Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
воскресенье, 21 октября 2018
воскресенье, 21 октября 2018

Монументален ли Бюрен

Елена ЯКУНИНА0:18, 16 мая 2012КультураРаспечатать


То, что французский художник Даниель Бюрен обширен, это точно. Я имею в виду масштаб работы. Поскольку Большого дворца столицы ему явно мало. Он начинает высказываться уже у метро. Именно у выхода из подземки прямо на тротуаре берут начало авторские черно-белые полосы. Кто помнит колонны Бюрена в парке Пале Руаяль, сразу все поймет. И послушно пойдет туда, куда они его поведут, а именно — в чрево Гран Пале. А там палитра изменится, и из монохрома родится разноцветное нечто.


cimg1540

Гран Пале ©Елена Якунина


При хорошем освещении, а оно гарантировано под куполом даже в пасмурный день, в зале — как в весеннем саду. И вместо привычных колонн — круги: желтые, оранжевые, голубые. Круги наверху, так что голову придется запрокинуть. Но можно и опустить — там те же цвета и формы, отраженные на полу.

«Монументе» — так называется ежегодная выставка, проходящая в Гран Пале в течение двух самых светлых месяцев в году: пять лет. На нее приглашается один-единственный артист, но с именем. Ему выдается карт-бланш на трансформацию самого грандиозного исторического пространства столицы. Произведение должно жить по законам in situ. Т.е. должно создаваться только в Гран Пале, для Гран Пале, и умереть ему суждено там же.


cimg1527

Даниель Бюрен ©Елена Якунина


Задача, стало быть, у современного художника не просто творить, но с обязательным учетом места. В этом отношении, конечно, классикам было легче. Их шедевры теперь висят или стоят в совершенно разных музеях, и от перемены места впечатление от них не меняется.

У Даниеля Бюрена, а до него у Кристиана Болтански, Ансельма Кифера, Ричарда Сера и Аниша Капура произведения не автономные, они зависят от объема и стен Гран Пале. Их нельзя куда-либо перенести, и в этом отношении они не допускают никакой манипуляции с собственной персоной. По сути, частично эти произведения уже существуют, и этой частью является сам зал под прозрачным куполом. Художникам остается только его заполнить, но так, чтобы публика в очередной раз сказала «ах».

Бюрен признается, что сначала он два года подряд регулярно заглядывал в пространство площадью 13 тысяч квадратных метров, потом два месяца из него не вылезал, а в последнюю неделю просто там жил.




На вернисаже выставки «Эксцентричности» «Русский очевидец» задал художнику несколько вопросов.

Трудно заявлять о себе в таком престижном месте?

Инсталляцией надо было не просто занять гигантскую площадь, ее нужно было погрузить в цвет. И правильно перенаправить свет, который потоками льется через стеклянную крышу. А стеклянный купол — это потрясающее произведение искусства, которое становится настоящим камертоном, и ему нужно соответствовать. Самое ужасное в зале — это пол. Серый бетон, который требует каких-то радикальных действий. Конечно, в целом вызов слишком смелый, ведь зал просто великолепен.


Кажется, что главной идее подчинены и сопутствующие помещения.

Да, книжную лавку и кафе я расположил не за пределами экспозиции, как это принято, а внутри нее. Поэтому, например, когда вы пьете лимонад, то в зависимости от того, за какой вы столик сели, напиток окрасится в желтый или синий цвет.


cimg1543

Кафе в инсталляции ©Елена Якунина


«Эксцентричности» — это шеренги разноцветных кругов. Почему выбран этот знак?

Если вы всмотритесь в архитектуру Гран Пале, в ней повсюду присутствует этот геометрический символ. Начиная от круглой крыши и спускаясь к аркадам и лестницам. Я не хотел нарушать гармонии места и продолжил начатое на верхних этажах.


Что вы хотели донести до зрителя?

Думайте что хотите. Это не классическое произведение, поэтому никаких правил, как его воспринимать, нет. Даже тот, кто не располагает никакими знаниями по современному искусству, найдет что-то понятное для себя.


cimg1538

Книжный магазин ©Елена Якунина


Даниель Бюрен получил диплом высшей школы художественных ремесел в 1960 году и вскоре обрел собственный почерк: чередующиеся черные и белые полосы, которые стали его постоянной эмблемой.

В 1967 году он прекратил работать в мастерской и посвятил себя тому, что он назвал «работа in situ». Произведение, рассчитанное не на века, обречено на быстрое разрушение. После — только кадры хроники.

Монумента
«Эксцентричности»
Под нефом Гран-Пале
До 21 июня 2012 г.
Вход — 5 евро

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)