Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
среда, 20 июня 2018
среда, 20 июня 2018

Нормандии-Неман 70 лет

«Quand nous tous, les acteurs de cette ancienne histoire,

Aurons quitté ce monde, emportant notre gloire,

il restera toujours cette amitié sincère

née au cours des combats pour libérer nos terres...»

Эти строчки, зачитанные с большим волнением Аленом Фажем (Alain Fages), директором мемориала «Нормандия-Неман» в музее авиации в Ле Бурже, являются частью поэтического обращения Жоржа Марселена к участникам памятной церемонии, приуроченной к 70-летию создания эскадрильи «Нормандия-Неман».

n_n25

Торжественная церемония в Ле Бурже ©Мария Чобанова

Механик Ж. Марселен входил в состав группы 42 механиков, которые сопровождали первых 14 пилотов эскадрильи «Нормандия», прибывших на российскую землю 28 ноября 1942 года. Он обслуживал самолет Ролана де ля Пуапа, знаменитого летчика, героя Второй мировой войны.

В памятной церемонии возложения венков к памятнику советским и французским пилотам и механикам легендарной эскадрильи в Ле Бурже приняли участие члены семей ветеранов французского истребительного авиационного полка, воевавшего в 1943—1945 гг. на советско-германском фронте, представители Минобороны Франции, посольства России, военные представители во Франции, участники международного автопробега ветеранов ВДВ «Наследники Победы», представители музея авиации.

n_n8-1

Французские и российские военные в Ле Бурже ©Мария Чобанова

В скором времени музей в Ле Бурже примет в своих залах экспозицию, посвященную истории «Нормандии-Неман», находившуюся до сих пор в городе Анделисе, на родине одного из пилотов эскадрильи Марселя Лефевра (Marcel Lefèvre).

«История наших авиаторов, сражавшихся в сложнейших условиях в течение трех лет плечом к плечу с русскими, должна быть известна молодежи. История этих славных лет не должна быть только ностальгической, она должна быть живой и современной. Наша цель — рассказать обо всех этих людях в нашем музее», — сказала Катрин Монури (Catherine Maunoury), летчик, директор музея в Ле Бурже.

n_n18

Ветераны ©Мария Чобанова

Она также сообщила, что в ближайшее время, после серьезной реставрации, в музей вернется последний сохранившийся во Франции советский истребитель Як-3, один из тех, на которых после Победы в 1945 году на родину вернулись французские летчики.

Ваше Вален (Waché Valin), дочь генерала ВВС Свободной Франции Марсиала Валена (Martial Valin), одного из инициаторов создания «Нормандии-Неман», считает, что во Франции мало  говорят о Второй мировой войне. «Мои внуки очень мало знают об этих событиях. Я обязательно должна рассказать им, как прадед создал эту эскадрилью, чтобы Свободная Франция была представлена в сражающейся России. Я считаю, что это был совершенно невероятный поступок 20-летних ребят — поехать в Россию сражаться. Я думаю, что важно собираться вот так около памятников этим героям, иначе все забывается», — таково мнение Ваше Вален.

n_n2

Семьи членов авиаполка ©Мария Чобанова

Франсуа де ля Пуап, сын Героя Советского Союза Ролана де ля Пуапа, отметил, что его отец рассказывал о событиях войны уже много лет спустя после ее окончания, когда дети были взрослыми и могли понять весь контекст того времени и то, почему французский военный летчик поехал сражаться в Россию. «Я рассматриваю сегодня поступок отца как что-то исключительное. Мы с огромным интересом читали его мемуары, которые он частично опубликовал. К сожалению, у нас дома мало фотографий того времени», — сказал Франсуа.

В эскадрилье (преобразованной впоследствии в полк) «Нормандия-Неман» служили и русские, дети эмигрантов. «Получив медицинское образование, мой отец, чьи родители уехали после революции из Киева во Францию, примкнул к генералу де Голлю и генералу Валену, чтобы войти в эскадрилью», — рассказала дочь Георгия Лебединского, врача «Нормандии-Неман». «Он хотел сделать что-то для Франции, которая приняла его. Он прошел всю войну и умер 16 лет назад. Он мне мало что рассказывал, я почти ничего не знаю о своей семье, которая осталась в Киеве, и мне очень жаль», — поделилась Сильви Де Белабр-Лебедински. Она добавила, что прошедшие войну люди очень мало рассказывали о ней посторонним, они так настрадались, что вспоминали войну, только собравшись вместе. «У нас, их детей, сегодня впечатление, что мы являемся частью этой большой героической семьи, которая была очень солидарной и после войны».

n_n5

Эрик Пьерро, Сильви Де Белабр-Лебедински, Пьер Леру (слева направо) ©Мария Чобанова

Ален Фаж, бывший медик, увлеченный военной историей, — своего рода живая база данных людей, связанных с героической эскадрильей. В его архиве нашлась и забавная история о враче Георгии Лебединском. Однажды он должен был проведать своего пациента и полетел на биплане У-2, которым управлял пилот Жак Андре (Jacques André). Во время приземления у пилота от резкого движения застряли ноги под приборной доской. Жорж, у которого на форме был значок медика, поспешил в госпиталь и спросил у первого попавшегося ему медбрата: «Не будет ли у вас пилы?» «Нормальной или стерильной?» — спросил в ответ русский коллега.

