Распечатать запись

Конец эпохи толерантности?

7 сентября 2016

Второй год Франция погружена в теракты. Если в 2015 году политики не поднимали вопросы религии, прикрывшись светским статусом страны, то в 2016 году секулярность уступила место религиозной полемике в обществе.
Эта дискуссия началась с роли ислама в обществе, и наконец-то правительство вспомнило, что основной религией во Франции является христианство.

Photo: Vladimir Bazan

Так министр внутренних дел Бернар Казнёв впервые посетил сердце католической Франции — город Лурд. Он прибыл на праздник успения Божьей Матери 15 августа и даже присутствовал на службе, во время которой зачитывали послание Папы Римского.

17 августа президент Франции Франсуа Олланд попросил Папу Римского Франциска о частной аудиенции. Так он, скорее всего, надеялся наладить отношения с Ватиканом, которые разладились после того, как Франция разрешила однополые браки. Во время этой поездки Олланд, который, кстати, является атеистом, посетил главный французский католический храм Сан-Луиджи-дей-франчези в центре Рима, где молился перед алтарем, посвященным жертвам терроризма. В 2014 году именно в этот храм глава Французской Республики заходить не захотел. Тогда как каждый президент Франции, который встречался до него с Папой Римским, посещал это место.

Что касается правых, Николя Саркози, решивший участвовать в президентских выборах в 2017 году, во время своих первых митингов эксплуатировал именно религиозную тему. Он заявляет, что Франция является страной с христианскими корнями.

«Русский очевидец» попросил настоятеля православной церкви в г. Биаррице, протоиерея Георгия Ашкова рассказать о нынешнем состоянии французского общества и о месте религии в стране.

«Русский очевидец» : «Ислам — это сначала политическая система, а только потом религия», — заявил в интервью нашей газете американский кардинал Раймонд Бёрк в 2015 году. Эта фраза возбудила полемику среди наших читателей. Сейчас эта полемика стала еще более актуальной. Что вы по этому поводу думаете?

Отец Георгий: Эта фраза кардинала не раскрыта. Тоже самое можно было сказать про христианство в эпоху средневековья и позже, когда существовали христианские империи и христианские государства, когда христианский закон определял жизнь государства и влиял на политику, и на все остальное. Сегодня не существует христианских государств в прежнем виде, в то время как ислам является государственной религией во многих странах.

Р. О. : Как это влияет на ситуацию в мире, наполненном терроризмом?

О. Г. : Дело в том, что в отличии от других мировых религий — иудаизма, христианства и буддизма, лидеры радикального ислама ставят себе задачу построение великого исламского халифата (огромное исламское государство), который в итоге должен охватить весь мир. Вся проблема в том, что ислам сейчас находится в глубоком кризисе, и лидеры исламского духовенства пока отказываются это признать. Что они говорят? Что ислам — это мирная религия, что не все мусульмане террористы, что террористы нарушают законы ислама, но кулуарно я слышал другое мнение. Четыре года назад после теракта в Тулузе я был на собрании, где присутствовали представители всех религий и конфессий. В одной из частных бесед муфтий с сожалением признался, что молодёжь их не слушает. Мне очень жаль официальное исламское духовенство, которое теряет свой авторитет среди паствы. Это и есть одна из причин глубинного кризиса в исламе. В России у меня есть друзья мусульмане, они в ужасе от того, что происходит в исламском мире. И вся драма в том, что критическая масса может скоро измениться, то есть мирные мусульмане окажутся в меньшинстве по отношению к тем, кто сочувствует радикальной идее халифата, а значит прямо или косвенно поддерживает терроризм.

В связи со сложившейся ситуацией я хочу привести цитату замечательной писательницы Елены Чудиновой, которая задаёт вопрос «... почему, если не все мусульмане террористы, то все террористы – мусульмане?». Еще 12 лет назад она написала отличный роман «Мечеть Парижской Богоматери. 2048 год». В нём описан возможный сценарий будущей ситуации во Франции и в Европе, где вся Европа представляет из себя Евро-исламское государство, христиане живут в резервации, а христианская Церковь является катакомбной. Заметьте, роман был написан еще в 2004 г, задолго до появления, так называемого, исламского государства в Сирии и Ираке, и катастрофических терактов в Европе. Этот роман — пророческое предупреждение!

