Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
воскресенье, 23 июля 2017
воскресенье, 23 июля 2017

«Глоб». Перемены в русском магазине Парижа

Кира САПГИР 0:47, 3 декабря 2016Зарубежная РоссияРаспечатать
Любители ли вы книжные магазины? О да. В особенности если это не громадные книжные холодные пространства-супермаркеты, а уютные небольшие книжные лавки, желательно где-то в старых квартальчиках, в заповедных уголках столиц и окрестностей. Они, эти лавки, издавна славятся своей независимостью — «самостью».
Aimez-vous les librairies ? Oh que oui. Particulièrement si ce ne sont pas d’immenses grandes surfaces inhospitalières, mais des petites boutiques pleines de charme, de préférence quelque part dans des vieux quartiers, dans des recoins cachés de la capitale et de ses environs.

librairie

Что-то во всем этом есть чудесно-старомодное, не нашего времени. И русский книжный магазин «Глоб» — по-французски Librairie du Globe в наши дни являет собой такой вот «интеллектуальный клуб», куда приходят за пищей духовной и за общением. В Librairie du Globe презентовали книги и проводили встречи с читателями Захар Прилепин, Виктор Ерофеев, Владимир Сорокин, Борис Акунин, Дмитрий Бортников и другие современные российские авторы.

Разумеется, «Глоб» не единственный магазин русской книги во французской столице. Имеется еще магазин «Les Editeurs Reunis». Есть антикварный книжный магазин «Санкт-Петербург». Есть, наконец, книжная лавка Института славяноведения, но там, в основном, продаются франкоязычные специализированные издания. Однако именно «Глоб» в начале 50-х прошлого века был (и долгое время оставался) по сути единственным местом в Париже, где можно было купить русскую классику, советскую беллетристику, газеты и журналы.

Долгие годы «Глоб», как общеизвестно, существовал под крылом двух компартий — французской и КПСС. Это был советский книжный магазин, существовавший как филиал «Международной книги» (созданной в 1923 г.), единственной в СССР организации, экспортировавшей за границу книжную продукцию советских издательств. Помещался «Глоб» тогда в сердце Латинского квартала, на улице Бюси.

«Разумеется, книги в «Глобе» были, мягко выражаясь, «профилированными», — замечает директор «Глоба» Франсуа Девер. «Его книжный ассортимент, так или иначе, отражал советскую политическую линию, будь то книги из СССР или же соответствующие местные издания. Впрочем, Globe все равно расширял свой ассортимент. Там, например, продавались сборники Ахматовой, которые в СССР днем с огнем было не найти. Но уж конечно, речи не было об эмигрантской русской литературе либо, не дай Бог, «тамиздате!»

«В перестроечную пору все изменилось», — продолжает Франсуа. — «Во Франции настал настоящий бум на русские книги, на русских авторов, таких как: Борис Акунин, Владимир Сорокин, Андрей Курков, Андрей Гелассимов, Захар Прилепин, Татьяна Толстая, Людмила Улицкая, и многие другие. Их наперегонки печатали ведущие французские издательства — «Альбен Мишель», «Сей», «Галлимар». И всех этих авторов мы с огромным удовольствием продавали у себя и принимали их лично».

Франсуа Девер изучал русский язык еще на школьной скамье. Затем — в Парижском институте восточных языков (к каковым во Франции причисляется и язык И.С. Тургенева). По окончании института он несколько лет проработал в России, в издательствах, выпускающих французские книги в русском переводе, сотрудничал во французских «глянцевых» журналах, выходивших по-русски. В «Глобе» он взял бразды правления в 2003 г. К этому времени магазин переехал на бульвар Бормарше вблизи Бастилии.

Время и бремя тревог

В первое десятилетие нашей эры для «Глоба» настали тяжелые времена. Кульминация передряг наступила в 2013 г.: речь шла о выживании магазина. Чтобы удержаться на плаву, «Глобу» пришлось сократить время работы магазина. Затем начались распродажи ассортимента за полцены.
А что поделаешь? Ведь преподавание русского языка в школах и лицеях во Франции сократилось в 10 раз. А в Парижском регионе русский преподают лишь в пяти средних школах. И, кроме того, в последнее время люди все чаще книги заменяют экранами. А еще приходится конкурировать и с интернет-магазинами (во Франции онлайновая продажа книг осуществляется в основном через ресурс Amazon). Жаль, конечно, но, как говорится, с'est la vie.

