Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 18 сентября 2018
вторник, 18 сентября 2018

Прерафаэлиты и эстеты

Елена ЯКУНИНА0:35, 10 января 2012КультураРаспечатать

Сто раз права народная молва — не было бы счастья...

02bocca-baciata_rossetti

Данте Габриель Россетти "Bocca baciata", 1859 ©Museum of Fine Arts, Boston

Во Франции в последний момент отменили Год Мексики. И вся титаническая подготовка массы мероприятий пошла насмарку. Музейные работники схватились за головы. Что такое стахановскими темпами готовить выставку, они (французские, во всяком случае) не знают.

Оскар Уайльд буквально спас музей Орсе. Даже если бы удалось заполучить в три раза меньше экспонатов, его афоризмы, обильно иллюстрирующие выставленное в залах, прикрыли бы любые недостатки.

Представьте, что вы приходите в известный и уважаемый музей и читаете «Искусство всего мира абсолютно бесполезно».

Хочется вам идти дальше? Еще больше, чем минуту назад.

А речь на выставке «Красота, мораль и удовольствие» идет о его, уайльдовской эпохе, его друзьях, и той атмосфере, которую законченные мечтатели пытались создать в конце XIX века в викторианской Англии.

Все промышленные революции и бурный прогресс молодые эстеты признавать не желали. И не то что стремились жить, следуя канонам чистого искусства, а именно так и жили — по принципу «искусство ради искусства». Все их времяпрепровождение сводилось к сплошным увлечениям. Ничего материального, лишь голубые выси, смешавшиеся с горячительным дурманом заморских трав.

04saint-cecilia_waterhouse

Джон Уильям Уотерхаус "Sainte Cécile", 1895©Christie's Images/Bridgeman Art Library

В братство прерафаэлитов, кружок, созданный в 1848 году, принималась утонченная молодежь, отрицавшая собственную эпоху и прославлявшая каноны, принятые до Рафаэля, т.е. мир Фра Анжелико и Перуджино.

Один из основателей братства Данте Габриель Россетти был и поэтом, и художником, как, впрочем, и его отец, не постеснявшийся дать сыну столь героическое имя. Это имя преследовало Россетти всю жизнь. Он писал женщин с отрешенными взглядами, дам, которые по какой-то непонятной случайности оказались среди себе не подобных. Сначала его моделью была жена-поэтесса, без конца болевшая, и ее неземная бледность больше всего возбуждала мужа. Потом, когда она умерла от передозировки опия, он увлекся женой друга Уильяма Морриса Джейн, которая на заре ХХ века ходила в свободных античных туниках, задрапированных на плечах. Все последующие музы Данте Россетти были тоже не от мира сего. И сам он, в конце концов, отдалился от суеты людской и, кажется, даже сошел с ума.

А Уильям Моррис, живший под флагом «в жилище каждый обязан иметь только красивые и нужные вещи», сначала с компаньонами, потом в одиночку руководил мануфактурой, производившей обои и шпалеры. Обои делались, конечно, не в расчете на обывателя, потому что по ним рассыпались не только цветочки, но и летучие мыши. А были и такие, что имитировали золоченую кожу.

Английское направление Arts and Crafts зародилось благодаря Моррису.

16oscar-wilde_sarony

Наполеон Сарони "Оскар Уальд", 1882 ©National Portrait Gallery

Островитяне как-то раньше европейцев ушли в декаданс. Они же стали провозвестниками модернизма. Правда, в отличие от французов, они не желали нести в каждый дом массовое и доступное искусство. Их задача заключалась в обратном: в живописи и в дизайне интерьеров они создавали совершенные, уникальные образцы высокого искусства. Такая работа была не просто штучной, но неповторимой, единственной. Она и стоила соответственно затратам. И это в эпоху промышленного прогресса, когда общество смотрело в сторону поточного производства. Понятно, что долго они не протянули.