Р. О. : Но этот пророческий сценарий французское правительство сейчас пытается предотвратить. Например, Алан Жюпе, кандидат от республиканской партии на президентских выборах требует полностью пересмотреть организацию исламской религии во Франции. Премьер-министр Мануэль Вальс высказал идею о необходимости запрета финансирования мечетей из-за рубежа. Политики высказываются за контроль мечетей, не говоря уже о летней полемике о запрете буркини (купальник для мусульманок) по всей Франции. Мусульмане боятся дискриминации и исламофобии. Что делать тогда с основным девизом Франции: «Свобода, Равенство, Братство» ?

О. Г. : Я согласен с правительством. Никакой дискриминации я не вижу, и девиз не нарушается. Надо просто помнить, что свободу, равенство и братство надо заслужить. Например, когда человек хочет стать гражданином Франции, он проходит период адаптации или интеграции, во время которого он не равен в правах с гражданами страны (например, он не может участвовать в выборах). Ему нужно выучить язык, узнать культуру страны, найти работу, не нарушать законы, и тогда только через несколько лет, он может претендовать на «звание» гражданина страны (в котором ему ещё могут и отказать). Тоже самое надо сделать и для нетрадиционных конфессий или религий, каковой является ислам. Мусульмане в своём большинстве появились во Франции только после войны в Алжире. За эти примерно 50 лет французское государство должно было осуществлять ту самую политику, которую оно только сейчас предлагает по отношению к исламу. Тот факт, что мусульманская молодежь, уже рожденная и выросшая во Франции, увлечена радикальным учением, как раз показывает, что ее интеграция в страну не произошла.

Р. О. : Можно понять мусульман Франции. За многие годы им почти никогда ничего не запрещали и мало в чём ограничивали, поставили ислам на один уровень с традиционными конфессиями и дали равные права. Они как дети, которым никогда не говорили «нет» и вдруг хотят в чём-то отказать.

О. Г. : Равенство в правах не означает одинаковой значимости той или иной религии для страны, равного места в культуре, в традициях, в самом обществе в целом. Я помню, как примерно десять лет назад по Парижу были расклеены плакаты, где мэр поздравлял парижских мусульман с наступлением рамадана, но он вовсе не думал поздравлять христиан с великим постом или хотя бы с Пасхой. В этом была ошибка тех, кто проповедовал равенство и пытался абсолютно во всём уровнять ислам как новую религию Франции с традиционной религией — христианством.

Р. О. : Тогда рушится толерантность. Сейчас во Франции особенно после теракта в Ницце пошла волна исламофобии. Французы скорбят и иногда переносят свою злость на мусульман, которые, кстати, тоже потеряли своих близких под колёсами грузовика террориста. Не подливает ли эта исламофобия масла в огонь?

О. Г. : Мы не должны уподобляться радикальным исламистам. С таким подходом можно любую религию и любого верующего человека сделать объектом дискриминации.
Однако, нам надо разобраться с термином – толерантность. Синоним этого слова — терпимость. В декларации ЮНЕСКО за 1995 год толерантность определяется как уважение и понимание богатого многообразия культур нашего мира. Но что мы видим на практике: не толерантность, а безразличие. Если речь идет об уважении к другой культуре или религии, то мы должны иметь о ней представление, чтобы знать, за что ее уважать, мы не должны быть безразличны. Возьмите политиков, которые отвели религии частное пространство. Они не вникают в доктрины и традиции. И когда в какой-то религии зарождается радикальное учение, вначале никто на это не обращает внимания, а точнее не замечает. После, оно становится угрозой и проявляется терроризмом, и все разводят руками. Что мы видим на примере государственных спецслужб? Они локализуют радикалов, но по закону не могут их арестовать, так как те ничего конкретного не совершают, а разбираться в их экстремистских лозунгах никто не хочет.

Р. О. : Ассоциация специализирующаяся на религии – Gallup опросила представителей более 50 стран. Оказалось, что Франция является четвертой страной по количеству атеистов: 40% французов считают себя атеистами. Если говорить о безразличии, то Францию никто не призывает к безразличию, оно рождается само собой.

О. Г. : Атеисты в праве жить и думать, как они хотят, но в глазах радикальных исламистов все жители Европы — христиане или наследники христиан. Поэтому эта безразличная позиция атеистов их не спасает. Например, 13 ноября 2015 года террористы расстреляли всех присутствующих на террасе кафе, не спрашивая, являются ли они христианами, иудеями, мусульманами или атеистами. Верят граждане Франции или нет, но им не следует забывать, что они — чада христианской цивилизации. Поэтому, хотелось бы, чтобы вновь был поднят вопрос о христианских корнях Европы в Европейской Конституции.

Р. О. : Но Православная Церковь, которую Вы представляете, тоже не является традиционной конфессией Франции. Разве у неё было время для интеграции и проверки?

