Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 19 июня 2018
вторник, 19 июня 2018

Гамлет с Урала

Елена ЯКУНИНА0:31, 21 октября 2010Зарубежная РоссияРаспечатать

В парижском театре «Одеон» Коляда-театр из Екатеринбурга показал «Гамлета».

Сразу оговорюсь — забудьте о Гамлете и о Шекспире. Николай Коляда, художественный руководитель театра, пьесу должен был бы написать собственноручно  - получилось бы лучше, чем у классика.

eric-didim

Олег Ягодин в роли Гамлета ©Eric Didim

То, что творится на сцене, провокацией не назовешь. Потому как даже знаменитый текст классика не всегда узнается. Но спектакль задуман совсем неплохо, а по части актерской игры — даже очень хорошо. Он искренний, добросовестный. Но получается, что сама постановка актерский талант принижает.

Вначале присутствует стойкая уверенность, что действие вообще пойдет без слов. На сцене пляшут странные люди, свалившиеся непонятно с какой планеты. Правда, их выдают одинаковые черные тренировочные штаны с вытянутыми коленками и не налезающими на пятки резинками — таких ни в одной другой, кроме до боли знакомой страны, не встретишь.

Картина разворачивается в стилистике Владимира Сорокина: чем грязнее, тем милее. Важный элемент сценографии — груды пустых банок из-под пива и какие-то коврики. В целом, на сцене сквот в наихудшем варианте.

hamlet2

Сцена из спектакля

Глаза актеров до середины щек обведены черной краской, в руках у них настоящие громадные кости, на спинах татуировки. Звучит кабацкая музыка, бушует оргия. Дух спектаклю задан, образы сформированы, и есть в них большая убедительность.

Гамлет постоянно грызет ногти, но пластикой принц Датский, он же актер Олег Ягодин, обладает отменной. Просто великолепно играет королеву-распутницу Ирина Ермолова. Ее беременная Гертруда, у которой живот лезет на нос, отважно пляшет босиком на раскиданных бутылочных пробках. Клавдий омерзителен в своей низости, придворные в ошейниках сервильно стоят на задних лапах. Кажется, все, стоп, господа актеры, необходимый шоковый коллапс достигнут, пора остановиться.

Но зачем дальше в ход идет поминутное смачное харканье на всех и вся, в том числе и на публику? Отчего необходимы громкие звуки, обычно сопровождающие человеческие отправления, или повторяющиеся обрядовые пляски с приложенными из банок фаллосами? Или голый король, назойливо трущий мочалкой причинное место, и Офелия, издающая блевотную отрыжку? Зачем это все? Вот тут действительно вопрос. Удивить или взбудоражить подобными приемами уже невозможно. Может лишь закрасться тайное подозрение, что сказать больше  нечего. Или мыслишка похуже, ибо один из монологов Гамлета звучит на сцене особенно в тему:

К несчастью, да — обычай, и такой,
Который лучше было б уничтожить,
Чем сохранять. Такие кутежи,
Расславленные на восток и запад,
Покрыли нас стыдом в чужих краях.
Там наша кличка — пьяницы и свиньи.

«Гамлет» - пьеса со многими неизвестными, ей посвящено невообразимое количество диссертаций и прочих трудов.

«Джоконда», а ею, вернее, ее копиями заставлена вся сцена, и их лапает вся мужская часть труппы, вот уже пять веков ведущая картина по части загадок. Да и Николай Коляда, получается, крепкий орешек. Ведь есть эстетика безобразного и есть пошлость. Спектакль же постоянно балансирует на грани мастерства и примитива и порой просто теряет равновесие. К концу так и остается непонятным, чего же в первую очередь добивался режиссер.

За пятьдесят лет Николай Коляда успел написать девяносто с лишним пьес. Их ставили Галина Волчек и Валерий Фокин, на Малой Бронной, у Романа Виктюка, в театре им. Моссовета.

В Екатеринбурге прошел международный фестиваль «Коляда-Plays», на котором 18 приезжих театров играли спектакли одного драматурга. Коляда уже много лет главный редактор толстого журнала «Урал». Преподает драматургию в театральном институте. Придумал проводить конкурс молодых драматургов «Евразия».

В 2001 году он создал частный Коляда-театр, который живет по принципу самоокупаемости. Коллектив уже бывал во Франции на театральном фестивале в Нанси и на русских днях в Кремлен-Бисетр в январе этого года. Тогда же  прошли выступления труппы в городах Иль-де-Франс.  Впереди гастроли по Европе.

1 комментарий

  1. Афанасий:

    Спасибо автору — выразительная и честная оценка. Спектакль, действительно, с внутренней энергетикой, но сбивающийся на пошлый кич. Противоречивое ощущение. Одно точно: он не сильно воодушевляет и приподнимает от плинтуса. Кое-что похоже на заимствования: противологичная прерывистость фраз а ля Васильев, обличье и интонации из данелиевского шедевра «Кин-дза-дза!» (так и ждешь знаменитое «ку-у-у») и трагичная клоунность Полунина. Может теперь так и надо: все в один котел – вот и новое блюдо.

    Шекспировская ненависть к общечеловеческой порочности в устах российских актеров звучит как неприязнь к самим себе. В угоду снисходительно и благосклонно улыбающемуся Западу. Спектакль, как почти все, что приглашает в последнее время Франция из России, странным образом выставляет последнюю дебильной провинцией. А это вряд ли в полной мере так. И уж не автопортрет же постановщика!

    Но при всем этом – мощнейшая режиссерская и актерская проработка. Ничего случайного, отточенность деталей, насыщеннейшая сценография, графически и физически сложная хореография, необузданная костюмерная, достойная музыкальность и даже некоторый вокал. Не знаю, что и сказать. Добра бы чуть побольше, что ли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)