Тем временем у магазина росли долги перед поставщиками и государством в виде неуплаченных налогов.
Как спасти «Глоб»? Франсуа метался. Обращался в министерства культуры, в фонды во Франции, в России, в посольство РФ во Франции, к российскому правительству, в фонд Михаила Прохорова. Увы, почтенные институции безмолвствовали.

И все-таки надежда умирает последней. Крик о помощи услышал некий бизнесмен из России (пожелавший остаться неизвестным). Сей таинственный благодетель и спас магазин от банкротства. Произошло это в 2013 г. Затем, по независящим причинам, и эти субсидии прекратились.

Маленький книжный русский магазин продолжал храбро бороться за существование. Он изо всех сил старался сохранить статус независимой культурной площадки: там продолжали проводить литературные встречи и презентации новых книг, устраивали концерты, конференции, семинары и пр.
Сегодня на этом по-прежнему бойком культурном пятачке произошли перемены. Магазин перешел в руки Натальи Тюриной, главы издательства «Луизон», существующего всего три года...

Дочь советского дипломата, Наталья Тюрина давно живет во Франции. В годы перестройки работала на российском телевидении.

Вот что Наталья рассказала «Русскому очевидцу» о себе и нынешнем проекте:

Н.Т.: — До создания издательства жизнь не сталкивала меня с писателями близко, и я не знала издательской кухни. Но в какой-то момент я прямо физически почувствовала, как издательское пространство сужается, съеживается, как шагреневая кожа. И тогда я захотела иметь возможность издавать то, что имеет право на место под солнцем — и не на периферии, а в центре. А чтобы при этом не утонуть, нужно быть у себя, на своей территории. Так я основала издательский дом «Луизон». Было это в 2014 г.

— Откуда такое название?

— «Луизон» на жаргоне Французской революции — «вдовушка», то есть гильотина. Ведь, на мой взгляд, писать роман – это идти на плаху.

– Когда пришло решение купить книжный магазин?

— Когда я поняла, что мне нужна своя территория. И я стала присматриваться к двум парижским книжным лавкам. Я колебалась между бывшим эмигрантским «Editeurs Reunis» — в нем мои родители покупали подпольных Солженицина и Плюща — и бывшим советским магазином «Глоб». В конце концов, договорилась с «Глобом».

– Кто финансировал проект?

— Мы заплатили из собственного кармана. Мне не составило труда убедить своего мужа профинансировать эту безумную затею!

– Какая перестройка ждет «Глоб» — теперь уже ваш?

— Когда покупаешь магазин, сразу хочется поменять его оформление, витрину, интерьер, ассортимент, который у этого магазина давно не обновлялся. Что до оформления, я пока ограничилась тем, что выкинула всю хохлому и самовары. В нижнем этаже повесила серию картин Володи Мироненко, участника выставки «Коллекция!», проходящей в Бобуре. И заказала всю многотомную «Библиотеку концептуализма» Германа Титова, коллекционера современного искусства и предпринимателя.

— Выходит, Вы не только издатель, но продавец книг, а теперь и галерист!

— Я сделаю в «Глобе» что-то типа выставочного зала или «концепт стора» — мультибрендового бутика. Книжный магазин сегодня – это не то, что было вчера. Книги заказывают по интернету, и если вы тратите время на поездку туда, нужно, чтобы в лавке было что-то еще, кроме книг.

— Итак, у «Луизон» отныне есть свой дом.

– Ну да, так же как у издательства YMCA. И у «Фламмариона», и у «Галлимара». Мне кажется, собственный книжный магазин для издательства — это очень важное пространство.

– — Вы продаете у себя в основном книги «Луизон»?

– — Если у меня, владельца русского книжного магазина, есть издательство, это совершенно не означает, что я буду продавать только мои книги. Я надеюсь, что другие издательства не видят во мне конкурента, а союзника.

– Какие планы у Вас на будущее?

— В следующем году я хочу учредить премию «Абрам Ганнибал», дабы привлечь внимание к русской литературе, на сегодня — явления глобального масштаба. Ее, по понятным причинам, мое издательство не получит...

Материалы по теме:

Татьяна Толстая встретилась с французскими читателями

Андрей Курков

Un lieu joliment vétuste, venu d’une autre époque. La Librairie du Globe est, ce qu’on pourrait appeler aujourd’hui, un lieu de rencontre d’intellectuels, où l’on vient pour la nourriture spirituelle et pour la compagnie.

La librairie du Globe présente et organise des rencontres des lecteurs avec Zakhar Prilepine, Viktor Erofeev, Vladimir Sorokine, Boris Akounine, Dimitri Bortnikov et d’autres auteurs russes actuels.