О. Г. : Мы, православные, признаём роль католической церкви в истории Франции. Православные, в своём большинстве, появились во Франции после русской революции, 100 лет назад. Изначально православная церковь была церковью эмигрантов, и православные никогда не претендовали на равноценное место в культуре и жизни страны. У нас хорошие экуменические контакты с католической и протестантской конфессиями. Теперь, по прошествии 100 лет, когда потомки эмигрантов интегрировались в страну, а их дети говорят по-французски и сохраняют православную веру, можно ставить вопрос о традиции православия во Франции. К тому же у нас есть смешанные семьи, наши верующие уважают великую французскую культуру, и они никогда не были замечены в религиозном экстремизме, наше духовенство не практикует прозелитизм. Что касается французского государства, мне хочется еще раз выразить большую благодарность правительству Франции за признание храма нашей православной церкви в Биаррице историческим памятником Французской республики. Это говорит о том, что православная культура становится частью французской культуры.

Р. О. : Православным было легче адаптироваться, так как у православия одни корни с католичеством. Православие — христианская конфессия, а ислам отдельная религия. Значит, ему тяжелее интегрироваться, особенно в христианской стране.

О. Г. : Мы опять возвращаемся к тому от чего отказались творцы новой Европы, и о чём забывало французское правительство на протяжении многих лет. И только после того как террористы зарезали католического священника, президент Олланд вдруг сказал, что удар нанесен с самое сердце Франции. Политики заговорили о том, что Франция — католическая страна. А так ли это ? Прихожан в мечетях больше чем в церквях, по данным исследования IFOP для газеты La Croix, 41 % мусульман во Франции практикуют свою религию, тогда как только 16% католиков посещают церкви. Сейчас беспокоятся о безопасности, стремятся предотвратить новые угрозы и сохранить покой и порядок, это понятно и оправданно. Но ведь что стоит за этим покоем, на каких ценностях он базируется, только ли на праве? Пока у французского народа не пройдет его безразличие (под личиной толерантности) к религии, пока не появится тяга к своим корням или хотя бы то самое осознание значимости христианства для судеб страны, пока не будет признания христианских ценностей, как фундамента европейской цивилизации, Франция не сможет предпринять действительно серьезных мер, чтобы защитить эти ценности, а значит и саму цивилизацию. Ведь лозунг «свобода, равенство, братство » происходит из Евангелия — главной книги христиан.

Р. О. : Знаете ли вы о мерах безопасности в церквях, и как обстоит дело в вашем храме ?

О. Г. : Безусловно французское правительство принимает меры по защите христианских храмов, в том числе православных. Например, уже на Пасху православные церкви находились под защитой полиции, и наша церковь в Биаррице в том числе, а теперь тоже самое будет происходить на все значимые праздники. Кстати, комиссариат полиции в Биаррице находится в 500 метрах от нашей церкви. Православный храм в Биаррице оборудован камерами видеонаблюдения, в храме есть другие средства безопасности, о которых я не имею права рассказывать. Все эти меры по защите страны правильные, но принципиально они лишь способны, как говорится, «рубить хвост гидре»... Я надеюсь, что скоро наступит конец эпохи толерантности как безразличия, и что французский народ станет возвращаться к своим корням. Французским мирным мусульманам тоже должно быть небезразлично, в какой стране они живут и какую мечеть, официальную или тайную, посещают их взрослые сыновья или соседи, проповеди каких муфтиев они слушают.

 

Беседовала Анна Ашкова

Комментарии (5)

  1. Екатерина, 7 сентября 2016 в 9:36

    Очень удивлена, ощущение, что мы с протоиреем живем в разных Франциях! Как быть с бесчинствами полицейских в храме святой Риты? И разрушением ещё более 2000 храмов по всей Франции в течение последних 10 лет.

    При этом Вальса заявляет о возможном финансировании толерантных мечетей...

    Что касается политиков, молящихся в разных местах — выборы скоро, что им «беднягам» остается делать?

  2. Николай Семенов, Франция, 8 сентября 2016 в 15:41

    я тоже читал книгу Чудиновой , именно такой сценарий нас и ждет во Франции, если не прикрутить ислам

  3. Гостья, 8 сентября 2016 в 18:25

    В Париже меня поразило количество арабов и других людей неславянской или неевропйской внешности. Причем арабы довольно наглые.

    А возмущает то, что мы, славяне, даже будучи просто туристами, вынуждены сдавать кучу документов, справку о доходах, справку из банка, отпечатки пальцев и еще переживаем- а дадут ли визу. А ведь мы просто хотим посмотреть страну! В то время как арабам — зеленый свет.

