Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 21 ноября 2017
вторник, 21 ноября 2017

Ислам лицом к Западу. Новые залы Лувра

Анна БАЙДОВА0:14, 8 ноября 2012КультураРаспечатать


Давно ушло в прошлое представление о музейном пространстве как о старинном прогнивающем здании, набитом антиквариатом, где тоска и запах нафталина повисают в воздухе, усыпляя древних смотрительниц — ровесниц экспонатов. Теперь музей — это культурно-развлекательный центр, образовательное учреждение и экспериментальная площадка в одном флаконе.


d0b7d0bed0bbd0bed182d0bed0b5-d0bcd0bed180d0b5-d180d0b0d0b7d0bbd0b8d0bbd0bed181d18c-d0b2d0be-d0b4d0b2d0bed180d0b5-d0b2d0b8d181d0bad0be

Золотое море разлилось во дворе Висконти ©Анна Байдова


Туристы всегда очень гордятся, если смогли  хотя бы обойти все залы Лувра. Однако, увы, не так-то просто угнаться за одним из крупнейших музеев мира. Этой осенью торжественно открылись новые залы Лувра - отдел искусства стран ислама гостеприимно распахнул двери для посетителей. В связи с этим значимым событием в лектории музея прошел круглый стол, посвященный работам по созданию нового выставочного пространства. «Русский очевидец» не упустил случая узнать больше о столь масштабном проекте.

Конкурс на создание новых экспозиционных залов для искусства стран ислама стартовал в 2004 году. Выиграл проект итальянца Марио Беллини (Mario Bellini), который не только позволил избежать вмешательств в архитектуру здания Лувра, но и создать удобное выставочное пространство, одинаково устраивающее и музейщиков, радеющих за сохранность экспонатов, и посетителей, желающих, чтобы произведения были относительно доступны и эффектно поданы. Новый «объект» (так архитектор сам называет свое творение), появившийся во дворе Висконти, позволил втрое увеличить экспозиционное пространство отдела искусства стран ислама и, более того, объединил богатейшие коллекции Лувра и его соседа — музея декоративно-прикладного искусства.


d0b2d0b7d0b3d0bbd18fd0b4-d181d0bad0b2d0bed0b7d18c-d0b2d0b8d182d180d0b8d0bdd183-d184d0bed182d0be-d0b0d0b2d182d0bed180d0b0

Взгляд сквозь витрину ©Анна Байдова


Использование открытых дворов Лувра для увеличения экспозиционной площади музея — не такая уж и новая идея. Новаторство Беллини заключается в том, что он не стал перекрывать стеклянным куполом двор Висконти (как это было сделано, скажем, с двором Марли, в котором теперь выставлена французская скульптура), а создал дополнительный подземный этаж для экспонирования произведений. Над землей возвышается лишь золотистый «объект» — архитектор настаивает, что он не связывал его форму ни с дюной, ни с бедуинским шатром, ни с ковром-самолетом, но он не противится подобным сравнениям, да и сам он в течение круглого стола, посвященного открытию новых залов, частенько использовал эти слова.


d0bfd0bed0b4d0b7d0b5d0bcd0bdd18bd0b9-d183d180d0bed0b2d0b5d0bdd18c-d0b2d18bd181d182d0b0d0b2d0bed187d0bdd18bd185-d0b7d0b0d0bbd0bed0b2

Подземный уровень выставочных залов ©Анна Байдова


Действительно, постройка, доходящая до второго этажа двора Висконти, мало походит на архитектуру. Волнообразная крыша, созданная из покоящихся на железном каркасе прочных стеклянных плит, украшена золотистой и серебристой сеткой, которая под разными углами зрения то открывает обзор на небо и фасады Лувра, то снова делает крышу непрозрачной. Таким образом, перекрытие новых залов меняется прямо на глазах у посетителей, создавая эффект бесплотности и тусклого мерцания. Стеклянные стены, на которые якобы опирается крыша, создают эффект парения этой своеобразной «вуали». Архитектор отмечает, что сейчас, к сожалению, доступ непосредственно во двор Висконти закрыт, и у посетителей нет возможности оценить его постройку снаружи, но он очень надеется, что когда-нибудь возможно будет ходить вокруг его сооружения.


d0b7d0b0d0bbd18b-d0b8d181d0bad183d181d181d182d0b2d0b0-d181d182d180d0b0d0bd-d0b8d181d0bbd0b0d0bcd0b0-d0b8-d181d182d0b0d180d18bd0b9-d0bb

Залы искусства стран ислама и старый Лувр ©Анна Байдова


Бетонная черная лестница соединяет пространство первого этажа и подземный уровень выставочных залов, где, помимо всего прочего, отведено специальное место для самостоятельного ознакомления с материалами по искусству и истории стран ислама, отображающимися на больших сенсорных панелях.

