Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 21 ноября 2017
вторник, 21 ноября 2017

Опять Каррер

Анна АЙВАЗЯН0:45, 2 апреля 2012Зарубежная РоссияРаспечатать

«В России все великие писатели были экстремистами», «русские писатели пишут о том, что такое быть русским», «если я сейчас напишу в своем романе фамилию Медведев, через 10 лет никто не поймет, о ком идет речь»: разговор Захара Прилепина и Эммануэля Каррера можно буквально разобрать на цитаты. За час два писателя успели обсудить Путина, Толстого, русскую революцию и перспективы демократии в России.

rusochsalondulivre2012c2a9msw1

Э.Каррер (слева) и З.Прилепин ©MSW

Дискуссия поначалу напоминала встречу двух старых друзей. Писатели увиделись на книжном салоне далеко не в первый раз. Знакомство Эммануэля Каррера и Захара Прилепина произошло еще в Москве осенью 2007 г. Тогда французский писатель собирал материалы для биографии Эдуарда Лимонова. Прилепин, член НБП (национал-большевистской партии) Лимонова с 1996 г., сразу же заинтересовал Каррера, который на тот момент еще не был знаком ни с одной из его книг.

Каррер признался, что их первый разговор произвел на него довольно сильное впечатление. Они провели вместе полдня, гуляли, разговаривали (в основном о Лимонове и о его партии) и сразу же друг другу понравились. После встречи Каррер купил книги Захара на русском и, несмотря на довольно сложный и современный русский язык, которым пишет Прилепин, прочел по очереди их все. Позже Каррер напишет о Прилепине в своей нашумевшей книге «Limonov» как об одном из самых талантливых современных писателей России.

Таким образом, у парижской встречи была довольно любопытная предыстория. Стоит отметить, что Прилепин хорошо знаком французской публике: на французский язык переведены и опубликованы пять прилепинских романов. Первой из его книг, появившихся во Франции, был роман «Патологии», в котором рассказывается о чеченской войне. То, что журнал «Афиша» назвал когда-то «пацанской прозой», Эммануэль Каррер сравнил ни много ни мало с «Цельнометаллической оболочкой» Стэнли Кубрика, что есть, безусловно, высокая оценка дебютной книги Прилепина. А его второй роман «Санькя» Каррер и вовсе назвал культовой для целого поколения россиян.

Разумеется, в определенный момент разговор снова зашел о Лимонове, фигура которого и объединила в определенной степени двух писателей. Прилепин отметил, что в России многие не понимали масштаба личности Эдуарда Лимонова, пока о нем не написал Эммануэль Каррер (напомним, однако, что книга до сих пор не переведена на русский язык). Что касается политической деятельности Эдуарда Лимонова, а именно создание НБП, то Прилепин считает, что Лимонов мало чем отличается от других великих русских писателей. «У нас все писатели были экстремистами: Лев Николаевич Толстой проводил зачистки в Чечне и стрелял из пушки по англичанам, Достоевского едва не расстреляли, а потом отправили на каторгу, и все великие писатели были либо революционерами, либо ярыми монархистами, что одно и то же. Так получилось, что моя жизнь наложилась на эту традицию», — сказал Прилепин, имея в виду свое участие в чеченских войнах. Действительно, он поехал в Чечню добровольцем в 1996 г., воевал в спецназе. «Я до сих пор считаю, что земля священна, землю нельзя делить и отторгать», — сказал во время встречи Прилепин, сравнивая себя с Лермонтовым, Гумилевым и Толстым — великими русскими писателями, побывавшими на войне.

Вообще, довольно много было сказано именно о том, что такое быть русским писателем. «Сама принадлежность к русскому народу и к России занимает одно из центральных мест в книгах русских писателей», — уточнил Каррер. Для французских писателей это, по его мнению, совершенно несвойственно. Захар Прилепин с ним не согласился, а потом произнес довольно длинную речь об «ощущении причастности к великой стране, к великому государству, к великой истории». «Ничего не могу с этими поделать, но так получилось, что Россия — самое большое государство на земном шаре», — добавил Прилепин. На что Каррер с улыбкой заметил: «Вот и доказательство. Вы представляете себе современного французского писателя, который все это скажет?»

Оказалось, что по-разному они смотрят и на современную Россию. Для Каррера посткоммунистическая Россия — источник литературного вдохновения. Эта эпоха уже имеет своих героев: Лимонова, Путина, Ходорковского. В частности, по мнению Каррера, последний мог бы стать идеальным персонажем большого романа. Прилепин, отстаивая свой тезис о закате русской государственности и незначительности нынешней эпохи для российской истории, вспомнил революцию 1917 г., которая была настоящим «вулканом, тектоническим сдвигом на весь земной шар». «Сегодняшняя российская политика — это фельетон, анекдот. На Западе очень часто пугают Путиным. Путин — империалист, Путин — тиран. На самом деле, это карикатурная фигура. Путин меня не вдохновляет», — заявил в свойственной ему категоричной манере Прилепин.

