Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
понедельник, 17 декабря 2018
понедельник, 17 декабря 2018

Династия коммуниста Казакова четверть века спустя

Беседовала Огулбиби МАРИАС12:43, 20 декабря 2017Зарубежная РоссияРаспечатать

«Русский очевидец» уже писал о том, как во Франции отмечалось 100 — летие Октября. Франко-немецкий телеканал ARTE подготовил многогранную программу, посвященную этому событию.

В рамках этой программы был показан документальный фильм «Коммунизм. Шепот раненных душ» режиссера Даниэля Леконта*.

Даниэль Леконт

Это седьмая серия саги, посвященной рабочей династии Казаковых, снятой французским режиссером, основателем продюсерского дома Doc en stock.

Первую серию Даниэль начал снимать в далеком 1990-м году, еще в Советском Союзе в сотрудничестве с киностудией им.Горького. Фильм в 4-х частях вышел под названием «Потерянная мечта Николая Васильевича Казакова». Героями этой большой исторической фрески были ветеран Николай Казаков, проработавший на заводе ЗИЛ с 1921 г., его дети, внуки и его соратники. Фильм был показан в 1993 г. также в России на телеканале «Останкино».

В 1997 г. Даниэль вернулся в Москву и продолжил снимать историю Николая Васильевича, который в свои 91 год продолжал ходить на манифестации коммунистов. Ряды его соратников опустели, многих уже не было в живых, кто-то уехал в Израиль... В 1998 г. ARTE показал два новых эпизода о династии Казаковых под названием «Если бы ты знал, Ленин» и «Коммунист, поп и менеджер».

И вот в прошлом году, 26 лет спустя, Даниэль вновь отправился в Москву, чтоб подвести итог истории династии несгибаемого коммуниста-ленинца Николая Васильевича и его потомков. После выхода на телеэкран 7-й серии саги о российской рабочей династии «Русский очевидец» обратился к автору Даниэлю Леконту с вопросами.

— Даниэль, давайте вернемся к самому началу, как вам пришла идея фильма?

— Когда рухнула Берлинская стена, мне захотелось рассказать историю коммунизма в России. Мне хотелось понять, осознать, проанализировать, что это было. У нас, например, мало, кто, в сущности, знал правду о том, как жили люди в Советском Союзе. Понятие об СССР у нас было идеологическое. Также как и у вас в Советском Союзе о Западе судили через пропаганду. Я впервые попал в Россию в 1982 г., снимал мой первый фильм, и тогда я понял, что наши представления о СССР поверхностные, что мы далеки от осознания реальной жизни там. Я хотел рассказать историю без трафаретов, не пересказывая факты, как учитель истории с архивными кадрами. Я думал поведать историю через человеческие судьбы, через их убеждения, страдания, радости и горести.

Тогда мой консультант по истории Александр Адлер мне сказал: «Даниэль, ты знаешь, это очень просто. Если ты хочешь понять Россию через человеческий аспект, возьми любую семью рабочих, особенно рабочую династию, история у всех одна и та же». Так после его совета, я отправился на автозавод имени Лихачева. Мне предложили несколько рабочих династий. Я выбрал семью бывшего директора завода, приготовился к съемкам, а перед отъездом из Франции, нам сообщили, что наш герой скончался от сердечного приступа... Но, несмотря на все наши страхи и сомнения мы все равно поехали в Москву и познакомились там с Николаем Васильевичем, с его дочками и внуками.

— В эпизодах, снятых в 1997 г., в разговоре с внуком Николая Казакова — Антоном, вы говорите, что вернетесь через 20 лет. Неужели вы действительно думали тогда, что вернетесь через 20 лет?

— Это может, действительно, показаться безумством (смеется), но я тогда на самом деле думал, что должен обязательно вернуться в Россию на 100-летие Октября...

— В фильме 1990 г. ваши герои рассказывают свою жизнь, свои убеждения, веру в коммунизм, но параллельно с их монологами показываются архивные кадры, представляются практически все этапы советской истории, и за кадром звучит ваш беспристрастный голос с комментариями, противоречащими вашим персонажам : коллективизация, раскулачивание, культ личности Сталина, ГУЛАГ, ХХ съезд КПСС... А в последнем эпизоде, где мы видим сегодняшнюю Россию, вы просто слушаете ваших героев, редко вмешиваетесь в их рассуждения, вы не высказываете свою точку зрения. Порой возникает даже впечатление, что вы ностальгируете вместе с героями о прошлой России...

