вернулись мастера из России. Узнав о «коллекции-мигранте», господин Жан Динь дал «добро» на показ.

Видно, добрые духи Монпарнаса благословили нынешнее событие. Да и вообще, счастливый случай — это неосознанная необходимость.

Хоровод

Кто же они, российские гости на «Холме искусств»? Расскажем о некоторых.

«Русский импрессионист» Филипп Малявин (1869—1940) — афонский монах, участник выставок мирискусников, удостоенный золотой медали на Всемирной выставке в Париже.

Вера Пестель (1887—1952), футуристка, соратница Л. Поповой. Во время поездки во Францию в 1912 году посещала Академию La Palette (Палитра) А. Ле Факонье и Жана Метценже.

Александр Могилевский (1885—1980) — старейшина цеха московских художников-графиков. Участник всех крупных международных выставок книжной иллюстрации. В Париже выставлялся  в 1913 г.

Александр Лабас (1900—1983) — советский художник, член группы ОСТ (Общество станковистов), представитель русского авангарда 20-30-х. Ученик К. Малевича, В. Кандинского, П. Кузнецова, К. Истомина, А. Лентулова. Делал панорамы и диорамы для советских павильонов на Всемирной выставке в Париже (1937), Всемирной выставке в Нью-Йорке (1939), а также для Главного павильона ВСХВ (1938—1941).

Мартирос Сарьян (1880—1972), армянский и советский живописец. Действительный член АХ СССР (1947), Народный художник СССР (1960). Действительный член АН Армянской ССР (1956). В 1900-х годах участвовал в выставках художественных объединений «Голубая роза», «Союз русских художников», «Мир искусства», «Четыре искусства». Сильное влияние на Сарьяна, как известно, оказала живопись П. Гогена и А. Матисса. В 1910—1913 годах он путешествует — посещает Турцию, Египет, Иран. В 1926 году у Сарьяна состоялась крупная персональная выставка в Париже.

Михаил Езучевский (1880—1928). В начале 1900-х годов уехал в Париж, где учился живописи. В своем творчестве испытал влияние В.М. Васнецова и художников «Мира искусства».

Иван Пуни (1892—1956) — знаменитый представитель «Парижской школы». С 1923 года жил во Франции, общался с Ф. Леже, А. Марке...

Александр Шевченко (1883—1948) учился в Париже в 10-е годы. Вслед за Н. Гончаровой и супрематистами открыл для себя архитектонику и графизм древнерусской иконописи как источника самоидентификации.

Волею судеб эти имена, знаменитые или полузабытые, сегодня предъявлены парижской публике.

Выставка в Музее Монпарнаса открыта до 27 июля 2013 г.

Ce sont avant tout les artistes soviétiques des années 1920 et 1930 qui lui plurent, et il avait une préférence pour les artistes qui vivaient à la périphérie du monde de l'art, loin des musées, loin des célébrités. Ses pièces de collection, Zavolokine les cherchait chez les bouquinistes ou bien dans les greniers des maisons de campagnes et les caves des maisons des héritiers.

En 1988 un malheur arriva lorsque la collection entière brûla, il faillit lui-même en succomber de désespoir.

Pendant la Péréstroïka, Alexandre arriva à Moscou et là-bas rencontra celle qui appellera «mon deuxième moi». Alexandra Zalovokina qui est issue de la première vague d'immigration celle qu'en France nous appelons «les russes blancs»... Ils devinrent l'un pour l'autre des amis fiables et fidèles et ensemble décidèrent de recommencer une collection d'objets d'art.

Alexandre Zavolokine nous a quitté en 2008, et en mai 2010 la gallérie «Nos Artistes» a organisé une grande exposition à sa mémoire. L'idée derrière l'exposition était selon les mots de Natalie Kournikova «de montrer le style de ce collectionneur, ses goûts, et aussi le ressenti d'une époque».

Pendant l'exposition, le public a pu observer plus de 130 œuvres venant de la collection du couple Zavolokine, des dessins, des tableaux, des esquisses d'illustrations et de costumes pour le théâtre ou pour les livres. «La confrontation avec l'univers d'un véritable collectionneur amène toujours une sorte de bonheur car elle s'accompagne d'un plaisir de la découverte, d'abord celle de l'artiste, puis celle de l'homme. En sélectionnant les œuvres pour l'exposition, nous avons été très étonnés du nombre de pièces que contenait la collection d'Alexandre Zavolokine, en réalité une telle collection pourrait à elle seule constituer un bon ouvrage de référence pour ce qui est de l'art russe et soviétique de ces années là», remarque Natalie Kournikova. Aujourd'hui, Alexandra Zavolokina est retournée en France, et 15 œuvres de la collection Zavolokine sont présentées au public pour l'exposition. Celles-ci furent sélectionnées par la jeune musicologue Léa Brouï. C'est par un pur concours de circonstance, que Léa a fait la connaissance du directeur du musée du Montparnasse Jean Digne. De leur rencontre est arrivée l'idée de l'exposition.

Il est grand temps désormais de présenter les quelques artistes dont les œuvres seront exposées au sommet de la «Colline des arts».

L'impressionniste Phillipe Malyavin (1869—1940), qui a reçu la médaille d'or honorifique lors de l'exposition universelle à Paris.

Vera Pestel (1887—1952), du mouvement futuriste, pendant son voyage en France en 1912, elle a suivi les cours de l'académie La Palette.

Alexandre Moguilevski (1885—1980), qui a pu prendre part à toutes les expositions internationales concernant les illustrations livresques.

Alexandre Labas (1900—1983), artiste soviétique représentant de l'avant-garde russe des années 20 et 30.

Martiros Saryan (1880—1972) artiste arménien et soviétique il voyagea en Turquie, Egypte, Iran. A Paris en 1926 a eu lieu une grande exposition qui lui était entièrement dédiée.

Mikhaïl Ezoutchevski (1880—1928), au début des années 1900 il immigra en France où il étudia la peinture.

Jean Pougny (1892—1956) membre éminent de «L'école Parisienne». Il s'est installé à Paris en 1923.

Alexandre Chevchenko (1883—1948), il s'est intéressé à l'architectonique et aux dessins des anciennes icones russes.

L'exposition au musée du Montparnasse est ouverte jusqu'au 27 juillet.