Bien entendu, La Librairie du Globe n’est pas la seule librairie de livres russes dans la capitale française. Il y a aussi la librairie Les Éditeurs Réunis, le magasin de livres anciens Saint-Pétersbourg, la boutique de l’Institut d’études slaves, mais qui elle, vend principalement des éditions spécialisées en français.

Cependant, au début des années 1950, la Librairie du Globe était (et a été pendant longtemps), le seul endroit à Paris où il était possible d’acheter des classiques russes, des Belles-Lettres soviétiques, des journaux et des magazines russes.

On sait que pendant de longues années, la Librairie du Globe avait été prise sous l’aile de deux parties communistes : le parti communiste français et le parti communiste de l’URSS. C’était une librairie soviétique affiliée à Mezhdunarodnaya Kniga (littéralement Établissement International de Livres, société consacrée à la distribution et à l’exportation mondiale de livres, fondée en 1923), la seule organisation en URSS qui exportait des livres de maisons d’édition soviétiques. La Librairie du Globe se trouvait alors au cœur du quartier latin, rue Buci.

«Cela va de soi que les livres de la Librairie du Globe étaient «orientés», et c’est le moins que l’on puisse dire» fait remarquer le directeur de la librairie, François Deweer. «Le catalogue de la librairie suivait la ligne politique du parti soviétique, avec des livres qui venaient de l’Union Soviétique ou d’autres pays alliés. Depuis, la Librairie du Globe a élargi son catalogue. Ils ont vendu par exemple, les recueils de poèmes d’Anna Akhmatova qui étaient impossibles à trouver en URSS . Mais bien sur il n’était pas question de la littérature des émigrés russes ou du «tamizdat»

«Au moment de la Perestroïka, tout a changé, continue François, il y a eu en France une véritable montée en puissance des livres russes, des auteurs russes comme Boris Akounine, Vladimir Sorokine, Andreï Kourkov, Andreï Guelassimov, Zakhar Prilepine, Tatiana Tolstaïa, Lioudmila Oulitskaïa, et beaucoup d’autres. Les grandes maisons d’éditions françaises, comme Albain Michel, Seuil, Gallimard, se battaient pour les publier. Et c’est avec un immense plaisir que nous avons vendus leurs livres et que nous les avons reçus en personne.

François Deweer étudiait déjà le russe sur les bancs de l’école, puis à l’INALCO. À la fin de ses études, il a travaillé quelques années en Russie, dans des maisons d’édition éditant des livres français en russe, il a aussi travaillé pour de «grands» journaux français publiés en russe. Il a pris les commandes de la Librairie du Globe en 2003. C’est à peu près à ce moment-là, que la librairie a déménagé boulevard Beaumarchais, à proximité de la Bastille.

Des temps difficiles

Les dix premières années de cette nouvelle ère ont été difficiles pour la Librairie du Globe, et c’est en 2013 quand la survie de la librairie a été remise en question, que ces années difficiles ont atteint leur point culminant.
Pour rester à flot, la Librairie du Globe a réduit ses heures d’ouverture, puis, les livres ont été vendus à moitié prix. Que pouvait-on y faire ? L’enseignement du russe dans les écoles françaises a été divisé par 10, et, dans la région parisienne, le russe n’est plus enseigné que dans cinq collèges. De plus, dernièrement, les gens ont remplacé les livres par les écrans, et les boutiques en ligne sont devenues de véritables concurrentes (en France, la majorité des achats de livres se fait sur Amazon). C’est dommage, bien sûr, mais comme on dit : «C’est la vie».

À ce moment-là, la librairie devait de l’argent à ses fournisseurs, et devait payer ses impôts à l’État.
Que faire pour sauver la Librairie du Globe ? François a remué ciel et terre : il a contacté le ministère de la culture, des fonds privés en France et en Russie, l’ambassade de Russie en France, le gouvernement russe, la fondation Mikhaïl Prokhorov. Hélas, ces institutions respectables n’ont pas donné suite.

Mais tant qu’il y a de la vie, il y a de l’espoir. Son appel à l’aide a été entendu par un businessman russe (qui souhaite rester anonyme), et ce mystérieux bienfaiteur à sauver la librairie de la faillite. Tout cela s’est passé en 2013, ensuite, pour des raisons inconnues, ses subventions se sont arrêtées.

La petite libraire russe a continué de se battre courageusement pour sa survie. Elle a lutté de toutes ses forces pour rester un lieu de culture indépendant : il continuait de s’y dérouler des rencontres littéraires, des présentations des nouveaux livres, on y organisait des concerts, des conférences, des séminaires, etc.