— Да, вы в чем-то правы. Дело в том, что вначале я думал назвать этот фильм «Коммунизм, что осталось, когда ничего не осталось?» Ведь так оно и есть. Но это очень жестокая формулировка. Сегодня в российском обществе ничего не осталось от коммунизма. И когда уходит Казаков и его соратники, я спрашиваю – а за что они боролись? Что осталось от их борьбы, от их убеждений? Ничего. Идеология, которая хотела изменить мир, она только затемнила этот мир, оставила после себя грустное общество, не оставив ни цивилизации, ни культуры. Чем могут гордиться бывшие советские люди? Ничем. У меня был выбор – добивать их, критиковать, подчеркивать это или просто выслушать моих героев, встать на их сторону, сочувствовать им. Я выбрал второе, надеясь на то, что зрители меня правильно поймут. Потому что я хотел показать разницу между системой и людьми, показать, сколько горя и мучений перенесли мужчины и женщины в этой стране, как, пожалуй, никто другой за последние 100 лет. В то время как мы из идеологических соображений не замечали этого, были равнодушны к их страданиям. Я чувствую себя в долгу перед теми, кто был принесен в жертву ради, так сказать, высоких идей и безжалостен к тем, кто создал условия для такой системы. Что касается моего личного мнения, я достаточно высказался в предыдущих фильмах о тоталитарной системе коммунизма. К моему величайшему сожалению, итог 100-летию Октября так и не был подведен, коммунистам никто не предъявил счет, этот период так и не получил реального названия, никто не осмелился назвать его ни периодом ГУЛАГА, ни эпохой массовых репрессий. Вы видели, как прошел этот юбилей? Мне лично стыдно было, когда по французскому телевидению шли фильмы о Романовых, о культуре России начала века. Во Франции до сих пор существует компартия. Она никогда не была у нас у власти, но она имела очень сильное влияние в обществе, в профсоюзах, среди педагогов, журналистов, продюсеров. Они не хотят смотреть правде в лицо, прикрываясь лозунгами о необходимости верить в лучший мир, забывают о миллионах искренних людей, принесенных в жертву ради этой догмы. Можно понять Путина и президентов бывших советских республик, им достались страны в руинах. Как построить новое государство, как написать национальный роман, который даст людям силу, веру, вернет гордость за свой народ? Когда за 100 лет набирается мало таких страниц, остается только Великая Отечественная война. Я мог бы и здесь вспомнить, что в первые два года мировой войны Гитлер и Сталин были союзниками... Но даже этот героический период не достаточен для создания национального романа, поэтому обращаются к царской эпохе, говорят о высоком искусстве, о культуре, о поисках новых эстетических форм и т.д... Но если можно найти оправдание лидерам бывших советских стран, то, как можно во Франции, я не понимаю, закрывать глаза на это? Как это во Франции, где есть плюрализм, возможность критиковать, не смогли дисквалифицировать коммунизм навечно?..

— Даниэль, извините за банальный вопрос – от французов часто приходится слышать – мол, не понимаем, что такое русская душа? Вы сняли больше 10 фильмов о России, вы можете сказать, что поняли таинственную русскую душу?

— Было бы в высшей мере нескромно заявить, что я понял русскую душу. Мне кажется, русские сами придумали концепт исключительности русской души. И чем больше они говорят об этом, тем больше верят сами (смеется). То, что русские называют душой, для меня это их связь с природой, их самоощущение в бескрайних просторах, их отношение к культуре. Я был совершенно очарован дочками Николая Казакова. Три сестры Наташа, Татьяна и Лена — они говорят, будто поют, выбирают такие поэтические формулировки. Когда, например, Татьяна говорит, что хотела быть как кошка, которая гуляет сама по себе. Или Лена говорит: культура – это наша душа, чтобы возродиться, нужно искать свои корни в культуре. В их словах столько лирики и простоты, но для того, кто знает их историю, ему понятно, что это великолепный способ ускользнуть от системы. Три сестры, почти по Чехову, предпочитают жить на даче, собирать ягоды или петь в хоре, заниматься музыкой. Мне кажется, это чисто русский способ выживать, уберечься, спасти свою душу. Я думаю, коммунизм пытался уничтожить человека, убить человечность. Но ему не удалось это сделать. Люди вышли раненные, но не раздавленные...

Фото автора

*Daniel Leconte – журналист, режиссер и продюссер. Работал в газетах « Le monde Diplomatique », « Libération ». С 1982 работал для телевизионного канала Antenne 2 – вел репортажи из горячих точек планеты, был ведущим новостей. С 1991 по 1994 г. Даниэль — директор отдела информации ARTE . Затем основал продюсерский дом Doc en stock. На счету продюсера Леконта – 400 фильмов, из них в 50 он был автором и режиссером. Даниэль — лауреат премии Albert Londres и множества других престижных международных премий и призов.

Фильмы режиссера и продюсера Даниэля Леконта о России:

Сага о династии Николая Васильевича Казакова:

Le rêve perdu de Nicolas Vassiliévitch Kazakov, 1991. :
Le palais des illusions. Episode 1
La passion selon Staline. Episode 2
Natacha, Tatiana et Lena. Episode 3
Les enfants de l’utopie. Episode 4
Lénine si tu savais... Episode 5, 1998
Le pope, le communiste et le manager. Episode 6, 1998
Communisme. Le murmure des âmes blessées. 2017

Другие фильмы о России:

Refuzniks ou la liberté refusée, 1982.
Le Tsar, le docteur du tsar et l’espion, 1998
Boris Eltsine, l’enfance d’un chef, 2001
La faute à Lénine, 2001

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

1 комментарий

  1. Аноним:

    Хорошее, искренне интервью. Я ему верю и согласен с его убеждениями в бесчеловечности системы, породившей репрессии и ГУЛАГ. Закрывать на это глаза и «объективизировать» роль Сталина, то есть прощать и даже оправдывать его злодеяния нечестно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)