Марио Беллини особо заострил свое внимание на соседстве «объекта» и старых корпусов Лувра. Он утверждает, что его целью не было ни желание противостоять им, ни подстроиться под их стиль. Тем более пошлым, китчевым, ему казалось использование традиционных мотивов исламского искусства для своей постройки.

Размещение экспонатов в музее — это тоже целая наука, о которой на круглом столе много говорили Софи Макарью (Sophie Makariou) — директор отдела искусства стран ислама и Рено Пьерар (Renaud Piérard) — архитектор и инженер, занимающийся организацией музейного пространства. Основная гордость месье Пьерара — раздвижные витрины, заказанные по специальному проекту в Милане. Они позволяют поддерживать определенный температурно-влажностный режим, необходимый для экспонатов, их удобно мыть, но главное — они практически незаметны, что позволяет максимально сократить расстояние между зрителем и произведением. Кроме того, необычным решением стало размещение подсветки для экспонатов не в витринах, а за их пределами, что также помогает объединить пространство посетителя с пространством рассматриваемого экспоната.

Основной девиз новых выставочных залов — наслаждение от созерцания. Не забывая о логике экспонирования предметов, месье Пьерар настаивает на том, что в музее посетитель должен быть влеком красотой и любопытством от одной витрины к другой. Залы искусства стран ислама полностью отвечают этому требованию.

Несмотря на то, что это царство дизайна, стиля и хорошего вкуса влетело в копеечку, музейщики уверяют — семьдесят процентов финансирования легло на плечи меценатов. Среди них король Марокко, эмир Кувейта, султан Омана и республика Азербайджан.

Показывая фотографии на презентации новых залов, Марио Беллини шутит: «Вот здесь вы видите вход в новые экспозиционные залы, а здесь указатель, ведущий к Моне Лизе. И вы идете к Моне Лизе». Я же советую вам не полениться и посмотреть своими глазами не только на восхитительное исламское искусство, но и на его достойную внимания оправу.

24 комментария

  1. E.K-S:

    Да, «золотое море» славно омыло пятки двору Висконти и замечательно облагородило архитектуру Лувра. Мона-Лиза под брезентом.

  2. Таня В.:

    Как-то меня коробит от такого названия — «Искусство стран ислама». Разделение по временному признаку, по территориальному, по тематическому — понятно. А по религиозному? Все остальные тогда где?

    Видимо посетителям действительно надо зайти в «царство дизайна, стиля и хорошего вкуса», чтобы окончательно понять, «кто в доме хозяин».

  3. Елена Д.:

    Оформление пространства действительно хорошо, а вот содержание...

    Я, хоть и не специалист в этой области, — являюсь страстным поклонником арабского искусства. Но выставка производит очень странное впечатление... Может, быть действительно, дело в том, что выбран религиозный признак, как отметила выше Таня В., может, что-то еще. Но выставка производит впечатление какой-то странной мешанины.

    Разделение внутри самой выставке лишь по временному признаку и только-то. Да и то разделение весьма условное — ведь в отличие, от всех остальных пространств Лувра здесь лишь два больших зала. Мозаика из дворца в Дамаске по соседству с фрагментами персидских построек? Марокканские сундуки по соседству с узбекскими коврами? При всем уважении, решение кураторов вызывает у меня удивление. Такой номер прошел бы в качестве временной выставки в каком-нибудь институте культур Востока, но в Лувре?

    Да и, экспонаты, что уж там говорить представлены довольно бедно. Понятно, что у Французов здесь не было таких широких возможностей, как, скажем, в оформлении древнеегипетских витрин, но как, представляя исламское искусство можно было обойтись без чудесных образцов каллиграфии Оттоманской Турции?

    В общем, я, к сожалению, наслаждения от созерцания не получила и с чувством полного недоумения побрела в свои любимые египетские залы. Где, может быть, и нет прекрасной золотой крыши и обилия сенсорных экранов, но все понятно и логично. И можно целиком погрузиться в любимую культуру, не обнаруживая себя, то в Центральной Азии, то в Северной Африке, то на Аравийском полуострове.

