Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 21 ноября 2017
вторник, 21 ноября 2017

Преступление без наказания

17:41, 4 апреля 2010КультураРаспечатать

В Музее Орсэ открылась выставка с интригующим названием «Преступление и наказание». По словам авторов проекта, представленные произведения искусства иллюстрируют историю смертной казни и ее отмены во Франции на протяжении двух веков.

Поспешив в залы музея, я была неприятно поражена: отрубленные головы, кровоточащие конечности, распоротые животы, орудия убийства — и надо всем этим развевалось знамя искусства. «Анатомия преступления, или Как превратить выставку изувеченных тел в культурное мероприятие». Опыт Музея Орсэ.

marat

Мастерская Ж-Л Давида. Смерть Марата ©Реймс, Музей изящных искусств


Экспозицию открывает библейская история о Каине и Авеле. На белом фоне крупными черными буквами выведена шестая заповедь «Не убий», а на стенах цвета угля яркими пятнами выделяются картины Пьер-Поля Прюдона, Гюстава Моро и — приятный сюрприз! — русского художника Николая Ге. Столь многообещающее начало подогревает любопытство зрителей, которые спешат к входу в следующий зал. Увы! Выставка произведений искусства, едва начавшись, тут же и заканчивается. На смену ей приходит экспозиция, которая хорошо смотрелась бы в Музее естественной истории, Кунсткамере или Музее тюрем, но никак не в музее изобразительных искусств. На ней представлено измученное преступлением человеческое тело.

Прежде чем попасть в царство расчлененной плоти, посетителю предоставляется возможность увидеть воочию самое известное в истории орудие казни — гильотину. Высокая, около 3 метров, гильотина из дерева и металла с косым лезвием возвышается по центру небольшого зала. Закутанная в черную газовую ткань, с зияющим в полутьме отверстием для шеи обреченного и корзиной для отсеченной головы, она вызывает подлинный ужас. Выведенная на стене фраза Виктора Гюго звучит молоточком в висках: «Испытывать некоторое безразличие к вопросу о смертной казни, не выражать никакого мнения, приводить «за» и «против» — все это возможно лишь до тех пор, пока вы не увидите гильотину собственными глазами».

domier

О.Домье. "Улица Транснонен"©Музей искусств и истории Сен-Дени

Зал Французской революции вряд ли преследует цель рассказать об этом трагическом периоде в истории страны. Зато отовсюду на посетителя смотрят гильотинированные трупы, кровоточащие головы, закатившиеся в предсмертной судороге глаза. Цитаты из воспоминаний парижского палача Сансона и писателя Александра Дюма «украшают» пространства стен между анатомическими «шедеврами»: они не леденят душу, а вызывают отвращение. Как, впрочем, и остальные залы выставки, где скопление рисунков, гравюр и газетных полос позволяет зрителю ознакомиться со всеми возможными способами убийства и пытки. Не отличаясь слабыми нервами, я, все же, довольно быстро приняла решение покинуть экспозицию. У выхода женщина говорила своему спутнику: «Это чудовищно. Хорошо, что мы не взяли с собой детей».

gay

Н.Ге "Голгофа" © RMN (Музей Орсэ)

Человеческая природа восприимчива ко всему ужасному: если в Средние века люди придумывали истории о призраках и христианском аде, то сегодня мы с замиранием сердца смотрим «Психоз» Альфреда Хичкока, фильмы в жанре «хоррор» и не можем оторваться от анатомических сцен в сериалах «Эксперты» и «Доктор Хаус». Однако этот ужас остается дозированным и «вознаграждается» мастерски закрученной интригой, счастливой развязкой или трогательной историей любви.

В то время как сюжетом выставки «Преступление и наказание» является ужас сам по себе. Сценография экспозиции не имеет никакого отношения к смертной казни, истории или морали: автор выставки смакует каждую кровавую деталь, упивается видом изувеченной плоти и находится в постоянной погоне за еще более уродливыми сценами преступления.

