Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
воскресенье, 17 декабря 2017
воскресенье, 17 декабря 2017

На фестивале кино им. Жана Руша в Париже ленты из русскоговорящих стран

Анастасия Бюро 0:56, 28 ноября 2017КультураРаспечатать

В Париже проходит ежегодный 36-й фестиваль этнографического кино им. Жана Руша.

На нем представлены 66 фильмов, девять из которых привезли из русскоговорящих стран — России, Украины, Казахстана и Грузии.

По словам организаторов фестиваля, его целью является познакомить зрителя с документальным кино, в котором затронуты вопросы культуры, социума и отношения между человеком и природой.

Русскоязычные фильмы представлены на фестивале девятью картинами: «Завтра море» режиссера Екатерины Суворовой (Казахстан), «Плацкарт» Родиона Измайлова (Россия), «Ослепительный свет заката» Саломе Джаши (Грузия), «Собиратели морской травы» Марии Мурашовой (Россия), «Территория свободы» Александра Кузнецова (Россия), «В поисках счастья» Александра Гутмана (Россия), «Сибирская любовь» российского режиссера Ольги Делан, которая проживает в Германии, и другие.

Из уже показанных русскоязычных фильмов  наибольший интерес у публики вызвали картины «Плацкарт» и «Завтра Море». По словам представителя комитета фестиваля Милены Бокле, именно на просмотр этих кинолент пришло огромное количество зрителей.

«Наверное, впервые за всю тридцатишестилетнюю историю фестиваля было настолько много зрителей, что всем даже не было возможности пройти в зал», — поделилась госпожа Бокле.

Полный зал собрал и показ ленты «Сибирская любовь», в которой ее режиссер Ольга Делан после 20 лет жизни в Берлине приезжает в маленькую сибирскую деревню и задает ее жителям такой простой и сложный одновременно вопрос: «А что же такое любовь?». После просмотра у зрителей была возможность задать вопросы режиссеру.

Режиссер Ольга Делан (в середине)

«Эта лента, прежде всего, о семейных ценностях, — рассказала Ольга. – В ней нет политики, как и нет рекламы и асфальтированных дорог. Вернее, она (политика) есть, но всего час в день – по телевизору. Более того, когда моя мама впервые попала в эти места в 70-е годы, познакомившись с моим отцом, она рассказывала, что встречала людей, которые ничего не знали и не слышали о Второй мировой войне».

— Ваши герои говорят много о любви, чувствах, о личных вещах. Как вам удалось так их раскрыть?

— Когда смотрю этот фильм, я сама удивляюсь, потому что я бы лично этого не стала делать. В 2010 году я впервые попала в эту деревню и узнала, что у меня там живут родственники. Но для местных людей я была первым делом не какая-то «европейка» или родственница. Они воспринимали меня как американскую журналистку: на мне всегда висела камера и я была «откуда-то издалека». Но моя влюбленность в этих людей была настолько велика, что они стали для меня Героями. Я уверена, что именно любовь и доверие стали ключом к открытию их душ.

В деревне много молодых людей. Хотят они ее покинуть, переехать в город, найти там работу и встретить больше людей?

— Наверное, этот вопрос надо задавать им. Но, если честно, я бы этого не хотела. Для меня они являются чистыми, наивными (хотя временами и немного грубоватыми), как дети. С переездом в город они все станут обычными и потеряют свою чистоту.

Почему в фильме женщины говорят о любви, открывают свои чувства. А мужчины молчат?

— Мужчины там, в принципе, не разговаривают. Хотя в фильме есть один момент, когда герой, дядя Толя, говорит, что не знает, любит ли его жена. После съемок мы разговаривали с ним, наверное, час: я пыталась убедить его, что любовь там есть и давно, ее просто не избежать в этой паре. Он молчал, много курил, потом поднял на меня глаза и сказал: «Да, наверное, она есть».

И в последней сцене фильма я задаю вопрос его жене: «Стал ли муж к вам относиться лучше?». И она сказала, что, да, он стал мягче. Но она не знала о нашем с ним разговоре и подумала, что он просто постарел. Она не знала, что для него наш разговор действительно что-то поменял.

— Влияет ли жизнь в городе или деревне на отношения людей?

— Безусловно. Деревня диктует семейный стиль жизни, а город – деловой. Но в любом случае, это всего лишь векторы, и мы сами выбираем, куда нам идти.

Семейный вопрос задается не только в сибирской деревне, но и в немецкой, французской и любой другой. Это просто стиль и образ жизни в глобальном смысле.

Фестиваль проходит в Париже на площадках Musée de l’Homme, Musée du quai Branly, Inalco, EHESS. Подробная программа фестиваля Здесь
До 3 декабря. Вход свободный.

Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)