Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
пятница, 20 июля 2018
пятница, 20 июля 2018

«Новые волны» во Дворце Токио

Анастасия Царькова 0:48, 14 июля 2013КультураРаспечатать


Вслед за «Холодным солнцем», «озарявшим» всех посетителей Дворца Токио минувшей весной и скрывшимся за горизонтом в середине июня, организаторы вновь обращаются к одному из элементов стихий. 20 июня в главном парижском центре актуального искусства состоялось открытие второго сезона под многозначительным названием «Новые волны». На афишах крупные планы пожилых людей в плавательных костюмах, в презентационном ролике одинокий сёрфер едет в столичном метро. На этот раз зрителям предлагают отправиться «вплавь» в своего рода кругосветное путешествие и познакомиться с произведениями искусства, собранными со всего мира.

A la suite de «Soleil Froid», l'exposition qui a eu lieu pendant le printemps 2013, le centre parisien dédié à l'art moderne organise et met en place son nouveau projet sous le nom de «Nouvelles Vagues». Sur les affiches en gros plan on voit des personnes d'un certain âge en combinaison de plongée, et dans la vidéo de présentation on aperçoit un surfeur se rendant au Palais de Tokyo via un métro de la capitale. Cette fois, il est question de proposer aux spectateurs un voyage aux quatre coins de la planète en exposant des œuvres issues du monde entier.


siteweb_nouvellesvagues_visuel4_bientot

Афиша выставки | L'affiche de l'exposition


Отметим, что главным действующим лицом нового цикла экспозиций во Дворце Токио является вовсе не сам художник. Текущие выставки выдвигают на авансцену куратора, который является чуть ли не самой значимой фигурой в современном арт-процессе, и предлагают исследовать возможности, которые открывает эта столь востребованная ныне профессия.

Интересно упомянуть, что во французском языке существует два термина, обозначающих персону, ответственную за организацию экспозиции. Это, прежде всего, «комиссар выставки» (commissaire d'exposition), работающий под строгим руководством музея и чаще всего занимающийся монографическими выставками. А также англицизм — «куратор» (curateur). Это понятие, в свою очередь, подразумевает куда более самостоятельный и творческий подход к формированию экспозиции.

Il convient de remarquer que le thème central de cette exposition pour une fois n'est pas l'artiste en lui-même, mais ceux que l'on appelle les «curateurs» qui sont devenus dans le monde de l'art moderne des personnages de plus en plus importants. Il est intéressant de rappeler que dans la langue française, il existe deux termes pour parler des personnes travaillant à l'organisation d'une exposition. Il y a tout d'abord le commissaire d'exposition qui travaille sous le regard strict d'un musée et le plus souvent sur de nombreuses expositions en même temps. Et il y a aussi l'anglicisme «curateur» qui renvoie en général à plus d'autonomie et à une approche plus artistique dans la mise en place de l'exposition.


henrique-oliveira-baitogogo-photo-andrecc81-morin

Henrique Oiveira. Baitogogo. Photo: André Morin


Собственно, с практикой таких самобытных кураторов, наследников Харальда Зеемана (Harald Szeemann), швейцарского искусствоведа, придумавшего «независимое кураторство» в начале 1960-х годов, и предлагает познакомиться Дворец Токио. «Новые волны» — это 21 выставка, подготовленная кураторами или группами кураторов, выходцами из различных художественных культур. По сути, каждая из этих мини-экспозиций сама по себе является произведением искусства, состоящим равным образом из других произведений искусства, что опять-таки четко реализует революционные идеи Зеемана.


