Распечатать запись

Сталинские уроки для кейнсианцев

22 сентября 2013


Джон Кейнс (1886—1946) — англичанин, самый знаменитый экономист ХХ века, создатель учения о стабилизации стихийной рыночной экономики и выводу ее из кризиса, каковое учение именуется нынче «кейнсианством».


home-explosion-ventes1


Суть дела такова: согласно классической экономической теории, рыночная экономика является саморегулирующейся. Если случится кризис перепроизводства, то цены упадут и избыток товаров благодаря этому быстрее рассосется, а осознающие свой собственный интерес рабочие благоразумно согласятся на временное уменьшение зарплаты и тем самым помогут предпринимателю пережить трудный момент и сохранить предприятие. Всякое же вмешательство со стороны государства в этот естественный процесс может быть только зловредным и категорически осуждается.

Но Кейнс был свидетелем затяжного кризиса 1929 г. и понял, что классической идиллии пришел конец: осознавший свою всемирно историческую роль пролетариат на снижение зарплат не идет, упираясь всеми четырьмя копытами, поскольку считает свои зарплаты неотъемлемым завоеванием трудящихся.

Тогда Кейнс, как и Ленин в свое время, понял, что во время кризиса нужно искать главное звено цепи и за него тянуть, Ленин, как известно, обнаружил его в торговле и НЭПе, ну а Кейнс — в потреблении. Во время кризиса надо всеми силами поощрять потребление (пусть хоть для этого государство и залезет в долги), и, в конце концов, потребление потянет за собой производство, и тогда экономическая машина раскрутится и дальше заработает сама собой.

Вообще говоря, теория Кейнса достаточно сложна и для масс недоступна. Одни специалисты считают ее великой, другие неправильной, и все бы ничего, если бы эта теория не просочилась в массы. Овладев же массами, как учили марксисты, теория становится материальной силой, и тут и начинается беда.

Потому что в массы, особенно левонастроенные, она просочилась в общедоступной форме «потреблять». Если случился какой кризис, выход всегда есть: повышай потребление! И вообще, потреблять — это хорошо, а не потреблять плохо.

И вот нынешнее французское социалистическое правительство (которому волею злой судьбы нынче уж и не до социализма) мечется теперь между Сциллой и Харибдой: чтобы избежать финансового краха, нужно повышать налоги, но если повышать налоги, уменьшится потребление, и тогда не избежать экономического краха. Вот до чего теории людей-то доводят!

Поскольку народная мысль явно запуталась в кейнсовой мысли, попробуем, не вдаваясь в теорию, разобраться своими силами, опираясь на собственный исторический опыт, хоть и невеселый.


Итак, потреблять или не потреблять? Вот в чем вопрос.

Сталин был человеком, который гамлетовскими вопросами уж точно не мучился.

Для него народное потребление было вообще досадной помехой, от которой, к сожалению, трудно избавиться.

Впрочем, кое-где он преуспел: колхозники, например, не получали (почти) ничего за свои трудодни в колхозах, а кормились за счет своих приусадебных участков. Что касается рабочих и интеллигенции, то жилищного строительства почти не велось, так что жили друг на друге, питание-одежда — по минимуму, зато за 30-е годы страна действительно сделала удивительный рывок в тяжелой и военной промышленности. (Надо, видимо, учесть и тот фактор, что тогда страна еще не вполне остыла от революционного пыла, поэтому народ терпел, и немало было людей, которые даже оправдывали лишения). После войны дела уже не шли так споро: не было ни того энтузиазма, ни тех кадров.

Но факел сталинской идеи «не потреблять» не угас: его перехватил Дэн Сяопин и тем превратил темное китайское настоящее в светлое китайское будущее.

Правда, он ввел одно кардинальное изменение — допустил рыночную экономику. И если народное потребление действительно движитель экономики, то я не представляю, как народные кейнсианцы объясняют тот разительный факт, что китайцы, потребляя в несколько раз меньше нас, развивают свою экономику в несколько раз быстрее нас? Впрочем, какое-нибудь объяснение высосать из пальца всегда возможно...


