Распечатать запись

Газданов глазами Алексея Левшина

10 февраля 2015

13 и 14 февраля 2015 г. в парижском театре LAtalante пройдет спектакль московского художественного содружества «Пестрый квадрат» по произведениям Гайто Газданова «Черные лебеди» (Cygnes noirs) и Марины Цветаевой.

«Русскому Очевидцу» удалось поговорить с одним из режиссеров и участников спектакля, идейным вдохновителем постановки, Алексеем Левшиным.

unnamed

Русский Очевидец: Алексей, не могли бы вы сначала немного рассказать об арт-содружестве «Пестрый квадрат». В чем его особенность? Каковы его задачи?

Алексей Левшин: «Пестрый квадрат» был создан в 2011 году мной, Арманом Хачатряном и Захаром Хунгуреевым. На данный момент в него входит от 20 до 30 человек, и наше число постоянно увеличивается. Мы сами его называем художественно-театральным содружеством. Туда входят и актеры, и музыканты, и поэты, и художники. То, на чем мы пересекаемся – это любая форма театра, будь то спектакль, перформанс, чтение стихов или прозы, музыкальные вечера. Главный принцип существования «Пестрого квадрата» таков: представьте себе квадрат, который разделен на клеточки. И вот одна из клеточек это, допустим, я. У меня есть проект, и все помогают мне над ним работать. То же самое может произойти и в другой части условного квадрата, когда главным может быть кто-то другой, и все объединяются вокруг него. Мы все «мастера на все руки»: занимаемся и режиссурой, и сценографией, сами играем в своих спектаклях. Часто в наших постановках задействованы студенты московских театральных ВУЗов. Такая система организации связана с экономической проблемой выживания театра в Москве. Очень мало театральных объединений, которые могут себе позволить постоянное здание и постоянное финансирование.

РО: Не могли бы вы рассказать немного о спектакле «Черные лебеди», который вы собираетесь показать в Париже? О чем он?

АЛ: Конечно. Но сначала хотелось бы сказать несколько слов благодарности Алену Барсаку [Alain-Alexis Barsacq, руководитель театра LAtalante]. Для нас очень важно, что мы будем приняты в этом замечательном театре. К тому же Ален Барсак настроен очень открыто и искренне по отношению к русскому театру.

Теперь о спектакле. Я долгое время жил в Париже и всегда интересовался историей русской эмиграции, ее культурой, литературой, занимался историей русского эмигрантского театра. Взахлеб читал Цветаеву, Ремизова, Замятина и так далее. И хочется выразить любовь и уважение к русской эмиграции, которая, как мне кажется, продлила «серебряный век» русской культуры.

Но есть ощущение, что эта страница не только перевернута, но уже и немного забыта. Потому что в России сейчас вспоминают только Набокова и все. Ну, еще Цветаева прочно вошла в сознание людей, но это не значит, что ее все читают и по-настоящему знают.

Есть ощущение, что образовалась какая-то лакуна, какой-то пробел, который надо заполнить. Поэтому мы надеемся играть этот спектакль и в России.[/lang_ru]

Спектакль наш рассказывает о том, что такое человек, выброшенный в современный мир, где он оказывается как бы между культур, у каждой из которых свои правила и порядки. Герой рассказа «Черные лебеди» Гайто Газданова – это человек, который все время пытается найти ответ, стоит ли жить в этом мире, когда родина покинута, он никого по-настоящему не любит и все уже придуманные правила жизни его абсолютно не устраивают. Рассказчик, в какой-то степени образ самого Газданова, пытается убедить его, что жить-то можно, что жизнь интересна. Бунт главного героя, Павлова [в спектакле его играет Арман Хачатрян], заключается в том, что он не хочет, чтобы ему навязывали какие-нибудь установки, чтобы за него придумывали жизнь, чтобы за него придумывали, что такое Бог.

РО: Я правильно понимаю, что у этого спектакля есть еще и выход в современность?

