Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
понедельник, 15 октября 2018
понедельник, 15 октября 2018

Памяти Аркадия Ваксберга

Кира САПГИР0:33, 11 мая 2011Зарубежная РоссияРаспечатать

В стане «высоколобых» — тяжелая утрата. 8 мая 2011 г. после тяжелой болезни скончался Аркадий Иосифович Ваксберг

vaksberg

Аркадий Ваксберг, 2010 г. ©DR

один из выдающихся представителей отечественной публицистики ХХ столетия. Ему было 83 года.

Аркадий Ваксберг — юрист, историк, вице-президент ПЕН-клуба, был парижским собкором «Литературной газеты» с 1996 г. Но и до того в Париже он бывал много раз — своими глазами видел, например, революционные события «мая 68-го».

Начиная с 1959-го на страницах «Литгазеты» стали публиковаться судебные очерки А. Ваксберга. Вскоре очерки стали пользоваться такой популярностью, что (по воспоминаниям газетных старожилов) из-за мощного притока в редакторский кабинет А. Ваксберга невинных жертв правосудия газете пришлось даже создать систему пропусков и поставить вахтера.

А.И. Ваксбергу принадлежит более 40 книг в самых разнообразных жанрах: здесь монографии по юриспруденции, эссе, киносценарии, новеллы и, главное, своеобразнейшие «биографии-расследования», посвященные, в частности, Коллонтай, Горькому, Лиле Брик, Вышинскому.

Почти все его книги переведены на основные языки мира, а некоторые, наиболее рискованные, вообще опубликованы только в переводах (в их числе «Советская мафия», «Гостиница Люкс», «Лаборатория ядов» и пр.) Многие из книг выходили в крупнейших парижских издательствах — в их числе «Файяр», «Робер Лафон», «Альбен Мишель» и др.

«Встречи и невстречи»

Идеально зная французский, Аркадий Ваксберг в Париже казался его неотъемлемой частью. Еще с конца 60-х, и именно в ту эпоху у него была уникальная возможность встретиться с «последними могиканами» — Борисом Зайцевым, Георгием Адамовичем, Юрием Анненковым, Софьей Прегель... Увы, со многими из этих людей, А. Ваксберг, советский журналист, встречаться попросту не мог... О чем, по его собственному признанию, он впоследствии горько жалел.

И в недавней книге «Семь дней в марте» (Санкт-Петербург, Изд-во «Русская культура», 2010), представляющей собой ряд бесед А. Ваксберга с крупным историком российского зарубежья профессором Рене Герра, откровенно рассказывается об этих парижских «невстречах» с корифеями русской культуры; для советской власти — опасными изгоями. «Сегодня, — признается в книге Аркадий Иосифович, — это почитаемые и глубокоуважаемые, популярные люди (посмертно, с большим опозданием), а тогда встречи с ними меня, будем откровенны, пугали. И, тем не менее, все-таки кое с кем я встретился, и это греет мне душу».

«Драматургия факта»

Его книги поистине захватывают. В чем их секрет? Это, по формулировке самого А. Ваксберга, «драматургия факта». Ее суть в четкости подачи в сочетании с «нелинейным» изложением. Вместо того чтобы двигаться по накатанным хронологическим рельсам, сюжет у Ваксберга движется по ответвлениям, порою заходя и в тупики, в которых, по мнению автора, и «грузится подлинная история».

Эта форма с блеском используется в знаковых книгах А. Ваксберга: «У крутого обрыва», «Белые пятна», «Опасная зона», «Подсудимого звали Искусство», «Не продается вдохновенье» (произведение, которое в России запрещалось цензурой на протяжении 22-х лет); и в его публицистическом бестселлере «Царица доказательств» — рассказе о Вышинском и его жертвах.

