Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 16 октября 2018
вторник, 16 октября 2018

«Ленин, Сталин и музыка»

Выставка c таким названием проходит в парижском Музее музыки

Кира САПГИР

Ретроспектива являет собой попытку охвата истории советской музыки в два этапа: с октября 17-го до сталинского «великого перелома» 1929 года и затем с 1932 года до смерти Сталина 5 марта 1953 года.

deineka-travailleurs-de-choc-128

А.Дейнека "Стахановцы", 1937 г.Пермь, Художественный музей

При этом в каталоге выставки содержится спорное утверждение о том, что ее идея, то есть взаимоотношения власти с искусством в государственной тоталитарной структуре — не что иное, как резонанс экспозиции «Третий Рейх и музыка», проходившей в Музее музыки в 2004 году.

Само здание музея, напоминающее авангардистскую декорацию к революционной пьесе, чрезвычайно удачно обрамляет всю экспозицию, придавая «фантазии на тему Утопии» особо острый политико-музыкальный ритм.

Выставка, развернувшаяся на двух уровнях музея, представляет собой музыкальную летопись, аккомпанирующую советской истории. Ее лейтмотив — контраст авангарда и соцреализма.

К. Станиславский говорил: «театр начинается с вешалки». Вот и посетителей выставки «Ленин, Сталин и музыка» с первых шагов поджидает наглядный урок истории. При входе — фрагменты и обломки монументальных фризов, все, что осталось от барельефов скульптора Иосифа Чуйкова «Народы СССР», обрамлявших на Всемирной парижской выставке 1937 года боковые фасады советского павильона, который, как известно, венчала скульптура Веры Мухиной «Рабочий и колхозница». Эти полузабытые барельефы после выставки были подарены французским профсоюзам. Во время Второй мировой войны они были разбиты по приказу нацистов. И лишь спустя полвека французские археологи извлекли барельефы Чуйкова «со свалки истории», из каких-то подвалов какого-то городка где-то под Парижем.

Неотъемлемую часть экспозиции представляет аудио-гид. В наушниках — несколько часов записей музыкальных произведений той эпохи. Увы, на «звучащей» выставке в день открытия устроители не смогли отрегулировать наушники, и видно было, как, мучительно морщась, посетители лихорадочно крутят колесики, тщетно пытаясь извлечь звуки Стравинского, Прокофьева, Шостаковича из еле жужжащих динамиков.

140-plastov-fete-au-kolkhoze

А.Пластов "Праздник в колхозе", 1937 г.© Saint-Petersbourg, Musee d’Etat russe / ADAGP

В подготовке экспозиции приняли участие крупнейшие музеи Москвы (Государственная Третьяковская галерея, Государственный исторический музей, Музей Большого театра, Бахрушинский музей, Музей музыкальной культуры им. Глинки и др.) и Санкт-Петербурга (Государственный Русский музей, Государственный театральный и музыкальный музей, Музей истории Санкт-Петербурга, Национальная библиотека).

Она включает в себя около 400 экспонатов: уникальные партитуры, эскизы театральных костюмов и декораций, фрагменты фильмов Ветрова и Эйзенштейна, редчайшие кинозаписи авангардистских балетов, пропагандистских мистерий 20-х и пр.

История музыки, как и история вообще, как история любой жизни, обычно делится на несколько периодов, подобных частям симфонии либо концерта. Экспозиция «Ленин, Сталин и музыка» четко делится на две части — как бы на две части симфонии.

Первая часть: «Утопия». Период, когда у деятелей искусства сохранялась вера в революцию. И для них идеология была своего рода составляющей творчества. Здесь можно видеть творения Малевича, Кандинского, Филонова, Татлина, Шагала, Родченко, Юона.

Но вот, грозное предупреждение: «Восстание» Климента Редько — загадочное, странное, страшное полотно.

redko

К.Редько "Восстание" 1925 г. Третьяковская галерея

Истово повторяя канон «Неопалимой купины», художник поместил в центре Ленина в нимбе! На фоне этого декорума — строй вождей, и странно светится Сталин... Вокруг стальные решетки, многоэтажные дома-коробки, словно из романов Замятина; по ободу «купины» идут танки, маршируют чекисты. В свое время картину нашел и сохранил коллекционер авангарда Георгий Дионисович Костаки, впоследствии преподнесший ее в дар Третьяковской галерее.