  4. От автора:

    Татьяна, Вы не совсем правы. Словосочетание «исламское искусство» — это уже устоявшийся в искусствознании термин для определения особого художественного стиля, сложившегося на территории Среднего и Ближнего Востока в период Средних веков. Естественно, ислам оказал определенное влияние на формирование этого стиля, равно как и византийское искусство проникнуто христианскими сюжетами, а искусство Индии, скажем, традиционно ассоциируется с буддизмом. Однако, привязка к религии лишь помогает условно ограничиться определенным периодом и географическим ареалом. Например, когда мы говорим о христианском искусстве, то в первый момент в голове всплывают определенные образы и сюжеты, а потом уже мы начинаем вспоминать про различия византийских, балканских и русских икон, про западноевропейские алтарные картины и т.д и т.п, всего и не перечислить. Более мелкое стилевое деление есть и в искусстве стран ислама. Тем и интересно путешествие по новым залам Лувра, что можно до бесконечности изучать местные особенности цветовой гаммы, геометрического узора, мотивов, излюбленных материалов, использовавшихся мастерами различных исламских стран.

  5. Ольга:

    это очень интересно с точки зрения построения музейного пространства и будоражит воображение у тех, кто этим непостредственно занимается. Очень-очень интересно.

  6. Елена Д.:

    Автору: позволю себе с Вами не согласиться. Но сразу хочу заметить, что это лишь личное мнение, ибо я, как уже писала выше, не являюсь искусствоведом.

    Условное ограничение определенным ареалом и временными рамками получается слишком условным. Исламское искусство, настолько широко, на мой взгляд, что результат его перемешивания весьма спорен.

    В этом и прелесть больших музеев, что есть возможности и пространство дать зрителю наиболее широкое и полное видение, но вместе с тем позволить проникнуть в мельчайшие детали и подробности. И в этом их главное отличие от более мелких тематических выставок.

    И в случае с исламским искусством, это все же не «более мелкое стилевое деление», это различные культуры, подвергнувшиеся, конечно, значительному влиянию ислама.

    Возможности сравнить новые залы, безусловно, дают... но вот возможности по настоящему вникнуть и полюбить ту или иную страну и ее культуру... не уверена. У меня не получилось.

  7. Таня В.:

    Автору. Анна, я немножко другое имела ввиду. Термины «христианское искусство» или, например, «буддийское», ведь тоже существуют. Почему право обозначить себя в одном из наиболее значимых музеев мира получила только одна из существующих религий?

  8. От автора:

    Елена, да, возможно, местами экспозиция оставляет ощущение хаотичности, но я бы все же не стала сравнивать старейшую египетскую коллекцию Лувра с новыми залами искусства стран ислама. Хронологии развития египетского искусства посвящена добрая часть одного из крыльев Лувра, в то время как в новом выставочном пространстве музейшики столкнулись не только с проблемой репрезентации различных этапов развития исламского искусства, но и с местными стилевыми особенностями искусства стран, входящих в охватываемый этим искусством ареал. Так что , при всем желании, показать и рассказать все просто невозможно, и тут уж иногда приходится жертвовать научной логикой во имя наглядности и живописности. Насчет каллиграфии Вы, безусловно, правы , но я же подчеркну тот факт, что сотрудники отдела искусства стран ислама — одни из тех редких музейщиков, которые рискнули включить графику и миниатюру , требующие особых, еще более бережных условий хранения , в постоянную экспозицию.

  9. E.K-S:

    Меня же больше всего покоробило видение перетянутого рогожей двора Висконти, выражение «восхитительное исламское искусство» и заглавие «Ислам лицом к западу».Напрашивается аллегория с избушкой, к западу передом, а к востоку, простите, задом...

  10. От автора:

    Елена, значит, следует ожидать дальнейшего расширения луврской экспозиции исламского искусства. Тут я с Вами полностью согласна. Всегда, приходя в музей, хочется больше , подробнее и полнее узнать о чем-то. Так что нет предела совершенству.

  11. От автора:

    Татьяне: Позволю себе повториться: термин «исламское искусство» — это лишь способ условно обозначить географические и временные рамки представленного в залах искусства. Христианскому же искусству повезло намного больше: вы можете отдельно и в подробностях познакомиться с искусством разных стран и периодов. Если выделить все христианское искусство в один отдел, то в него войдет внушительная часть луврской коллекции, от периода раннего христианства до наших дней, от коптов через всю Европу. Кстати, именно за такое более дробное географическое и временное разделение, которое применено к христианскому искусству, ратует Елена Д. , говоря об отделе искусства стран ислама, и тут с ней нельзя не согласиться

  12. Оскар:

    Не лучше было бы назвать выставку ; «Искусство стран арабского мира»? Подобно институту.

  13. Светлана. Москва:

    ислам процветает на глазах у мира. Иначе в Лувр не открыл бы двери искусству исламских стран.