Пожалуй, именно политический спор выявил базовое различие двух авторов: если Эммануэль Каррер верит в возможные демократические перемены в России без революции и насилия, путем мирного развития страны и сопротивления со стороны гражданского общества, то Захар Прилепин высказывает довольно пессимистические прогнозы будущего страны, утверждая, что «через 20 лет в России будет на 20 миллионов меньше людей», потому что «Россия сегодня страна, которая расхотела жить». Впрочем, кажется, ни политические промахи оппозиции, ни декабрьский «упущенный исторический шанс», ни общая апатия в стране писательскому делу не помеха. «За это время мы напишем еще 10 хороших книг», — с улыбкой заметил Прилепин.

13 комментариев

  1. Пампам:

    В отчете как-то не чувствуются личности этих интресных персонажей... Не информация, а докладная записка.

  2. Арвид:

    Если у вас максимум 5000 знаков на статью, попробуйте описать еще и личности. Это тогда надо быть Жаном Кокто — тому хватало четырех строчек.

  3. Пампам:

    Да, не Кокто. Типичное не то

  4. Лев Анин:

    Дорогие читатели, вы что-то слишком строго судите авторов заметок о Салоне книги в «Очевидце»! . Если сравните их с например убогим и куцым сообщением в «Литгазете» за эту неделю, увидите, что они минимум на 50 порядков выше. Цените своих авторов!

  5. Вика.:

    Не вижу повода для такой «коллективной» негативной оценки.На мой взгляд, , личности раскрыты в досточном объеме,по крайней мере достаточном для этого жанра, а также акцентированы политическое и профессиоанльное кредо каждого из фигурантов статьи. Друзья,это репортаж, а не роман.

  6. Елена.:

    А зачем вообще надо пытаться походить на Жана Кокто,когда можно быть самим собой?

  7. Сергей Дрезнин:

    Знаком с обоеми. Надо читать полную расшифровку записи встречи, а еще лучше – пусть выложат запись на youtube, будем смотреть.

  8. Арвид:

    Нет, Кокто я упомянул в защиту, нежели в обвинение. Статья — это прежде всего информация, хорошая литература в ней желательна (французские интеллектуалы это очень любят), но не обязательна. Кокто же — это высокая литература да еще «накаленного» периода в искусстве, который может быть уже не повторится. Сейчас возможно никто вообще не в состоянии схватывать и передавать личность, как Кокто.

    Если же говорить о личностях протогонистов, то Прилепин выглядит как «сильная личность». Когда кто-то довольно известный назвал его фашистом, то во время встречи с читателями этой зимой в Kremlin-Bicetre Прилепин огрызнулся: «Он сам фашист!» То есть увернулся от ответа, не сказал прямо: Нет, я не фашист. Вообще, глядя на него, мне кажется, я лучше понимаю германских национал-социалистов 30-х годов, возникших тоже в критический момент истории своей страны.

  9. Michel:

    Ami Arvid, ne pensez-vous pas que l'on a tendance à abuser du vocable «fasciste», un peu comme dans la cour de récréation d'une école soviétique ? Quant au bouquin de Carrère, je doute qu'il puisse présenter le moindre intérêt pour le public russe.

  10. Арвид:

    Michel, насчет «фашиста» я согласен. Национал-социализм имеет право существовать, как и любая другая партия при демократии, и привязывать его обязательно к Гитлеру и концлагерям несправедливо.

    Насчет того, что «Лимонов» Карера не представляет никакого интереса для русских, я не согласен.

    Во-первых, это зависит от того, насколько известен и популярен Лимонов в России, а он видимо-таки известен.

    Во-вторых, как писатель, Карер в «Лимонове» умен и добросовестен, а умный писатель — это уже неплохо. Мне было действительно интересно читать, правда, я знал Лимонова лично.

    В-третьих, можете вы мне объяснить, каким образом «Лимонов» оказался интересен французам, но будет безразличен русским?

  11. Tanya:

    А кого вообще волнует этот прилепин, а тем более фашист он или нет ?

  12. Арвид:

    Проблема в том, что возможно Прилепин сегодня один из лучших российских писателей. Я, правда, читал только его самый известный роман «Санькя», но это очень выразительно. Штука только вот в чем: в этом романе часть явно списана с личного опыта, а часть явно выдумана и именно она очень слаба. Если писатель может только списывать, а выдумывать не может, то это не есть писатель в полном смысле этого слова. Поживем увидим.

  13. Tanya:

    Он книжку написал под названием ГРЕХ ...ну я конечно же её прочла и тут же убедилась что имею дело с лингвистическим импотентом... He is completely hopeless!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)