Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
среда, 19 сентября 2018
среда, 19 сентября 2018

Другие художники и Тернер

13:22, 17 апреля 2010КультураРаспечатать

В выставочном центре Гран-Пале недавно открылась выставка «Тернер и другие художники», посвященная одному из лучших мастеров романтического пейзажа XIX века. Оранжевый луч солнца, затянутое тучами небо и розовый песок на афише приглашают зрителя познакомиться с искусством того, кого когда-то называли «величайшим художником всех времен».

hdles_plages_de_sable_calais2

«Песчаный пляж в Кале» 1830 © Bury Art Gallery, Museum & Archives, Lancashire / Photo © Tate Photography

Уильям Тернер мне нравился всегда: то ли за свой бунтарский дух, то ли за немыслимые цветовые сочетания, то ли за призрачные, буквально на глазах тающие образы. Его отец владел парикмахерской, и здесь часто собирались люди всех чинов и званий, в особенности поэты и художники. Первые акварели юного Уильяма представляли собой точные зарисовки замков и готических церквей, парков и загородных усадеб. Отметив склонности сына, отец отдал его в Королевскую академию, и уже через год Тернер начал выставлять свои работы. В 24 года он стал самым молодым академиком в истории «альма-матер».

Тернер внимательно изучал картины старых мастеров и своих современников. Так, он неустанно посещал частные коллекции британских ценителей искусств и копировал вывешенные там шедевры. Особенное впечатление произвели на него полотна французского художника Клода Лоррена. По воспоминаниям современников, впервые увидев картину Лоррена «Отплытие царицы Савской» (1648), Тернер зарыдал от отчаяния: он решил, что сам никогда не сможет создать ничего подобного.

В 1802 году он впервые посетил Лувр. На выставке в Гран-Пале представлен альбом зарисовок Тернера этого периода: точная копия картины «Снятие с креста» Тициана сопровождается комментариями «копииста» относительно цвета, композиции и перспективы оригинала.

Вскоре Тернер стал совершать регулярные путешествия по Франции, Швейцарии и Италии. Его походные альбомы насчитывают более десяти тысяч (!) рисунков и эскизов. На Тернера попеременно оказывали влияние французские классицисты, «малые голландцы» и Рембрандт, Рафаэль и Тинторетто. Именно эту череду влияний и попытались продемонстрировать организаторы выставки в Гран-Пале. Именно «попытались», потому как конечный результат сильно отличается от заявленного проекта. Вероятно, данную выставку правильнее было бы назвать «Другие художники и Тернер».

Ведь вместо эволюции живописного стиля Тернера вниманию зрителя представлена мозаика из картин и художников, которая легко сбивает с толку и заставляет забыть о тематике экспозиции. Старые мастера и современники Уильяма, признанные шедевры и второстепенные полотна, громкие имена и живописцы, известные лишь специалистам, делают холсты британца едва различимыми в этом живописном месиве. Чересчур длинные тексты, написанные мелким шрифтом, еще больше усложняют задачу желающим познакомиться с творчеством британского романтика. Кроме того, чрезмерное количество примеров и сопоставлений вредят восприятию творчества самого Тернера, который поневоле утрачивает свою оригинальность и все больше походит на заурядного «копииста».

hdtempete_de_neige

«Снежная буря» 1842, х/м ©Tate Photography

Что же такое Тернер на самом деле? Это тяготение к абстрактному мышлению, умение превратить бесформенную кляксу в скользящий по рельсам поезд или объятое огнем здание Парламента, слияние в однотонном пятне всей цветовой палитры, достоверная, почти сверхъестественная передача прозрачности воздуха и пушистости снега, бесцеремонный мазок и свет, который излучает каждый миллиметр полотна. Недаром современники отмечали, что «художникам не нравилось, когда их картины выставляли рядом с картинами Тернера; они говорили, что это так же невыгодно, как соседство с открытым окном». И немудрено: полотна Тернера привлекали внимание зрителя, едва тот успевал войти в зал! Живописец также был мастером импровизации: бывало, он заканчивал картину за час до вернисажа, что доставляло массу неудобств его соперникам.

Поэтому, оказавшись в Гран-Пале, не спешите осматривать все выставленные там произведения — найдите Тернера. Подойдя к полотнам «Снежная буря» и «Песчаный пляж в Кале», вы поймете, почему критики восклицали: «Работа незаметна — искусство ослепительно».

Выставка организована совместно с музеем Лувр, галереей Тейт в Лондоне и музеем Прадо в Мадриде.

Галерея Тейт в Лондоне с 23 сентября 2009 по 31 января 2010 года

Музей Прадо в Мадриде с 22 июня по 19 сентября 2010 года

В Париже до 24 мая 2010 года

Карина ПРОНИЧЕВА

Grand Palais

3 avenue du Général Eisenhower

75008 Paris

Entrée: Champs-Elysées

75008 Paris

Métro Champs-Elysées Clémenceau

6 комментариев

  1. Антон:

    Несмотря на некоторую мою, казалось бы, просвещенность «чему-нибудь и как-нибудь», читать культурологические материалы газеты, в частности славные статьи Карины Проничевой, очень отрадно и поучительно. Немало новых нюансов обнаруживается, о которых за суетой быта иначе нипочем бы и не узнал. И что очень важно, читается легко, в удовольствие, с улыбкой – как, наверное, автор все это и пишет (полагаю, что это – все же немалый труд).

  2. serge:

    название выставки — тернер и его мэтры а не тернер и другие художники

  3. Карина Проничева:

    Антон, спасибо большое за Ваш отзыв, это очень приятно! Тем более, что Тернер — один из моих любимых художников.

    Серж, у Вас откуда такие сведения по поводу названия? Официальное название выставки «Turner et ses peintres». Полагаю, вариантов перевода здесь не так и много. Кроме того, если Вы посмотрите, какие именно там представлены художники, Вы, несомненно, согласитесь, что не все они «мэтры».

  4. Муза:

    «здесь часто собирались люди всех чинов и званий, в особенности поэты и художники»

    звание — сила

    а какой чин у тернера?

  5. Sveta:

    Муза, не вредничайте. Вы же сами прекрасно знаете, что у него был не чин, а звание. Звание художника. А, пожалуй, и мэтра – для многих последователей. Как и он сам у многих предшественников поучился и наверняка считал-таки их своими мэтрами. В этом с Сержем не поспоришь, хотя в официальном названии экспозиции это скорее замаскировано.

    И, к слову, опять для Музы: звание читателя тоже есть, да не всем дано. По мнению Мандельштама, а ему хочется верить, “читать стихи — величайшее и труднейшее искусство, и звание читателя не менее почтенно, чем звание поэта».

  6. Муза:

    Уважаемый «Серж»! Позвольте уточнить.

    Так звание у мэтра или призвание? И какого, квадратного или погонного?

    А читатель обязательно чинопочитатель?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)