Распечатать запись

«Обитель» на Соловках, которую Прилепин привез в Париж

9 февраля 2015

В конце января в Париже в шестой раз прошли Дни русской книги и русскоязычных литератур.

На них выступали писатели из Прибалтики, Белоруссии, Украины, Молдовы и само собой из России.

«Русский очевидец» оказался на встрече, на которую без предварительной записи попасть было невозможно. Организаторы заранее подстраховались, т.к. знали, что мест всем все равно не хватит.

На встрече с Прилепиным в Париже | Prilepine à Paris. Photo:E.Iakounine

Послушать пришли автора, чья книга в последние шесть месяцев бьет все рекорды по продажам в России. Захар Прилепин приехал поговорить об «Обители» или о Соловках, что, в принципе, одно и то же.

Французы про советские лагеря наслышаны. Более чем. В том числе благодаря Солженицыну и Шаламову. Первое издание Архипелага ГУЛаг на русском языке печаталось тайно в Париже, и было это в 1973 году. Вышел он довольно быстро и во французском переводе.

Лагерная литература об ужасах советизма, реальных и мнимых, была в условиях холодной войны крайне востребована во всем мире и всячески популяризировалась.

Для пришедших на встречу взгляд Прилепина оказался совершенно неожиданным, не укладывающимся в привычное западное представление о советских ужасах.

Итак, «Русский очевидец» был в числе немногих, втиснувшихся в небольшой зальчик. Поэтому нам захотелось поделиться с нашими читателями выдержками из рассказа Захара Прилепина о том, как и почему он взялся за столь неоднозначное и щекотливое описание.

Причины и истоки «Обители»

«Солженицын и Шаламов – безусловно, неоспоримые величины, и я ни в коем случае не занимаюсь ревизионизмом. У меня три причины говорить о том же, о чем говорили они. Тюремная тема напрямую связана с биографией моей семьи. Прадед сидел в сталинских лагерях, дед – в немецких, а мои товарищи из числа политической оппозиции прошли через тюрьмы современной России.

Вся лексика, предметы лагерного быта, привычки и повадки – из действительности, рядом с которой я рос.

В произведениях Солженицына и Шаламова нет одного важного ракурса, у них повествование всегда ведется от лица зека. В России, наверное, вообще нет текста, где повествование происходило бы от лица лагерной администрации. На самом деле выбор: ты жертва, а ты — палач не настолько элементарен, как может показаться, зачастую эти понятия взаимозаменяемы. С. Довлатов написал повесть « Зона» о том, как он служил охранником в тюрьме в 60-е годы, когда его призвали в армию. Но если бы он жил раньше, то скажем, в 1937 году он волею судьбы оказался бы в сталинских лагерях….

У меня была возможность получить доступ к документам Соловецкого лагеря, которой не имели Солженицын и Шаламов, и возможность взглянуть, отступив на сто лет от этих событий. Это и дало мне основание, чтобы темой заняться.

Сначала я два года просто читал литературу, работал с источниками и дочитался до такой степени, что закипел, как самовар. Это стало моей жизнью, плотью. Я всю комнату уставил фотографиями, нарисовал план Соловецкого лагеря, фактически переселился туда. Сейчас я уже не помню, где там правда, а где — не совсем.

Я не люблю писательскую мистику: дескать, я записываю, а Бог мне диктует. Но я ловил себя на мысли, что заканчивая главу, не знал, что будет дальше, а ночью происходил как укол, я просыпался и видел вспышку и уже знал, что будет в следующей главе. Роман сам меня за собой вел.

«Обитель» — это роман, художественный текст, а не документ.

Лагерная администрация списана с тех, на чьи фотографии я смотрел и чьи биографии изучал. Но это не столь важно. Насколько реальны персонажи «Войны и мира»? На самом деле все именно так и было, как у Толстого.

Мои дед и прадед очень неохотно говорили о своем лагерном опыте. Запомнились какие-то обрывки фраз, по которым я восстанавливал историю. Осталось детское физиологическое ощущение огромной истории.

На самом деле свод воспоминаний о Соловецком лагере огромен. Если собрать в тома, получится десятитомник воспоминаний узников.