    Французы, будьте толерантнее к туристам-славянам в плане получения виз!. Ведь мы — культурные и воспитанные люди,близкие по менталитету к вам. Так не мучайте нас излишними формальностями)))

  4. София, 9 сентября 2016 в 9:46

    Екатерина, простите, но ваш коментарий конечно справедлив, но он не совсем уместен. Если бы Вы внимательно читали статью, то поняли, что Отец Георгий как раз и говорит о том факте, что Франция забыла о своих христианских корнях. Про Вальса, я такой информации не слышала. Сомневаюсь в том о чём вы пишете. Сейчас правительство достаточно строго смотрит на ислам. Мусульмане уже бегают с листовками по Парижу и кричат о том, что их с войны в Алжире ни в чём не притесняли, а тут началось...А про политиков вы верно подметили.

  5. Виктор Глушков-Victor Glouchkov, 11 сентября 2016 в 21:57

    Замечательный анализ отца Гергия, в статье А. Ашковой, который я разделяю.

    Однако, считаю что исламизация Франции не грозит. Корни иудо-христианской культуры в стране очень глубокие и прочные. Скорее всего, это они со временем переплетут мусульманскую религию на свой лад, которая будет вынужденна сама подстроиться под западный образ жизни, чтобы выжить, остаться видимой, влиятельной и значимой.

    Террор, фанатизм — это трагедия для любой страны!

    Франция в истории своего существования неоднократно выходила победительницей из тяжких испытаний сохраняя всегда целостность государства, границы, язык и свою культуру. Думаю, что время терроризма обязательно пройдёт, лопнет как гнойник на коже и зарубцуется сохранив на теле страны шрам, как напоминание о трагических событиях.

    Добавлю, что несмотря на потрясёния которые будоражат Францию, страна попрежнему занимает одно из ведущих мест в Европе по уровню жизни, первое место по рождаемости и продолжительности жизни; 88 лет для женщин и 82 для мужчин! И желающих на планете приехать сюда из других государств не уменьшается, а увеличивается.

    Замечу, для примера, что всеми нами любимой «великой и могучей» России, люди живут на 20 лет меньше по сравнению с выше указанными цифрами, которые на сегодня, к стыду, не дотягивают даже до среднего уровня жизни в СССР.

Оставить отзыв

  1. (required)
  2. (required)
  3. Введите цифры (защита от спама)
 

Читайте также

Выгодно ли иметь автомобиль во Франции?

Выгодно ли иметь автомобиль во Франции?

Согласно статистике, приведенной компанией Wards Auto, количество автомобилей на планете давно перевалило за миллиард. А к 2035 году ожидается увеличение машин до двух миллиардов. Несмотря на ... (Читать целиком)

23.05.2017    | По Франции |    Армен Баласанян

Оставить отзыв
Мольер по-русски. Мастерская П.Фоменко играет в театре Сен-Дени | Molière en russe. L'atelier de P. Fomenko joue au théâtre de Saint-Denis

Мольер по-русски. Мастерская П.Фоменко играет в театре Сен-Дени

Мольер по-русски с французскими субтитрами. На гастролях из Москвы во французском театре. Актеры русские, режиссер и вся постановочная команда (сценография, свет, звук, костюмы) – французы. Словом – ... (Читать целиком)

21.05.2017    | Культура |    Елена Якунина

1 Отзыв
Как фанаты болели за россиян в Париже

Как фанаты болели за россиян в Париже

Российская сборная уверенно обыграла Чехию на парижском стадионе Accor Hotels Arena и вышла в полуфинал ЧМ по хоккею. В играх на две страны, которые проводятся с 2012 года, при очевидных ... (Читать целиком)

21.05.2017    | Фоторепортаж |    Текст и фото: Лариса Боброва

Оставить отзыв
Журналисты по выбору Елисейского дворца

Журналисты по выбору Елисейского дворца

Вновь избранный президент Франции Эммануэль Макрон отправился в свою первую зарубежную поездку – навестить французский военный контингент в Мали. Эта поездка, а точнее подготовка к ней, была омрачена ... (Читать целиком)

20.05.2017    | Общество |    Екатерина Гадаль

4 Отзывов
Когда поют французы | Quand les Français chantent

Когда поют французы

В Париже недавно проходил кинофестиваль под названием «Когда русские поют...». И возник закономерный вопрос, а когда поют французы? То, что русские любят петь – это не новость. И во Франции ... (Читать целиком)

20.05.2017    | Культура |    Фото, текст: Огулбиби Мариас

3 Отзывов