Теперь от эпохальных событий перейду к собственному житейскому опыту. Еще в советское время одним из любимых наших эмигрантских занятий было сравнивать: типа, вот я здесь за день могу заработать на пару, а то и другую джинсов, а в Союзе за них приходилось пахать месяц, да надо было еще и уметь достать. Нам такие темы нравились, потому что мы доказывали самим себе наш собственный социальный успех.

Но когда я ставил вопрос иначе: а сегодня здесь мы счастливее, чем были тогда там, то (почти) единодушный ответ был — нет!

Конечно, тогда и там мы были моложе, но главное не в этом.

Вот другое воспоминание. Когда я тридцать с лишним лет назад очутился в Париже, то по городу бегало множество помятых, порой даже дырявых машин. Сегодня помятую машину еще не сразу и углядишь, хотя всякий знает, что ремонт каждой вмятины стоит уйму денег. Неудивительно: в те годы машина только-только становилась массовым явлением, иметь ее, хоть помятую, уже было достижением. Теперь уж собственной машиной никого не удивишь. Зато тогда все ходили в целых джинсах, а теперь некоторые ловят кайф, щеголяя в специально фабрично продырявленные джинсах, хотя те и дороже стоят.

Граждане, мы же доехали до абсурда! Давайте лучше поменяемся: давайте договоримся ездить в помятых машинах и ходить в целых джинсах. Мы же сэкономим десятки миллиардов на первом плюс несколько копеек на втором. Ведь машина — это же просто средство передвижения, а не средство распускать павлиний хвост!

Пустые восклицания. Может быть, некоторые и хотели бы, но мы же не можем. Ведь дело идет о нашем материальном состязании между собой, о нашей чести. Мы никогда не пойдем на это, сколько бы ни агитировали нас экологи против общества сверхпотребления. И сколько бы ни доказывали бесчисленные социологические опросы, что само по себе повышение жизненного уровня населения никакого повышения степени удовлетворенности этого населения своей жизнью не дает (вышеприведенный парадокс с эмигрантами и джинсами только это и подтверждает).

Нам ведь не столь важно жить лучше вообще, нежели жить лучше других (хотя мы не в состоянии в этом себе признаться).

Великая заслуга китайского коммунизма перед своей страной (и перед миром) в том, что он не позволяет своему населению разбазаривать ресурсы страны на пустое личное соревнование (выпендреж) друг c другом.

Чего хватает и чего не хватает, скажем, в Париже?

Еды, одежды, мебели, электроники, бытовой техники, автомобилей — словом, всего этого индивидуального потребления, о котором столь пекутся кейнсианцы, навалом.

Чего не хватает? Жилья, общественного транспорта, который уже много лет не расширяется; автодорог и туннелей, отсюда ежедневные мучительные пробки в часы пик; автостоянок, из-за чего многие парижане вообще отказываются от машин; школ — переполненные классы, нехватка учителей, нехватка яслей и т.д. Иными словами, все коллективное потребление — в нужде, потому что кейнсианское индивидуальное потребление сожрало все денежки.

Плюс государство все в безумных долгах и без средств на модернизацию индустрии.

Популярен расхожий политический цинизм: мол, за кого ни голосуй, за правых, за левых, ничего не изменится — политики все равно народ обманут. Я бы ответил таким гражданам: нет, это вы сами, того не сознавая, всех обманули и себя самих в том числе, это вы сгребли все денежки себе в карман да и растратили попусту.

Словами делу не поможешь, нас нужно заставить не тратить. Налогами, естественно. Всю жизнь был против налогов, потому что видел, как государство нерационально растрачивает средства. Но пришлось переменить мнение.