Оспаривать свидетелей – чудовищный грех, но…

Работа с внутренней документацией лагеря показывает, что там курсировало огромное количество всевозможных слухов, которые либо не совсем подтверждаются документами, либо совсем не подтверждаются, являясь мифологией.

Такие вещи происходят в любой ситуации. Я участвовал в военных событиях в Чечне. Там все время ходили слухи, что, например, на соседнем участке был бой, погиб весь отряд, потом выяснялось, что была ночная перестрелка и погибло два человека. Такие слухи приходится перепроверять, и документально они не подтверждаются.

У Дмитрия Лихачева в мемуарах есть описание ночи, когда был раскрыт белогвардейский заговор, в результате которого было расстреляно 400 человек. Это не подтверждается документами, было расстреляно 36 человек, но Лихачеву неоткуда было это узнать.

Сейчас идет война на Украине, я там периодически бываю и хочу сказать, это происходит сегодня и сейчас, этому есть тысячи свидетелей, но количество вранья по этому поводу в российской, украинской и в европейской прессе просто непостижимое. А я пишу о лагере столетней давности. Я чувствовал себя не летописцем, а следователем, сопоставляя факты, улики.

Месседж романа

Когда у Толстого спросили, о чем Анна Каренина, тот произнес: «Чтобы ответить на этот вопрос, я написал роман».

Мой роман не о лагерях. Он о русском человеке, его характерных качествах, выживаемости, его зверстве, привычках, характере, устойчивости, необидчивости.

Можно ли убежать с Соловков?

Побеги на Соловках случались и успешные тоже, ряд свидетельств сохранилось. Была реальная ситуация, когда белогвардейцы создали настоящую организацию, которая собиралась захватить лагерь, следом пароходы, чтобы доплыть до материка и уйти в Финляндию боевым рейдом. За несколько суток побег был сорван, и прошла череда расстрелов, в которой чуть не погиб Дмитрий Лихачев.

Этот лагерь в 20-е годы был удивителен, там сидели священники (119 человек), рядом с ними проштрафившиеся чекисты (более 400 человек), эсеры, меньшевики, крестьяне, рабочие, аристократия, театралы, музыканты, представители всех конфессий. То есть это был такой Ноев ковчег. В 40-е и 50-е годы лагерь уже не являл собой такого многообразия слоев. Вообще такое разнообразие привычек и говора можно встретить только в тюрьме или на гражданской войне

Когда я сейчас приезжаю в Донбасс, мне это важно сказать, там, в подразделениях ополченцев одновременно находятся мои товарищи оппозиционеры — бывшие национал-большевики, бывшие фээсбешники, учителя рисования или музыки, шахтеры. И все они образуют единую среду, неестественную, но крайне любопытную.

Я выбрал 20-е годы прошлого столетия, конец гражданской войны, финальный аккорд Серебряного века, который закончился в этом лагере. Я выбрал это время в силу кошмарного и удивительного разнообразия типов и персонажей.

Советская система хотела перековать человека, у нее ничего не вышло, и лагерь превратился в чудовищную мясорубку. Но в начальные годы лагеря там происходили странные вещи, которые сегодня могут удивить. Там работало два театра, три оркестра, был создан колоссальный музей церковных ценностей. Проходила огромная научная работа, было полное лагерное самоуправление т.к. всеми ротами и подразделениями управляли сами лагерники.

Д.Лихачев пишет в мемуарах, что не надо описывать Соловки исключительно как место ада, «там шла интересная творческая работа». Наряду со зверствами. Но в воспоминаниях ведь не напишут, что играли в театре. За тех, кто смолчал, я какие-то вещи досказал.

Все чекисты, которые управляли лагерем, сами потом сели или были убиты. Половина лагерной администрации была расстреляна в том же самом лагере.

Отзывы на «Обитель» в России

Были ругательные отзывы с двух разных сторон. Одни писали, что я антисоветчик, русофоб, ненавидящий Россию и описывающий все ее ужасы. Другие – что я пытаюсь оправдать лагеря и выступаю в качестве адвоката сталинской системы. Этих критиков свести бы, чтобы они между собой как-то договорились.

