Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
понедельник, 25 июня 2018
понедельник, 25 июня 2018

Античная пластика Джакометти

Елена ЯКУНИНА0:32, 16 октября 2011КультураРаспечатать

Этруски — народ загадочный. Знакомясь с творчеством Джакометти, вопросы возникают то там, то тут. 

giacomettgrande-femme-debout-i

А.Джакометти "Большая женщина", 1960, бронза © Succession Giacometti / ADAGP

А что если модели, которые разделяют две с половиной тысячи лет, поставить рядом в одной витрине? Они становятся ближе. И позволяют приоткрыть некоторые тайны.

Сравнить древность и современность, столкнуть противоположности — такая тактика сейчас в моде у кураторов парижских выставок. Подход рассматривается как свежий, способный возбудить интерес подкованной публики.

Несколько лет назад галерея Гран-Пале демонстрировала дуэль Пикассо и Матисса, музей Орсе — влияние Веласкеса на Мане, а Пинакотека объединила под своей крышей Джексона Поллока и искусство шаманов.

Та же Пинакотека сегодня интригует новой афишей: «Джакометти и этруски». Нонсенс? Оказывается, нет.

Читая биографию Альберто Джакометти, в который раз убеждаешься в полезности музеев, взявших на себя основную функцию просвещения широких масс. Но музеи — это еще и настоящие движители искусства. Не было бы их, не развивались бы так стремительно новые течения, не появлялись бы модные тенденции. Молодой Джакометти ходил в Лувр, как двести лет до него туда ходило подавляющее большинство художников, чтобы копировать, учиться, расти над собой. Смотрел, впитывал, пока не попал в зал этрусков. И те затмили собой все остальное. Впечатление усилила выставка из итальянских музеев. Сохранился каталог той выставки, испещренный пометками Альберто, по которым становится понятным, что этруски полностью поглотили художника. Кстати, и каталог, и многие другие пояснительные записи и записки Джакометти впервые выставляются на такое широкое общественное обсуждение.

И не повод ли подобная экспозиция через тысячелетия прикоснуться к блестящей культуре, которая еще до великого Рима заставляла почтенно склонять головы и до сих пор считается богатейшей из существовавших на Земле?

offrant-visuel

Бронзовая статуэтка III в. до н.э.© Photo:Arrigo Coppitz

Этруски — действительно до конца не понятый народ. Пришли на территорию современной Тосканы, вроде, из Малой Азии. Древние греки считали их пиратами и своими основными соперниками. После них остались образцы искусства утонченного, высочайшего по качеству. В основном это резные саркофаги, щедро украшенные скульптурой, и фигуры воинов. Благодаря касте аристократов, настоящих принцев Этрурии, которые сооружали для себя гробницы и обменивались изысканными дарами, в курганах — захоронениях знати — была найдена дорогая мебель, предметы из кости, золота и серебра. У этрусков была своя, только им свойственная черная керамика.

kylix-visuel

Киликс, V в. до н.э., терракота© Photo:Arrigo Coppitz

Но что самое поразительное в их наследии — это ультрасовременные вытянутые скульптурные изображения самих жителей Этрурии. Вот эти тонкие, словно нити, силуэты и сразили Альберто. И чтобы понятьэтрусков, он устремился на их земли. Сначала во Флоренцию, в Музей археологии, потом в Вольтера, поселение древней Этрурии, что в провинции Пиза. В музее Вольтера он увидел их этрусскую Мону Лизу.


ombre-du-soir-visuel

"Вечерняя тень", III в. до н.э., бронза© Photo:Arrigo Coppitz

Вытянутая до предела бронзовая модель мужчины, жившего 350 лет до РХ, называлась «Тень вечера». Этот самый ценный из известных экспонатов этрусского творчества никогда никуда не вывозился. И вот, впервые в его музейной истории дирекция дала добро на путешествие. Сейчас он в Париже. Раз в жизни его нужно увидеть близко.

Всеобъемлющий Лувр обладает своей «Вечерней тенью», но по сравнению с главной парижская остается, все же, копией. В этой невероятно длинной и плоской, словно по ней каток прошелся, скульптуре и которая, казалось, может в любой момент переломиться, было столько силы, что Альберто потерял дар речи, движения и вообще какой-либо человеческий дар. Такого потрясения он в своей жизни еще не испытывал.

Джакометти был не просто близок к кругам экзистенциалистов, он дружил с его главой — Жан-Полем Сартром. Поэтому все его одинокие фигуры — это страдающие индивиды, воплощающие экзистенциальную человеческую трагедию. Навеянную этрусками.

Пинакотека Парижа
28, place de la Madeleine
До 8 января

4 комментария

  1. Lisa BERG:

    Статья Ваша — блестяще написана и сразу особенно остро захотелось пойти на эту выставку (как раз после посещения музея Майоль, где выставка «Помпеи» тоже показывает уникальные предмета искусства этрусков. Эх, зачем они вымерли? Какое несчастье! А может быть, их потомком и является тот самый Джакометти? Жаль только, что нет фотографии этрусской Моны Лизы — наверное, потому, что скульптура «Тень вечера» — мужская фигура, это и есть та самая «Мона Лиза» из музея в Вотльтере — но это же не «Лиза»,

    а тень мужского пола...

  2. От редакции:

    Уважаемая Лиза.

    Спасибо за Ваш отклик. Положительные отзывы получать, конечно, всегда приятно.

    Действительно, «Тень вечера» и есть «Мона Лиза» музея в Вольтера. Здесь имеется ввиду не принадлежность изображаемого/ой к тому или иному полу, но исключительная уникальность самого произведения. Лувр — сокровищница шедевров, и тем не менее «Моне Лизе» по популярности равных пока, кажется, нет. «Тень вечера» — тоже самая крупная жемчужина музейной коллекции.

  3. Бам:

    Этруски — эт русские! Логично? Конечно!

  4. Svoyak:

    А ведь действительно захватывающе написано. И прорва неизвестных штрихов. Какой-то легкий, но весомый у автора стиль.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)