Но и такая выставка имеет право на существование. Смущает не столько характер представленных экспонатов, сколько явное несоответствие между анонсом выставки и ее сутью. Музей Орсэ, искусство, борьба за отмену смертной казни — все это можно обнаружить на страницах каталога и рекламных брошюр, но не в залах музея. Очевидно, организаторы выставки полагают, что в борьбе за посетителей все средства хороши.

Карина ПРОНИЧЕВА

До 27 июня 2010 года

Musée d'Orsay

62 rue de Lille

75007 Paris

RER Musée d'Orsay

9 комментариев

  1. Немо:

    Автор ни разу не упомянул краеугольнуй деталь: идея выставки принадлежит Роберу Бадантеру, министру юстиции при социалистах, который объявил войну за отмену смертной казни и добился ее отмены в 81-м. Допустим, можно забыть о комиссаре выставки Ж. Клэре. Но как не рассказать о Бадинтере, законотворце и удивительной личности во многих отношениях!

  2. Карина Проничева:

    Немо, как и у Вас, личность Роберта Бадентера вызывает у меня подлинное восхищение: недаром, одна из моих прошлых статей (осень 2008 года) посвящена его деятельности и знаменитой работе «Против смертной казни». Именно поэтому я не хотела «примешивать» его имя к данной выставке: идея Бадентера, на мой взгляд, была искарежена вплоть до карикатуры, что вдвойне обидно, зная, как искренне он боролся за отмену смертной казни, начиная с дела Роже Бонтама. Радует одно — введение Бадентера к каталогу выставки «Преступление и наказание» действительно блестяще! Впрочем, статья не подвергает критике печатную продукцию вокруг выставки, Вы, конечно, должны были это заметить.

  3. Афанасий:

    Как всегда, достойная статья и совершенно человечная позиция ее автора. И, может быть, и правильно не указан краеугольный автор идеи, ибо, если она и была положительной, то второй соавтор, комиссар, ее явно и стыдно извратил. Действительно, прямо какая-то установка в ЦК комиссарской партии: по всем каналам воздействия на массовое сознание идет поток некрофилии, уже вытесняющий даже и порнографию. В чем загадка?

  4. Немо:

    Карине Проничевой: жаль, что Вы не высказали ту же мысль в своей статье. Не все Ваши статьи читают. Либо стоило сделать ссылку.

  5. Карина Проничева:

    Немо, статья по Бадентеру была опубликована на бумажном носителе и в другом издании, поэтому делать на нее ссылку было и невозможно и некорректно. Сколько журналистов, столько и методов подачи информации: я решила писать о сценографии, а не об идее, поэтому имя Бадентера нарочно не фигурирует в статье.

  6. Шурман:

    Брррр!

    Статья хорошая. А выставка ужасная.

    Ну-ка, поднимите руки те, кто «не может оторваться от анатомических сцен в кино»? Лично я а) сериалы такие избегаю смотреть; б) под любым предлогом в это время удаляюсь из комнаты... — никому не навязываю свою точку зрения, просто делюсь.

    А вообще, что-то ненормальное в современном обществе, вы не находите? В Лондоне в Музее мадам Тюссо открыли специальный, бонусный (!) отдел с ужастиками, в музей Лондонское подземелье (London Dungeon) всегда очередь... Или нет, так было во все века: «спешите на Гревскую площадь, спешите на площадь Революции, дабы не опоздать на казнь...»

  7. Толян:

    Все же пишется: музей Орсе, через е, а не через э.

  8. Александра:

    Толяну: оба варианта допустимы, поскольку нет унифицированного правила. С точки зрения орфоэпии (правила литературного произношения), Орсэ выглядит правильнее.

  9. Зебра:

    Мне очень понравилась выставка, до сих пор под впечатлением. Выставка не столько искусствоведческая, скорее историческая и передает то, как люди в разные времена видели и рассказывали о преступлениях — картины, иллюстрации в журналах. И выставка построена так, что наглядно представлено наказание за все эти ужасы — та же гильотина, фотографии преступников, орудия пыток, тюремная дверь камеры смертников. Это не смакование кровавых подробностей, а интерес к реалиям истории. Это моё мнение о выставке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)