Конечно, в истории военного врача больше трагических эпизодов. Пьер Леру (Pierre Leroux), двоюродный брат генерала Пьера Пуйада (Pierre Pouyade), командовавшего эскадрильей c 17 июля 1943 по12 декабря 1944, с восхищением и грустью замечает: «Летать в климатических условиях России в необогреваемом самолете, когда вам 20 лет... Они приземлялись, выпивали чашку чая, чтобы согреться, и снова поднимались в небо. Просто ужас, что они делали. Конечно, половина из них погибли». Пьер Леру руководит ассоциацией, объединяющей членов семей участников эскадрильи, а позже — полка «Нормандия-Неман». Он с сожалением констатирует, что во Франции не так хорошо знают историю эскадрильи и что «у французов нет той стойкой памяти по отношению ко Второй мировой войне, что у русских».

Мария ЧОБАНОВА

La Russie d'Aujourd'hui

4 комментария

  1. Алексей:

    Мария, спасибо за статью!

    Жаль что эскадрилья расформирована, это память и о войне, и о Франции и о тех кто воевал над небом России, защищая Францию...

    Могу немного добавить... Если позволите... Это циатат из моей написанной, но т аки не опубликованной книги «Немного о Париже»

    «Сколько молодых французов, и часто «чистых кровей», потомков герцогов и маркизов, принимало участие в воздушных боях, и погибло в небе над Россией, защищая Францию? Скажу — около 100 человек, точнее 96, а погибло – 42, почти половина. И лишь в 1956 году в Москве был установлен мемориал с именами всех погибших лётчиков, а в 1964 году на Введенском кладбище, в Москве, на могиле французского лётчика, останки которого были найдены в Орловской области, был установлен памятник «Неизвестному лётчику полка Нормандия-Неман».

    И только более чем через 62 года после окончания Второй мировой войны, 10 октября 2007 года в Москве, в Краснокурсантском сквере, президентами Франции и России открыт памятник лётчикам «Нормандии-Неман». Оставшиеся в живых лётчики эскадрильи прошли по Красной площади в Москве в парадном строю Парада Победы 2010 года... . Есть улица «Эскадрильи Нормандии-Неман» в Орле, в Смоленске, в Иваново, в городке Борисово. В Москве нет!»

  2. Ингрид:

    Спасибо за отличную статью.

    Но...«у французов нет той стойкой памяти по отношению ко Второй мировой войне, что у русских».

    И не может быть. Потому,что то, что пережил советский народ вместе со своей страной, не пережило ни одно государство, оккупированное Гитлером. В чехии, например, не стесняются вспоминать, что Чехословакия была удостоена личной благодарности фюрера за «ударный труд во славу Рейха»

    А «Нормандия-Неман» — яркая страница в нашей истории. И в России хранят память обо всех, кто сражался на стороне СССР: и французских летчиков, и испанцев, и чехословацкий корпус Людвика Свободы.

    Русские дали им всего лищь самолёты,но Франция — сердца героев.

  3. Анатолий:

    Дорогие друзья! Надо не только сокрушаться но и трудиться. Я стал фанатом Нор-Неман потому, что мой отец участвовал в Витебском сражении в 1944 вместе с «Нормандией». И потому что я лично знаком с пилотом Нормандии полковником Жовтым, которому 92 года и он работает в аэроклубе, обучает пилотов. Я сам составил себе историю полка Н-Н . Могу переслать. Очень интересно. А французам полезно знать сколько музеев Нор-Неман в российских школах. И переписываться. Ликвидация музея в Ле Анделис из-за отсутствия 15 тыс евро — печально и позорно. Будем надеяться, что новое руководство нового Мемориала в ля Бурже привлечет мировую общественность. Уважаемая Катрин, давайте делать один большой виртуальный клуб «Нор-Нем-Феникс» на базе нового Мемориала. Большой привет д-ру Алану Фаже, Жану-Франсуа ANIERE и др.

  4. Наташа:

    Анатолий, мне нужна ваша история «Нормандии Неман». Возможно в ней есть что-то о моем деде, Ганзенко Михаиле Васильевиче (авиационный механик по электрическому оборудованию).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)