Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
четверг, 19 июля 2018
четверг, 19 июля 2018

Эрмитаж в Пинакотеке

Карина ПРОНИЧЕВА

На пресс-конференцию в Пинакотеку я пришла с одной целью: в числе первых увидеть выставку «Романовы, цари-коллекционеры» и услышать, чем обусловлен выбор такой темы, из уст самого директора музея Марка Рестеллини.

rembrandt2

Рембрандт "Давид и Ионафан", 1642 © Musée de l'Ermitage

А на деле, после беседы с Михаилом Пиотровским, я, к своему изумлению, стала его переводчиком на этой самой пресс-конференции.

Парижской Пинакотеке едва исполнилось три года, как Марк Рестеллини решил сделать из выставочного центра, знаменитого своими громкими проектами, подлинный музей. Теперь Пинакотека может похвастаться наличием постоянной экспозиции (в отдельном помещении площадью около 2000 тыс. м2) и коллекции, куда вошли шедевры из частных собраний.

И, чтобы подчеркнуть значение этого события, к выставке «Рождение музея» были приурочены две другие экспозиции: «Романовы, цари-коллекционеры» и «Эстерхази, принцы-коллекционеры».

velasquez2

Д.Веласкес «Портрет графа Оливареса», 1638 © Musée de l'Ermitage

Выставка, посвященная рождению Эрмитажа, рассказывает об основных этапах формирования коллекции, которые приходятся на царствование четырех императоров: Петра I, Екатерины II, Александра I и Николая I. Так, именно Петру Великому мы обязаны многими шедеврами голландской живописи, вошедшими в императорское частное собрание. Среди них — «Давид и Ионафан» Рембрандта, «Свадебный договор» Яна Стена и многочисленные голландские «марины» (морские пейзажи). В свою очередь, Екатерина II приобретает не только отдельные полотна, но и целые коллекции, самой известной из которых является коллекция французского банкира и мецената Пьера Кроза. Рубенс, Ван Дейк, Пуссен, Рейсдал, Грёз — около четырехсот произведений искусства вошли в императорское собрание. В это же время в Петербурге возводятся здания Малого и Старого Эрмитажа, где и размещаются новые приобретения. Благодаря Александру I, в музей поступают шедевры испанской живописи («Портрет графа Оливареса» Веласкеса и «Благовещение» Мурильо), а также личная коллекция императрицы Жозефины. Наконец, при Николае I было построено здание Нового Эрмитажа, завершившее музейный ансамбль. Сегодня многие из перечисленных художников и полотен представлены в залах Пинакотеки, и скажем прямо, представлены очень удачно.

Прогуливаясь по залам в первый день выставки, я заметила директора Государственного Эрмитажа Михаила Пиотровского и заведующего отделом западноевропейского искусства Сергея Андросова, которые оживленно обсуждали вывешенные картины. Я решила задать им несколько вопросов об идее выставки. «Это целиком российский продукт», — с готовностью подтвердил Михаил Пиотровский. — «Сам Эрмитаж в лице Сергея Андросова занимался отбором произведений, организацией выставки и подготовкой каталога. Данная экспозиция задумана исключительно для Пинакотеки: мы не очень любим «передвижные» выставки, которые переезжают из страны в страну, поэтому для каждого иностранного музея мы разрабатываем отдельный проект. Безусловно, Эрмитаж получает прибыль от выставок, которые он «вывозит» за рубеж. Это позволяет нам реставрировать наши произведения искусства».

chardin2

Ж-Б Шарден "Натюрморт", 1766 © Musée de l'Ermitage

«Мне показалось, что многие произведения, представленные сегодня в Пинакотеке, происходят из запасников Эрмитажа. А сколько полотен было снято непосредственно со стен музея?», — поинтересовалась я. «Около двух третей», — не колеблясь, ответил Сергей Андросов.

«Сколько же аналогичных выставок «на экспорт» Эрмитаж может организовать в одно и то же время без урона для своей постоянной экспозиции?». -  «Для нас есть Санкт-Петербург и остальной мир. Скажем, четыре-пять выставок по России и еще столько же за границей, около десяти проектов одновременно», — с гордостью ответил директор Эрмитажа.

Подоспевший Марк Рестеллини пригласил российских коллег пройти в зал для пресс-конференций. Последовав за ними, я заняла место среди других журналистов. Однако стоило лишь Михаилу Пиотровскому сказать свое приветственное слово, как координатор выставки попросил меня подойти ближе. Через секунду у меня в руках уже был зажат микрофон, а сама я оказалась по левую руку директора Эрмитажа в качестве его переводчика! Признаюсь, это был самый неожиданный и почетный опыт синхронного перевода в моей жизни.

В своей речи Михаил Пиотровский настоял на том, что выставка «Романовы, цари-коллекционеры» является достойным завершением года Россия-Франция. Он также упоминал другие эрмитажные проекты в парижских музеях (например, в Музее Армии), а также недавние французские мероприятия в Эрмитаже.

До 29 мая 2011 года

Pinacothèque de Paris

28 place de la Madeleine

75008 Paris

Métro Madeleine

4 комментария

  1. Афанасий:

    Статья лишний раз подтверждает, что культура — особенно русская — требует жертв. И автор с хорошим журналистским мастерством приносит эту жертву: начинает за здравие — о Пинакотеке, а на деле говорит об Эрмитаже и его директоре. И ближе к концу статьи все вообще забывают о Франции. Да здравствует Год России и ее самый эрмитажный директор в мире!

    Но если серьезно, то К. Проничевой – респект: у нее, как всегда, уйма энергии и информации.

  2. Карина:

    Афанасий, спасибо большое за отзыв. На самом деле, статья была не о Пинакотеке, а об Эрмитаже. На мой взгляд, обе выставки — «Романовы» и «Эстерхази» — являются своего рода алиби для Пинакотеки, желающей стать «настоящим музеем». Очень верная тактика: говоря о других, заставить говорить о себе. Поэтому я решила «не поддаваться на провокацию»)) и написать именно об Эрмитаже.

  3. Ирина:

    Карина! Спасибо Вам за статью. Информативно, увлекательно... Слегка завидую — стояли рядом с Михаилом Пиотровским и даже помогали ему.

  4. Сергей:

    Восхитительная статья! Как всегда у Карины Проничевой!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)