АЛ: Я считаю, что если постановка ничем не перекликается с нашим временем, то время на ее создание потрачено впустую. Хочется, чтобы твоя работа не была бессмысленной, а чтобы она не была бессмысленной, надо говорить только о том, что тебя беспокоит. Мир меняется, непонятно как, даже не хочу сейчас высказываться на эту тему. А в спектакле мы, наверное, сможем об этом поразмышлять.

В этой постановке мы используем такой стиль, который я называю метафизическим реализмом. То есть повествование вроде бы логичное, но происходит оно не совсем реалистично, как воспоминание, как сон. Это дает возможность игры со временем при минимальной сценографии. Мы предлагаем любой предмет в руках актера и вокруг него воспринимать в двойном значении. То есть этот предмет является тем, чем он является, но он также может играть символическую роль, означая что-то совсем иное. Оружие, например. Или кисть художника. А в остальном мы по-прежнему русский психологический театр... с элементами абсурда.

Пожалуй, главная мысль этого спектакля и нашей деятельности вообще – это то, что личность важнее всего.

У спектакля есть еще вторая часть, поставленная по произведениям Марины Цветаевой. Это работа Захара Хунгуреева. Там прозвучат песни того времени, стихи и отрывки из прозы и переписки поэтессы. Это будет такой фейерверк стихов и песен, творческий праздник в словесном мире Марины Цветаевой, стихотворная встреча с ней. Метания и радости Цветаевой и ее героинь воплотит на сцене Грета Шушчевичюте, недавняя выпускница ВГИКа, учившаяся в мастерской замечательного режиссёра Сергея Соловьёва.

РО: Это будет первый показ спектакля «Черные лебеди»?

АЛ: Да. Зная, что у нас будет французский зритель, мы будем играть Газданова по-русски с французскими субтитрами, а во второй части я выступлю как своего рода актер-переводчик. Я буду зачитывать французские варианты текстов, ведь Цветаева очень хорошо переведена на французский язык.

Сложно полностью предугадать, как этот спектакль будет развиваться дальше, когда мы будем играть его в России. Я знаю только, что потом он будет чуть длиннее. В него будет входить еще один рассказ Газданова в постановке Армана Хачатряна. Мне кажется, что в будущем в спектакле поменяется вторая часть. Сейчас она больше рассчитана на русскую диаспору и на французских зрителей. Вообще, существует так называемое понятие «негласного заказа», запроса самой публики. И, конечно, московская публика будет диктовать что-то абсолютно свое.

Если русская публика в Париже найдет что-то знакомое в газдановских персонажах, ибо в ее жизни многое, в общем, похоже на то время, то для человека, живущего в Москве и не имеющего опыта жизни за рубежом, существование этих персонажей на улицах Парижа вообще может быть непонятным.

Наши соотечественники, не жившие за границей, многого не могут понять в этом укладе жизни, в поведении представителей русской диаспоры за рубежом.

Для них мы будем заниматься первооткрывательством эмигрантского быта, это тоже очень важно.

РО: А эмигрантам вы, таким образом, позволите узнать себя в этом спектакле?

АЛ: Называть их эмигрантами не совсем правильно, это русская диаспора в Париже. Этот спектакль — признание в любви к тем, кто живет за рубежом и продолжает хранить верность русской культуре. Позволить им узнать себя? Ну, если люди этого захотят. Дело в том, что наши персонажи не очень просты и приятны. Захочет ли русская диаспора узнавать себя в мечущихся, жалких, но все равно таких красивых людях? Я не знаю.

Есть такой этикет – не навязывать зрителю историю с тем прицелом, что она рассказана о нем. Скорее это история о нас. Мы эти люди. Человек, который ищет себя и Бога в себе – это история про нас. А узнает ли себя в нем зритель – ну дай Бог!

К разговору присоединяется Арман Хачатрян, один из участников «Пестрого квадрата».

АХ: В этом спектакле я играю роль Павлова, центрального персонажа «Черных лебедей». Хотелось бы добавить, что нас скорее интересует не то, что Павлов был эмигрантом, а то, что хотя он и был физически за границей, душа его оставалась в России. То есть он одновременно и уехал, и как бы не смог уехать. Какой персонаж русской литературы ближе всего к нему? Думаю, скорее всего, Евгений Онегин.