Записала Елена Якунина

Комментарии (8)

  1. Вадим, 9 февраля 2015 в 10:21

    А где все-таки состоялось мероприятие? Где это «тесное местечко» для тесного круга избранных?

    Почему простых смертных не пускали? Только ли из-за малого метража? И почему нельзя было предоставить большую площадку?

  2. Вадим, 9 февраля 2015 в 13:37

    Нацбол, а провокаций боится!

  3. От редакции, 9 февраля 2015 в 15:13

    Вадиму. Встреча проходила в рамках Дней русского языка и русскоязычных литератур, в BiLiPo — la bibliothèque des littératures policières (48, rue du Cardinal Lemoine 5e Paris).

    Афиша Дней висела на сайте «Русского очевидца»

  4. Вадим, 9 февраля 2015 в 16:02

    Подходящее местечко

  5. Denis, 12 февраля 2015 в 9:37
  6. Michel, 12 февраля 2015 в 23:15

    Беспомощная неприязнь Вадима удручает.

  7. АНАТОЛИЙ ОВСЯНИКОВ, 22 марта 2015 в 10:33

    РОДИНА! ВСЕ КРИЧАТ-УРОДИНА! А ОНА МНЕ НРАВИТСЯ — РУССКАЯ КРАСАВИЦА!!!

  8. Bear, 22 марта 2015 в 15:10

    «Все чекисты, которые управляли лагерем, сами потом сели или были убиты. Половина лагерной администрации была расстреляна в том же самом лагере.»

    Когда-то, в годы перестройки и сразу после были модны исследования и издания типа «Репрессированная наука», «Репрессированное искусство». Были профессии, среди которых погибла четверть, половина и более от состава. И я задавал вопрос: а какая профессия пострадала больше всего? И ни разу не получил правильного ответа. А больше всего от сталинских репрессий пострадали палачи. Два состава сменились полностью, третий – частично. Т.е. от 200 до 300% представителей професии.

Оставить отзыв

  1. (required)
  2. (required)
  3. Введите цифры (защита от спама)
 

Читайте также

Тотальный диктант  в Париже и в Иностранном легионе

Тотальный диктант в Париже и в Иностранном легионе

● Международный образовательный некоммерческий проект в форме добровольного бесплатного диктанта по русскому языку для всех желающих, а также специализированного теста «TruD» для тех, кому русский не ... (Читать целиком)

25.03.2017    | Зарубежная Россия |    

Оставить отзыв
Юбилей ансамбля Моисеева в Париже | Jubilé du ballet Igor Moïsseïev à Paris

Юбилей ансамбля Моисеева в Париже

Ансамблю Игоря Моисеева – 80 лет. Не может быть. Кажется, он был в России всегда, как Большой театр. Он - наше народное достояние. Еще одно наше «все». Если продвинутая российская молодежь ... (Читать целиком)

24.03.2017    | Культура |    Елена Якунина

Оставить отзыв
Двадцать лет в нормандском Эрани | 20 ans à Éragny en Normandie

Двадцать лет в нормандском Эрани

Работы Писсарро в парижском музее Люксембурга. Камиль Писсарро бесспорно большой художник. Один из зачинателей импрессионизма. Писсарро - не менее талантливый семьянин, что в творческой среде - ... (Читать целиком)

22.03.2017    | Культура |    Елена Якунина

Оставить отзыв
Общество без наличных денег

Общество без наличных денег

В последние годы в мире наблюдается тенденция замены наличных денег безналичными. Более двадцати стран проводят политику постепенного сокращения оборота наличных денег в экономике. Среди основных ... (Читать целиком)

21.03.2017    | Общество |    Армен Баласанян

Оставить отзыв
Олланд вернул туристов во Францию | François Hollande a fait revenir les touristes en France

Олланд вернул туристов во Францию

Франсуа Олланд – самый непопулярный в истории французский президент, его правление не ругает только ленивый. Достается ему от собственного лагеря, «ответственным за колоссальное разбазаривание ... (Читать целиком)

20.03.2017    | По Франции |    Екатерина Гадаль

3 Отзывов