Распечатать запись

Франция пережила самую кровавую драму за последние полвека

15 января 2015

На марш солидарности с жертвами террора вышли около четырех миллионов французов. Это самая большая манифестация в истории страны.  «В память о журналистах бьют колокола Собора Парижской Богоматери. Мы не верим своим ушам», — иронизирует Жерар Биар, главный редактор еженедельника «Шарли Эбдо», который печатал похабные карикатуры не только на пророка Магомета, но и на Иисуса Христа.

Photo: Boris Guessel

Седьмое января – день расправы над редакцией «Шарли Эбдо» -  здесь теперь  называют французским 11 сентября, сравнивая его с ударом Аль-Каиды по Нью-Йорку в 2001 году. Страна вступила в состояние войны, которая растянется на многие годы. Некоторые политики уже расценивают конфронтацию с исламистами, как битву цивилизаций.

Как бы то ни было, Франция остается мишенью радикальных исламистов. Очередное ЧП может случиться в любую минуту. Вполне естественно, что французы, констатирует видный социолог и философ Эдгар Морен, погружаются в пучину страха.

На протяжении последних месяцев эксперты предупреждали: теракт неизбежен – вопрос лишь в том, где и когда он произойдет. В конце прошлого года «Исламское государство»  распространило видеозапись с требованием к своим бойцам начать джихад:  «Взорвите Францию! Пусть от нее останутся лишь  одни осколки!». Неделю спустя Аль-Каида призвала нанести удары по авиакомпаниям, включая «Эр Франс».

В последние недели силам безопасности удалось предотвратить несколько нападений джихадистов. Но на этот раз, признает премьер-министр Манюэль Вальс, случился «прокол» — радары спецслужб дали недопустимый сбой, за который пришлось заплатить слишком высокую цену.

В стране сохраняется максимальный уровень террористической угрозы.  В дополнение к полиции и жандармам, на охрану Парижа переброшено около полутора  тысяч солдат с военных баз. Они патрулируют знаковые места города на Сене – от Эйфелевой башни и Триумфальной арки до залов Лувра.

«Мы должны вооружаться, — взывает газета «Фигаро», — морально, политически, юридически. Слишком долго во имя извращенно понимаемых  гуманизма и расизма мы проявляли благодушие в отношении наших злейших врагов». Власти проявляли  «республиканскую» терпимость, шли на бесконечные уступки, а то и просто капитулировали. Политкорректность мешала называть вещи своими именами. Тем временем, Евросоюз демонстрировал поразительную коллективную близорукость.

В свое время  бывший президент Николя Саркози  видел в проблеме ислама во Франции один из своих главных приоритетов, признал провал модели мультикультурализма. «Мы заплатили слишком высокую цену за свою близорукость в отношении иммиграции», — сказал он. С тех пор ничего не изменилось.

Еще в 2013 году парламентская комиссия пришла к выводу, согласно которому французская стратегия борьбы с терроризмом устарела. Специалисты убеждены в необходимости налаживания широкого сотрудничества в борьбе с террористической угрозой, в котором России должна быть отведена одна из главных ролей.   

«К битве против терроризма  нужно привлечь Москву», — заявил бывший премьер-министр Франсуа Фийон в интервью радиостанции «Франс Интер».

Сегодня задача сил безопасности осложняется тем, что армию террористов пополнили так называемые «одинокие волки», окопавшиеся в стране. Чаще всего,  они не связаны ни с какими структурами и действуют маленькими группами – порой по собственной инициативе. Эту «пятую колонну» образуют, по словам наблюдателей, «французские пацаны» — дети мусульман-иммигрантов, родившиеся на родине Гюго и Бальзака.  Они представляют генетически модифицированный ислам Аль-Каиды, «Исламского государства», талибов.

«Пацаны» избрали путь радикального интегризма и  прошли боевую подготовку  в отрядах джихадистов, действующих в Сирии, Ливии, Ираке, Йемене или Афганистане. Их число, по официальным данным, 1200 — 1400 человек, но  на самом деле их несравненно больше. Такими были братья  Саид и Шериф Куаши,  устроившие бойню в редакции «Шарли Эбдо». Они  родились в Париже в семье выходцев из Алжира, прошли выучку у головорезов  йеменского филиала Аль-Каиды. Их подельник  чернокожий француз Амеди Кулибали, захвативший заложников парижском кошерном магазине, также заявил о своей принадлежности к йеменской ветви Аль-Каиды (что и было подтверждено в видеообращении ее руководителя – прим.ред.).

Главное зло, признают  сами мусульмане, – это исламо-фашистский феномен. Он укоренился в пригородах, тюрьмах, мечетях, ассоциациях, школах и даже в университетах.

Ленивой Европе приходится иметь дело со своими внутренними врагами, которые выросли на французской земле, констатирует писатель Мезри Хаддад, бывший посол Туниса в ЮНЕСКО. Без тотального пересмотра иммиграционной политики, проблем интеграции, образования, реформы ислама, отношений с некоторыми эмиратами Персидского залива, финансирующими терроризм, надо готовиться к худшему.

В нынешней ситуации особую роль играет и социальный фактор – нищета, безработица, преступность, невозможность интегрироваться в общество. Для заработка в иммигрантских гетто одни торгуют контрабандными сигаретами, другие – наркотиками, третьи занимаются грабежом. Полиция  часто предпочитает не вмешиваться. Так или иначе, мусульмане и без того  составляют подавляющее большинство во французских тюрьмах.