Вторая часть «симфонии»: «Социалистический реализм». В выставочной витрине — постановление XV съезда КПСС (от 1927 года), выносящее приговор «любому отклонению от генеральной линии Партии». Еще постановления — октябрь 1931-го, апрель 1932-го, — когда был разгромлен пролеткульт и созданы бюрократические «творческие союзы», сверху донизу контролируемые государством.

Под стеклом — тиражированный донос «Сумбур вместо музыки», в 1936 г. появившийся в «Правде», где анонимный автор громит оперу Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда». Читаем: «Музыка Шостаковича кривляется, ухает, пыхтит, задыхается, оркестр трещит, верещит, что-то визжит, что-то свистит...» (Поговаривают, что автором «вдохновенной критики» был сам Сталин).

И вот уже на фотографиях и документальных лентах — оперы Ивана Дзержинского (однофамильца «железного Феликса»), оперетты Хренникова, а на выставочных стенах — произведения Дейнеки, Пластова, и так вплоть до 5 марта 1953-го, когда день в день — ирония судьбы — скончались Сталин и Прокофьев.

167-juon-depart-au-front

К.Юон "Парад на Красной площади 7 ноября 1941 года", 1949 г. © Moscou, galerie nationale Tretiakov / ADAGP

«В этом поистине адском переплетении политики и искусства первая пожрала, в конце концов, вторую», — поясняет Паскаль Хюн (Pascal Hyunh), куратор с французской стороны, специалист по немецкой музыке периода Веймарской республики. «От «спектаклей «для масс», создававшихся в революционном Петрограде в первые годы после революции, и вплоть до пышных сталинских опер, от надежд Филонова и Родченко — к утраченным иллюзиям у вернувшегося на родину Прокофьева; от новаторских творений юного Шостаковича — к его же эстрадным песням и музыке для фильмов, которые композитор вынужденно выполнял по заказу государства. Эта выставка анализирует развитие и механизмы инструментализации искусства, ставит вопрос о зависимости творчества художников и композиторов от тоталитарной власти».

— Можно ли выставку «Ленин, Сталин и музыка» рассматривать как гимн не одному лишь авангарду, но и соцреализму? — обратилась я за комментариями к Леониду Бажанову, руководителю московского Центра современного искусства и организатору экспозиции «Контрапункт» в Лувре.

— «Вообще, соцреализм с авангардом в искусстве ХХ века часто пересекались и переплетались, — отвечает Л. Бажанов. — Исторический русский авангард плотно соприкасался с большевистской идеологией, был ею вовлечен, ангажирован. Какие-то идеалистические концепции соцреализма не чужды «революционным» концепциям модернизма. То, что столкновение обернулось кошмаром, многие жизни были изуродованы и растоптаны, — несомненный исторический факт, и интеллектуальная аналитика не должна затемнять историческую картину.

— На выставке «Ленин, Сталин и музыка» многое из того, что высмеивали вы с А. Меламидом, вдруг перестало быть дистанцированным, — говорю я Виталию Комару, одному из «отцов соцарта».

— Дело в том, что соцарт был высмеиванием самих себя, — отвечает ветеран концептуального фронта. — Он был таким внутренним иконоклазмом. Это была попытка самоочищения, самоиронии. Потому что идолы были в нас имплантированы еще в школе. И в этом самоочищении, выдавливании из себя по каплям идолопоклонства соцарт мне очень помог. И сегодня он воспринимается как некая цитата из советской культуры, только взятая в исторические кавычки. Соцарт потерял свою актуальность, зато настоящий соцреализм стал соцартом. То есть соцарт остался, а соцреализм — нет.

Cité de la musique. 221, avenue Jean Jaurès

Paris 75019 Métro- Porte de Pantin

До 16 января

3 комментария

  1. В. М.:

    Дорогая редакция!

    Спасибо за публикацию. Прочтя у вас эту статью, я спешно отправился в Cité de la musique на выставку «Ленин, Сталин и музыка» и не пожалел. Даже в громадной программе мероприятий Русско-Французского года эта выставка впечатляет!

    Там совершенно уникальные экспонаты, а реклама минимальная Не будь этой статьи, вряд ли я бы дошел туда.

  2. Владимир Рудольфи Ножан сюр Марн:

    Я слышал, что разбитый фриз Чуйкова, выставленный в Ситэ де ля Мюзик,хочет забрать Россия, а Франция не отдает. Так ли это? Может, знает кто-то из читателей?

  3. Кира Сапгир:

    Действительно, любопытно. Я об этом что-то слышала из разговоров. Чтобы узнать что-то конкретное, надо поискать сведения во французской и русской прессе. И если они найдутся, дам ссылку на источники.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)