Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
среда, 18 октября 2017
среда, 18 октября 2017

Литературная жизнь оккупации

Анна СТРОГАНОВА0:24, 28 июня 2011КультураРаспечатать

«У нас есть три невоенных объекта, которые мы должны контролировать в первую очередь: коммунизм, банковские воротилы и журнал la Nouvelle Revue Française», — говорил Отто Абец, немецкий посол во Франции в период Второй мировой войны.

archiveslit

Выставочный зал мэрии ©Christian Michel

В парижской мэрии Hôtel de Ville проходит выставка, посвященная литераторам, писателям, поэтам, издателям и журналистам времен Второй мировой войны: «Архивы литературной жизни во время оккупации». Эту выставку вряд ли удастся посмотреть, ее, скорее, придется прочитать: здесь практически нет фотографий, одни тексты. «Вы не увидите здесь ни часов Сент-Экзюпери, ни желтых звезд, мы хотели показать только тексты, рукописные или напечатанные, бумаги, документы и фотографии», — объясняет куратор выставки Клэр Полан.

Литературовед и издатель Клэр Полан (кстати, внучка знаменитого издателя и писателя, участника движения Сопротивления Жана Полана) отобрала 850 архивных документов (письма, рукописи, книги, брошюры, трактаты и несколько фотографий), которые иллюстрируют жизнь французских интеллектуалов эпохи.

Какой была их роль с момента объявления войны до дней, последовавших за освобождением Парижа? Можно ли разделить их на две четкие категории, отделить плевела от зерен, коллаборационистов от «сопротивленцев»?

«Нет, — отвечает Клзр Полан. — Нельзя. Здесь, конечно, гораздо больше нюансов. Многие меняли свою точку зрения, переходили из одного лагеря в другой, особенно начиная с 1943 года. Но есть и те, про которых твердо можно сказать: он — коллаборационист. Одним из таких был Пьер Дриё Ля Рошель».

Коллаборационисту Дриё Ля Рошелю на выставке посвящена отдельная витрина. Во время оккупации именно он возглавил журнал la Nouvelle Revue Française, а после освобождения Парижа отказался от возможности покинуть Францию или временно спрятаться (что ему предлагали некоторые друзья, в частности, Андре Мальро) и после двух неудачных попыток покончил с собой 15 марта 1945.

Каждая следующая витрина открывает отдельный пласт жизни эпохи: будь то заигрывание нацистов с интеллигенцией (вечеринки, устраиваемые немцами в отапливаемой библиотеке с разнообразными закусками, или поездки в Германию для писателей), судьба узников и депортированных (Робер Деснос, Ирен Немировски), международная солидарность, освобождение Парижа, послевоенные чистки (писатель-коллаборационист Робер Бразийак расстрелян, несмотря на протесты Альбера Камю).

«Проработав два года над этой выставкой, я понимаю, что подобный опыт меняет характер, — говорит Клэр Полан. — Ты как будто несешь груз этой войны на своих плечах. Ты знаешь, что там происходило, тебе на ум постоянно приходят трагические истории, несмотря на это ты стараешься вести нормальный образ жизни. Конечно, я сама не застала войну, но получается, что, так или иначе, я застала ее, работая над выставкой».


Выставка «Архивы литературной жизни во время оккупации», Париж, Hôtel de Ville
До 9 июля, вход свободный

3 комментария

  1. Bear:

    Спасибо за информацию. Проблема попадания на выставку – проблема времени. Если бы Вы еще могли сказать, в какие она часы открыта, совсем было бы чудесно.

  2. От редакции.:

    Выставка работает с 10 до 19.00 ежедневно, кроме воскресенья.

  3. Bear:

    Спасибо за информацию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)