АЛ (смеется, удивленно): Почему?!

АХ (смеется): Потому что там тоже речь идет о некой внутренней эмиграции.

РО: Алексей, вы довольно долго жили во Франции. Остались ли у вас тут еще какие-то проекты?

АЛ: В свое время в Париже я руководил такой ассоциацией «Летний снег». Я постепенно стал переносить постановки «Летнего снега» в Москву. Теперь эта ассоциация уже не ведет театральную и музыкальную деятельность. Она передала свои полномочия, творческий опыт, профессиональные связи и замыслы совместных проектов «Пестрому квадрату». Так один коллектив перерос в другой.

В то время я иногда собирал парижских и московских артистов вместе. И, возможно, в следующем году мы снова организуем что-то подобное. У меня есть большое желание, чтобы какая-то деятельность в Париже продолжалась. Будем надеяться, что нынешнее мероприятие – это первая ласточка. Мы очень надеемся на обмен между русскими и французскими труппами. Я сам живу между двух стран, поэтому русско-французские культурные проекты кажутся мне абсолютно необходимыми. Ведь я своей жизненной позицией осуществляю связь двух культур. Эта связь должна развиваться и крепнуть.

А если просто: хочу ли я продолжать какие-то проекты в Париже? Ну конечно! И театральные, и музыкальные – безусловно!

Страничка спектакля на сайте театра L’Atalante : http://www.theatre-latalante.com/cygnes-noirs/

 

Интервью брала Анна Байдова

Оставить отзыв

  1. (required)
  2. (required)
  3. Введите цифры (защита от спама)
 

Читайте также

Юлия Янина на модной Неделе Парижа

Юлия Янина на модной Неделе Парижа

В Париже стартовала Неделя Высокой моды, на которую привезены коллекции «Весна-лето 2017». В рамках модного марафона 23 января московский модельер Юлия Янина показала последние наряды, созданные ее ... (Читать целиком)

23.01.2017    | Фоторепортаж |    Текст, фото, видео: Елена Якунина

Оставить отзыв
Настоящих друзей в Facebook не бывает

Настоящих друзей в Facebook не бывает

К такому выводу пришел Кассационный суд, опубликовав 5 января этого года на сайте Высшего суда Франции официальное постановление по данному вопросу. Газета Le Figaro сообщает, что решение ... (Читать целиком)

22.01.2017    | Общество |    Армен Баласанян

Оставить отзыв
Французы о вакцинации, или прививки - это хорошо или плохо | Vaccination : ce qu’en pensent les Français

Французы о вакцинации, или прививки — это хорошо или плохо

Или какие-то делать хорошо, а какие-то - плохо? Если колоть, то куда и когда? Или - никакие, никуда и никогда? На карте мира картезианская Франция — наиболее «косная» страна в отношении ... (Читать целиком)

21.01.2017    | По Франции |    Кира САПГИР

1 Отзыв
Как в Париже Дед Мороз отвечал на вопросы |La conférence de presse de Ded Moroz

Как в Париже Дед Мороз отвечал на вопросы

Необычная пресс-конференция состоялась в Париже в минувшее воскресенье. Самый главный российский Дед Мороз, прибывший во французскую столицу из Великого Устюга со своей внучкой Снегурочкой, отвечал ... (Читать целиком)

18.01.2017    | Наши встречи |    Текст и фото: Мария Чобанов

Оставить отзыв
Внимание: новые правила выезда из Франции несовершеннолетних | Une nouvelle loi sur la sortie du territoire français des mineurs

Внимание: новые правила выезда из Франции несовершеннолетних

Радио France Info сообщило об изменениях в правилах выезда несовершеннолетних из страны. Обязательным становится разрешение от родителей, которое было отменено в 2012 году. Правда уже в ... (Читать целиком)

17.01.2017    | По Франции |    Армен Баласанян

Оставить отзыв