Потому что, что происходит на самом деле? Проблема в конечном итоге сводится к оптимизации. Мы сами и работающая на нас промышленность, действительно, очень оптимально расходуем средства. Мы обычно квалифицированно изучаем вопрос и прекрасно знаем, какая машина, одежда или, например, кухня нам нужны. Иными словами, мы очень оптимально расходуем средства, но в совершенно не нужных, соревновательных целях. Государство же состоит из незаинтересованных, равнодушных и нередко малоквалифицированных чиновников, которые не оптимально расходуют народные средства, но зато обычно на нужные цели.

Нужно искать какой-то оптимальный компромисс между индивидуальными и коллективными (государственными) расходами, и сегодня равновесие нужно, несомненно, сместить в сторону расходов государственных. Разумеется, не для того, чтобы помочь государству плодить чиновников, а для того, чтобы оно играло роль заказчика на рынке, обеспечивающего коллективные потребности сегодняшнего дня, да и завтрашнего тоже.

Я не предполагаю, что подобные предложения могут кому-либо из читателей понравиться, но...

Арвид КРОН

Комментарии (2)

  1. Alena, 22 сентября 2013 в 9:20

    Вот сейчас и по Арвиду пройдёмся, тяжёлой артиллерией! Лично я щедро предоставлю на растерзание другим глубокомысленный тезис «заставить не тратить налогами»(!!!) Подчеркну лишь убийственную стилистику текста:"пролетариат на снижение зарплат не идет, упираясь всеми четырьмя копытами"©

    Это classe!

  2. Bear, 22 сентября 2013 в 21:11

    « Это classe! ». Зато – рабочий classe.

Оставить отзыв

  1. (required)
  2. (required)
  3. Введите цифры (защита от спама)
 

Читайте также

Зара стала

Зара стала «Артистом ЮНЕСКО во имя мира»

Вчера в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже российской певице Заре было присвоено почетное звание «Артист ЮНЕСКО во имя мира». Грамоту, подтверждающую высокую номинацию международной организации, ... (Читать целиком)

6.12.2016    | Культура |    Елена ЯКУНИНА

Оставить отзыв
Патриарх Кирилл освятил Троицкий собор в Париже

Патриарх Кирилл освятил Троицкий собор в Париже

4 декабря Патриарх Кирилл освятил Троицкий собор Духовно-культурного центра на набережной Бранли и отслужил в нем Божественную литургию. «Русский очевидец» был в храме. Предстоятель Русской ... (Читать целиком)

4.12.2016    | Зарубежная Россия |    Елена Якунина

Оставить отзыв
«Глоб». Перемены в русском магазине Парижа |La Librairie du Globe, des changements dans une librairie russe de Paris

«Глоб». Перемены в русском магазине Парижа

Любители ли вы книжные магазины? О да. В особенности если это не громадные книжные холодные пространства-супермаркеты, а уютные небольшие книжные лавки, желательно где-то в старых квартальчиках, в ... (Читать целиком)

3.12.2016    | Зарубежная Россия, Культура |    Кира САПГИР

3 Отзывов
70-летие творческой деятельности Пьера Кардена в Институте Франции | 70 ans de carrière de Pierre Cardin se fêtent à l’Institut de France

70-летие творческой деятельности Пьера Кардена в Институте Франции

Знаменитому на весь мир кутюрье – 94 года. Из них 70 лет он посвятил миру моды и дизайна, театру и искусству французского стола. Пьер Карден – первый модельер, избранный в Академию художеств и ... (Читать целиком)

2.12.2016    | Культура |    Текст, фото, видео: Елена Якунина

1 Отзыв
«На Восточном фронте — перемены?» | À l’Est, du nouveau ?

«На Восточном фронте — перемены?»

Под таким аншлагом, перефразирующим заголовок знаменитого романа Э-М. Ремарка «На Западном фронте без перемен», в Париже прошел коллоквиум. Был он приурочен к выпуску 163-го номера журнала ... (Читать целиком)

30.11.2016    | Культура |    Кира САПГИР

4 Отзывов