Aujourd’hui encore, des changements ont lieu. La librairie est à présent entre les mains de Natalia Turine, directrice de Louison Éditions, créées il y a seulement 3 ans. Fille d’un diplomate soviétique, Natalia Turine, vit depuis longtemps en France. Pendant la Perestroïka, elle a travaillé à la télévision russe. Voilà ce que Natalia a raconté à L’Observateur Russe, sur elle, et sur son projet actuel :

Natalia Turine : Avant de créer ma maison d’édition, je ne fréquentais pas vraiment d’écrivains, et je ne connaissais rien à l’édition. Mais à un moment, j’ai senti que la place de l’édition rétrécissait et rétrécissait comme la peau de chagrin. J’ai voulu faire ce que je pouvais pour mettre en avant ceux qui le méritaient. Et pour que cela fonctionne, il me fallait le faire à ma façon, sur mon territoire. J’ai donc créé Louison Éditions, c’était en 2014.

L’Observateur Russe : Pourquoi un tel nom ?

NT : Dans le jargon de la révolution française, «Louison», c’était «la veuve», autrement dit, la guillotine. Pour moi, écrire un roman, c’est comme passer sur le billot.

OR : Comment avez-vous eu l’idée d’acheter la librairie ?

NT : Quand j’ai compris, qu’il me fallait un point de vente bien à moi, j’ai commencé à m’intéresser à deux librairies parisiennes. J’hésitais entre l’ancienne librairie de l’émigration Editeurs Réunis, dans laquelle mes parents achetaient les œuvres clandestines de Soljenitsyne et de Léonide Pliouchtch, et l’ancienne librairie soviétique la Librairie du Globe. Au final, je me suis décidé pour la Librairie du Globe.

OR : Qui a financé le projet ?

NT : Nous l’avons financé de notre propre poche. Il ne m’a pas été trop difficile de convaincre mon mari de financer ce projet un peu fou.

OR : Quels changements attendent la Librairie du Globe maintenant que vous en êtes la propriétaire ?

NT : Quand on achète une librairie, on veut tout de suite changer son organisation, sa vitrine, sa décoration, son catalogue, que cette librairie n’avait pas renouvelé depuis longtemps. En attendant la rénovation, je me suis contenté de jeter tous les khokhloma et les samovars. Au rez-de-chaussée, j’ai accroché une série de tableaux de Volodia Mironenko, une partie de l’exposition «Kollektsia!», exposée à Beaubourg, et j’ai commandé tous les tomes de La Bibliothèque Conceptuelle de Guerman Titov, un collectionneur d’art contemporain et entrepreneur.

OR : Voyez-vous ça, vous n’êtes plus seulement éditrice, vous vendez aussi des livres, et maintenant, vous tenez une galerie d’art !

NT : Je veux faire de la Librairie du Globe une sorte de salle d’expositions, ou bien une sorte de boutique à plusieurs visages. Les librairies aujourd’hui ne sont plus ce qu’elles étaient : les livres se trouvent sur internet, et si vous prenez le temps de vous rendre dans une librairie, il faut y trouver quelque chose de plus que des livres.

OR : Du coup, Louison Éditons a à présent sa demeure.

NR : Et oui, comme YMCA-Press, et Flammarion, et Gallimard. Je pense que c’est important d’avoir un magasin propre à sa maison d’édition.

OR : Vous vendrez principalement des livres de Louison Éditions ?

NT : Même si ma librairie a sa propre maison d’édition, ça ne veut pas dire que je ne vais vendre que mes livres. J’espère que les autres maisons d’édition ne voient pas en moi une concurrente, mais une alliée.

OR : Quels sont vos projets pour le futur ?

NT : L’année prochaine, j’aimerais créer un prix «Abraham Hannibal», afin d’attirer l’attention sur la littérature russe contemporaine, à l’échelle mondiale, que ma maison d’édition pourra pas recevoir, pour des raisons évidentes.

Lire aussi:

Rencontre de Tatiana Tolstoï avec ses lecteurs français

3 комментария

  1. М. Ильин:

    Все-то у автора перемены — то на Востоке, то в Глобе!

  2. Б. Бортман - Гессенская земля:

    Неужели в Париже только 2 магазина русской книги?! Неужели никому не пришло в голову арендовать помещене под такой магазин в пустующем культуррно-православном центре?

  3. Dasha W.:

    С годами «Глоб» стал настоящим кклубом интеллектуалов, местом встречи России и Франции га высшем уровне! Так держать!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.