Разговор о «Фукье-Танвилле сталинской эпохи» стал причиной нашей встречи в редакции парижского издательства «Альбен Мишель», где «Царица доказательств» вышла по-французски в 1991 г. Мне хотелось что-то уяснить для себя самой в туманном хаосе происходящего в стране. Но были и более личные причины желать этой беседы. Ведь в галерее сталинских палачей и жертв, нарисованной А. Ваксбергом, есть и портрет из нашего семейного альбома — тот, который пришлось изъять оттуда во избежание репрессий. Героем одной из самых страстных и страшных глав этой книги был мой дядя, Григорий Сокольников, советский политический деятель, выдумавший НЭП. Это он, Сокольников, в 30-е годы сумел на время конвертировать советский рубль. И это его дача на Николиной горе приглянулась Вышинскому, за что расплатой для Сокольникова стал кошмарный политический фарс под названием «Большие процессы», затем застенок, камера, где «советский Витте» (как его называли) покончил с собой, разбив голову о стену.

Аркадий Иосифович объяснил тогда же мне свою психологическую трактовку отношения к Вышинскому Сталина. «Тираны, — сказал он, — всегда любили лакеев с родословной. А Вышинский, польский шляхтич, потомок знаменитого кардинала Вышинского, в антураже Сталина, после чистки состоявшем из страшных ничтожеств, был бриллиантом на много карат. И свою роль он блестяще выполнял во время процессов: вел себя страшно, грубо, выражаясь площадным языком. Это был тот язык, которого от него ждал Сталин.»

Сегодня многие склонны упрекать Аркадия Ваксберга в том, что в своих книгах он-де зачастую излагает события с позиций «адвоката дьявола». Однако стоит напомнить, что никогда он не боялся смотреть правде в глаза — излагать «взрывные» факты из жизни людей, чьи биографии превратились сегодня в чуть не хрестоматийные «жития». Подобному развенчиванию расхожих мифов и легенд посвящены и некоторые главы книги «Семь дней в марте», где открыто говорится о коллаборационизме и «возвращенчестве» части русской парижской эмиграции в военные и послевоенные годы.

«Нельзя лакировать историю и нельзя чернить историю», — объясняет А. Ваксберг свою принципиальную позицию.

***

Он был корифеем журналистики, уникальным полемистом, мастером по смыванию «белых пятен» в истории и интеллигентом высочайшей пробы.

И в последнем десятилетии ушедшего века Аркадий Иосифович Вакбсерг занял одним из первых на материке Слова территорию Свободы.

Светлая ему память!

8 комментариев

  1. Александра:

    Спасибо за статью, Кира!

  2. Владимир:

    Замечательная статья. Все, что можно и надо было сказать в ней есть. Статья прямо светится светлым образом этого замечательного публициста, не говоря уже об очень ценных биографических и библиографических фактах. Истнное мастерство журналиста об истинном мастере публицистики. Здорово!

  3. Кира:

    Спасибо!

  4. Галина:

    Очень добро и тепло сказано о покойном, только одна ошибка — рубль был конвертируем в 20-е годы, а не в 30-е.Это сделали Сокольников и сменивший его (Сокольника погнали за недолгое состояние в оппозиции) Брюханов.

  5. Сергей Дрезнин:

    Смотрите–ка! А я и не знал, что «Не продается вдохновенье» была непроходной книжкой. Какой блеск, эта книга!

  6. Владимир Глаголев:

    Лично знал и очень уважал Аркадия Вайсберга. Спасибо за такое хорошее и осдержательное памятное слово.

  7. Галина Карпусь:

    Мы росли на его статьях, учились, как надо работать. Пусть память об этом человеке будет светлой. Спасибо, что так душевно почтили его. Привет Владимиру Глаголеву — соскучились!

  8. Светлана. Москва:

    Аркадий Ваксберг -обеспечивал тиражи двум газетам -ЛГ и МН (при Яковлеве).

    Да, действительно был Мастером нескольких жанров, -они у него смешивались превосходно.

    Так как он писал — убеждающе и образно, мог только он, очень убежденный в том, что преподносит читателю.

    Светлая ему память за все то яркое, талнтливое, что он дарил на страницах газет в Москве.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)