  14. От автора:

    Светлана, я бы не стала рассматривать открытие новых залов Лувра в контексте политики и культурной экспансии. Лувр действительно обладает богатейшей коллекцией исламского искусства, которую грех было не показать зрителям. Только места для нее в плотной экспозиции музея не было, а теперь есть. К тому же, новые залы — лишь часть огромного проекта по благоустройству и расширению помещений Лувра (сюда же входит всем известная пирамида и перекрытие других луврских дворов, например, двора Марли).

  15. Автору:

    Мне кажется, что рассматривать «открытие новых залов Лувра» вне актуального контекста для журналиста просто непрофессионально. Как восторгаться закатом из окна, пока в вашем доме вышибают дверь.

  16. От автора:

    Вы правы, журналист не должен существовать в отрыве от современного контекста. Но мне кажется гораздо более непрофессиональным искать политическую подоплеку там, где ее нет. Иначе можно договориться до того, что единственный зал, отведенный под русское искусство в громадном здании Лувра, свидетельствует о напряженных отношениях России и Франции. И может быть эти отношения и могли бы быть более теплыми, только Лувр тут вовсе не является индикатором, просто его коллекция в силу ряда причин бедна русским изобразительным искусством.

    Действительно, представители многих исламских стран спонсировали создание нового музейного пространства. Только, думаю , для них это не вопрос культурной экспансии , а элементарная гордость за свою историю и культуру. К тому же, напомню, выставочные залы создавались под уже существовавшую богатейшую коллекцию исламского искусства. Так что если уж и бояться культурной экспансии, то, видимо , мы уж очень поздно начали.

  17. Sveta:

    Отличная статья и прекрасная дискуссия. Какая живая тема оказалась. И уважаемая Анна здесь хороша разом во многих ипостасях: и как журналист, и как искусствовед, и как компетентный полемист. Мое почтение автору.

  18. От автора:

    Sveta, спасибо за поддержку. Честно говоря, я даже не ожидала, что дискуссия развернется в таком ключе. Но тем интереснее в ней участвовать

  19. Алёна:

    Мне кажется, в современном контексте не видеть истинной подоплеки весго происходящего для подлинного профессионализма весьма печально. Как если бы вы любовались заходом солнца из окна, пока у вас во дворе располагаются бивуаком, а в доме — вышибают дверь.

  20. От автора:

    Алена, что ж, бивуаков бояться — заходов солнца не видать. Надеюсь все же, что политические мотивы не помешают вам насладиться чудесными произведениями, теперь доступными к обозрению в Лувре.

  21. Алёна:

    Анна, Вы действительно НЕ ПОНИМАЕТЕ подоплеку всего этого, или держите марку, по «служебной необходимости»? В первом случае, Вам стоит хорошо подумать о смене профессии.

  22. Татьяна:

    Алене.

    Мировые СМИ кричат о жизненной необходимости свободы слова и плюрализма. Вы предлагаете автору сменить профессию лишь оттого, что его мнение не совпадает с Вашим. Вы или несерьезны или нецивилизованны. Дискуссии с такими шаблонными обвинениями неконструктивны.

  23. От автора:

    Алена, любого рода страх перекрывает кислород познанию. Посольство одной страны на территории другой — это не попытка территориального захвата, а шаг навстречу взаимному согласию. В таком же ключе, если угодно, можно воспринимать любые экспозиции исламского, африканского искусства, искусства стран Востока и т.д. Как вы, кстати, относитесь к музею Guimet и к Quai Branly? Если уж говорить о пропаганде определенной культуры — то это, скорее, забота культурных центров различных стран. Но и эта пропаганда, на мой взгляд, направлена на информирование людей одной культуры о прочих существующих культурах с целью избавления от страха перед ними.

    Я отчасти понимаю ход вашей мысли, когда вы говорите, что открытие новых залов в Лувре — в том числе и политический ход. Но, повторюсь уже, наверное, в сотый раз, что выставочное пространство создавалось под уже существующую коллекцию, а для музейщиков нет большего огорчения, чем невозможность выставить жемчужины своего собрания.

    А касаемо моей профессии...Все же я являюсь историком искусства, а не полтитком, поэтому вполне законно могу любить искусство больше, чем междоусобные конфликты, так что пока предпочту остаться в профессии.

  24. Афанасий:

    Ух ты, что у вас тут происходит! Чуть не прозевал. Не уверен, что часто видел прежде в «Русоче» такую емкую дискуссию. Уважаемые собеседники, вы же общими усилиями уже создали почти роман в письмах, который читается на одном дыхании. Исламу культурному у вас, похоже, достаются лавры, а политическому — на орехи.

    А автору полагается премия от … не знаю кого … за такое привлечение умных и страстных противоборцев. И правы те, кто ведет баталию без озлобленности, а с чувством веселого боевого восторга. Это очень российская особенность, которая и дает казалось бы необъяснимые победы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)