Положение тупиковое. «Какое общество тебе предлагают? – обращается с вопросом к молодому мусульманину знаменитый режиссер и продюсер Люк Бессон. -  Оно основано на деньгах, прибыли, сегрегации, расизме. В некоторых пригородах безработица среди молодежи до 25 лет достигает 50 процентов. Тебе невозможно трудоустроиться из-за цвета кожи или из-за твоего имени. У тебя проверяют документы десять раз на день. Тебя запихивают в дома-башни, и некому защищать твои интересы».

Тем временем, получила хождение  новая версия, согласно которой террористы использовали   карикатуры в «Шарли Эбдо»  лишь как предлог для резни.  Их цель -  вызвать ответную реакцию, подлить масла в огонь, спровоцировать конфронтацию между мусульманской общиной и большинством французов.

Действительно, последние события дали импульс исламофобии. После налета на «Шарли Эбдо» и захват заложников  были совершены десятки нападений  на мечети и другие мусульманские места культа в разных городах Франции.

Пригороды остаются пороховыми бочками, которые, как это уже случалось в прошлом, грозят мощными взрывами. В них бродит призрак исламского бунта. Чтобы в какой-то степени снять напряженность, власти мобилизуют религиозные ассоциации  во главе с Французским советом мусульманского культа и его главой Далилом Бубакером.  В 2400 французских  мечетях имамы во время молитвы  призвали  осудить акты насилия,  жить в мире с уважением республиканских норм и ценностей.

На фоне кампании  солидарности с жертвами террора под лозунгом  «Я Шарли», охватившей Францию, в соцсетях возникло фрондерское   движение «Я не Шарли». К нему примыкают те, у кого вызывает отторжение такая демонстрация «национального единства» и кто против вседозволенности под предлогом свободы слова.

Никакая «историческая» манифестация не решит проблему террора. Властям предстоит спешно принять новый арсенал мер. Это ужесточение законодательства и борьбы с нелегальными иммигрантами, реформа спецслужб, наблюдение за интернетом и социальными сетями, ставшими рассадником исламизма, контроль за имамами. В Евросоюзе говорят о создании нового агентства по борьбе с терроризмом. Предполагается резко  ужесточить контроль в Шенгенской зоне.

«Терроризм – это средство, но за ним стоит идеология исламского фундаментализма, — заявила лидер Национального фронта Марин Ле Пен. -  Это рак ислама, и если не принять меры, он грозит метастазами всему нашему обществу».

Исламизацию Франции эксперт Самюэль Лоран, автор книги «Аль-Каида во Франции», объясняет трусостью национальной элиты. Политический класс – как левые, так и правые – ничего не делают, чтобы помешать этому феномену, хотя и отдают себе в этом отчет. Левым нужны голоса мусульман на выборах, а правые стоят на защите экономических интересов французских компаний на ближневосточных рынках и, в частности, в Катаре и в Саудовской Аравии, которые финансируют салафистов во Франции.

Андрей ЛЕОНИДОВ

Комментарии (1)

  1. Светлана, 19 января 2015 в 12:44

    Очень сложно комментировать статьи о политике-я живу в Киеве и хорошо понимаю — с одной стороны, с другой стороны. Решения принимает кучка людей, страдает страна. Увы, я не Шарли... И это моя любимая Франция...

Оставить отзыв

  1. (required)
  2. (required)
  3. Введите цифры (защита от спама)
 

Читайте также

«Made in France»: миф или реальность?

«Made in France»: миф или реальность?

Недавно в Париже прошел Салон продукции и инноваций «MADE IN FRANCE». «Русский очевидец» посетил выставочную площадку. Когда в ноябре 2012 г. открылся первый салон «MADE IN FRANCE», на нем ... (Читать целиком)

7.12.2016    | Общество |    Огулбиби МАРИАС

2 Отзывов
Зара стала

Зара стала «Артистом ЮНЕСКО во имя мира»

Вчера в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже российской певице Заре было присвоено почетное звание «Артист ЮНЕСКО во имя мира». Грамоту, подтверждающую высокую номинацию международной организации, ... (Читать целиком)

6.12.2016    | Культура |    Елена ЯКУНИНА

Оставить отзыв
Патриарх Кирилл освятил Троицкий собор в Париже

Патриарх Кирилл освятил Троицкий собор в Париже

4 декабря Патриарх Кирилл освятил Троицкий собор Духовно-культурного центра на набережной Бранли и отслужил в нем Божественную литургию. «Русский очевидец» был в храме. Предстоятель Русской ... (Читать целиком)

4.12.2016    | Зарубежная Россия |    Елена Якунина

Оставить отзыв
«Глоб». Перемены в русском магазине Парижа |La Librairie du Globe, des changements dans une librairie russe de Paris

«Глоб». Перемены в русском магазине Парижа

Любители ли вы книжные магазины? О да. В особенности если это не громадные книжные холодные пространства-супермаркеты, а уютные небольшие книжные лавки, желательно где-то в старых квартальчиках, в ... (Читать целиком)

3.12.2016    | Зарубежная Россия, Культура |    Кира САПГИР

3 Отзывов
70-летие творческой деятельности Пьера Кардена в Институте Франции | 70 ans de carrière de Pierre Cardin se fêtent à l’Institut de France

70-летие творческой деятельности Пьера Кардена в Институте Франции

Знаменитому на весь мир кутюрье – 94 года. Из них 70 лет он посвятил миру моды и дизайна, театру и искусству французского стола. Пьер Карден – первый модельер, избранный в Академию художеств и ... (Читать целиком)

2.12.2016    | Культура |    Текст, фото, видео: Елена Якунина

1 Отзыв