В европейских столицах женщины примеривали брюки и выступали за эмансипацию, на полотнах прерафаэлитов они представали в виде греческих жриц в нарядах из сложно перевитых вокруг тела тканей. Или средневековыми девами со шлейфами, обильно присборенными, и с перетянутыми лентами рукавами.

Эстетизм как движение небольшой горстки художников постепенно находил своих адептов в лице новой британской буржуазии. Новоявленным денди хотелось обставлять квартиры и украшать стены предметами и картинами из эстетских мастерских. А их спутницы даже начали перенимать моду с полотен прерафаэлитов. Они позволяли себе свободные платья-туники, не сдавленные корсетами, предвосхищая модели Коко Шанель. И, конечно, им совершенно необходимо было иметь свои портреты от модных мастеров.

Несмотря на полный уход в прошлое, прерафаэлиты и эстеты с удовольствием доверялись фотосъемке. Фотографический портрет Оскара Уайльда выполнен в середине 80-х годов. Уже в то время он мог претендовать на статус произведения искусства, т.к. жанру минуло почти полвека. Но Уайльд был занят библейской «Саломеей», а рисунки к пьесе делал его приятель, столь же утонченный Одри Бердсли.

Они жили не в домах или квартирах, но в «храмах искусства» со специально придуманной для места нестандартной мебелью.

Ну и как после этого принимать фразу гениального острослова:

«Обожаю простые радости жизни, они последнее убежище сложных людей».

Выставка в музее Орсе «Красота, мораль и удовольствие» заканчивается 15 января. Остались последние дни.

7 комментариев

  1. Valebtin:

    Ой! Спешу и падаю!

  2. Надежда:

    Дорогая Елена! Чем больше читаю Ваши статьи, тем больше убеждаюсь и удивляюсь «Какой же великий Храм Ваша душа!!!»

    Дай Бог Вам дальнейшего вдохновения и красоты чувств.

  3. Виктория, Санкт-Петербург:

    Уайльд был одним из величайших (не побоюсь этого слова!) провокаторов. Сейчас его знамя достойно несет господин Стивен Фрайн. При всей моей любви ко всему французскому некоторые, отдельно взятые англичане доставляют ни с чем несравнимое и абсолютно нефранцузское удовольствие. Кстати говоря, в 2011 году в России вышла занятная книжка — «Стивен Фрай представляет сказки Оскара Уайльда» с иллюстрациями Николь Стюарт. Интересно получилось. Уверена, что эта выставка хороша, и рада за тех, кто смог или еще сможет ее посетить

  4. Сергей Дрезнин:

    Отличный текст! дочь была на выставке... видимо, молодежь подвластна чарам этой эпохи. А ненавистные нам с детства прерафаэлиты стали гораздо лучше смотреться! недаром их Ллойд Уэббер коллекционирует. Вот увидите – Оскар Уайлд с его пьесами вернется. Я лично обожаю «Саломею», особенно фильм Кена Рассела, и многие другие его пьесы.

  5. Арвид:

    Как часто у данного автора, статья впечатляющая и интересная.

    Что касается парадоксов Оскара Уайльда, как и Бернарда Шоу, то мне лично сегодня это как-то непонятно. На самом деле они занимались тем, что методично переписывали все прописные истины наоборот. Сегодня это как-то не смешно. Этим делом занимаются, порою некоторые умные мальчики-подростки, выходя из под гнета родителей и опровергая тем самым родительский мир и авторитет. Но из-под какого гнета выходил Уайльд, консервативной викторианской Англии, что ли?

  6. Эстет:

    Ах, какой невыносимый педант этот Арвид! Он совершенно лишен поэтического чувства. Статья — очаровательная и лукавая. Елена, Вы мне напоминаете «Пандору» Россетти.

  7. Sveta:

    Дорогой Эстет. Благодаря вашему отзыву, вновь прочла старую статью, и на этот раз тоже не удерживаюсь от восторженного отзыва. В статьях Елены всегда много изящества, улыбчивой серьезности. Очень славно. Как теперь говорят в Интрнете – улыбнуло.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)