C'est donc avec cette branche du métier imaginé par l'artiste suisse Harald Szeemann au début des années 60 que l'exposition «Nouvelles Vagues» vous propose de faire connaissance.


vue-de-lexposition-_this-house_photo-andrecc81-morin

Экспозиция "This house" | Vue de l'exposition "This house". Photo: André Morin


«Метод Якобсона» (La Méthode Jacobson), «Черная луна» (The Black Moon), «Ада» (Ada), «Водяная лестница» (Un escalier d'eau), «Реальная вещь?» (The Real Thing ?), «Файл не найден» (File Not Found), «Елисейские поля» (Champs Elysées)... Эти и многие другие выставки предлагают зрителям воочию убедиться в том, как по-иному может раскрыться работа одного отдельного взятого художника, представленная в другом контексте, под альтернативным углом зрения.

Pour ce qui est du projet «Nouvelles vagues» en lui-même, il s'agit de 21 expositions préparées par des curateurs ou des groupes de curateurs issus de différentes cultures artistiques. Parmi ces expositions on peut citer «La méthode Jacobson», «The black Moon», «Ada», «Un escalier d'eau», «The real thing ?», «File not found», «Champs Elysées»...

Ces mini-expositions et de nombreuses autres encore, proposent aux spectateurs de comprendre par lui-même qu'il est possible de découvrir une œuvre autrement, présentée dans un autre contexte, avec un angle de vue alternatif.


vue-de-lexposition-_la-fin-de-la-nuit_photo-aurecc81lien-mole

Экспозиция "La fin de la nuit" | Vue de l'exposition "La fin de la nuit". Photo: Aurélien Mole


Пожалуй, одним из самых интересно обыгранных пространств можно назвать «Конец ночи (часть 1)» (La fin de la nuit (Partie 1)), организованное Мартой Кирженбаум (Martha Kirszenbaum). Эта выставка выстраивается вокруг культового экспериментального режиссера Кеннета Энгера (который, к слову сказать, присутствовал на вернисаже), а также включает в себя произведения других художников, работающих в оккультной тематике. В то время как часть второй этой экспозиции представлена в Лос-Анджелесе и посвящена французскому режиссеру Анри-Жоржу Клузо.

Кроме того, стоит отметить выставку «Этот дом» (This house), сформированную южно-африканскими кураторами Антэей Бёйс (Anthea Buys) и Микаэлем Суботцки (Mikhael Subotzky). Это пространство работает с различными аспектами архитектуры и включает в себя фильм известного художника Гордона Матта-Кларка (Gordon Matta-Clark).


Уже на протяжении многих лет бытует мнение, что эпоха постмодернизма в искусстве с его идеей цитирования и использования готовых форм закончилась (или же близится к своему завершению). Однако Дворец Токио как зеркало все самого нового, молодого и актуального доказывает, что постмодернизм еще в самом расцвете и по-прежнему продолжает вдохновлять художников-кураторов на создание новых произведений посредством уже существующих художественных объектов.

Peut-être peut-on considérer l'œuvre «La fin de la nuit (Partie 1)» de Martha Kirszenbaum comme une des plus intéressantes. Cette œuvre s'articule autour du culte expérimental du réalisateur Kenneth Anger (qui d'ailleurs était présent pour le vernissage). Elle est intégrée dans d'autres productions d'artistes qui eux aussi travaillent sur des thématiques occultes. Pendant ce temps, la deuxième partie de cette œuvre est présentée à Los-Angeles dans une exposition dédiée au réalisateur français Henri-Georges Clouzot.

De plus, il faut aussi mentionner l'exposition «This house» faite par les curateurs sud-africains Anthea Buys et Mikhael Subotzky, leur œuvre met en évidence les différents aspects de l'architecture et incorpore le film du célèbre artiste américain Gordon Matta-Clark.

Au fil des années, est apparue une opinion montrant que l'époque du postmodernisme dans l'art avec son utilisation de formes déjà préparées touche à sa fin «si elle n'est pas déjà terminée». Toutefois, le Palais de Tokyo prouve ici que le postmodernisme est encore en plein épanouissement et qu'il peut continuer à influencer des artistes et des curateurs en ce qui concerne de nouvelles créations via des objets d'arts déjà existants.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)