Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 16 октября 2018
вторник, 16 октября 2018

Продается теремок

Елена КОНДРАТЬЕВА-САЛЬГЕРО0:14, 17 января 2013Зарубежная РоссияРаспечатать

Город Рив, департамент Изер, регион «Рон-Альпы», Франция. Стоит в Риве теремок. Не низок, не высок: с общей жилой площадью в 1000 м², в целых три этажа, в стиле позднего классицизма XIX века. Двери заколочены, окна разворочены. Крыша, правда, еще не набекрень и пока не едет. Но в остальном — плакать хочется. Потому что жалко. Замок, все-таки. А каждый замок — это чья-то мечта.

Ville de Rives, département de l'Isère (Rhône-Alpes), France. Il s'y trouve une bâtisse, ni trop haute ni trop petite, 1000m², 2 étages, l'ensemble enveloppé dans un classicisme tardif, XIXème. Les portes clouées, les fenêtres murées. Le toit couronne encore la gloire d'autrefois, mais sans trop d'assurance. La tristesse envahit le tout. Et pour cause : chaque château est le rêve de quelqu'un.

chateau-rives

Замок Рив | Château Rives ©A.Moussine-Pouchkine

Вот этот намечтал когда-то человек с виду куда как прозаичный — француз, торговец углем по имени Жозеф Монэн. Сначала ему повезло: получил нежданное наследство, приказал углю гореть синим пламенем и затеял грандиозное строительство. С 1912 по 1914 сказка почти стала былью, но тут началась война, и все смешалось. Hе только в замке Л'Oржер, но и повсюду — во Франции, в Европе и гораздо дальше. A история замка подверглась незначительным вариациям: то разграбят и заколотят, то расчистят и снова заживут... К 1918-му несчастный владелец окончательно разорился и отдал свою мечту за бесценок людям гораздо более прозаическим и практичным — местным владельцам бумажных фабрик.

Celui-là fut réalisé par un homme au premier abord plus que prosaïque : un négociant en bois et charbon Joseph Monin. Un héritage inattendu le fit abandonner son négoce et s'adonner à la construction de sa vie, feu et flamme. De 1912 à 1914, le château de l'Orgère devint une réalité palpable. Sur quoi vint la guerre qui bouscula joies et jouissances. Non seulement en France, mais partout en Europe et bien au-delà. L'histoire du château vacilla entre les pillages et les nettoyages, jusqu'en 1918, où le malheureux propriétaire mit définitivement la clé sous la porte et vendit son rêve à des gens bien plus pratiques que lui, qui au lieu de construire allègrement des châteaux-gouffres financiers, possédaient des fabriques de papier au rendement régulier et sans histoire.

colonie-riouperoux-a-rives

Русская колония в Риве | Colonie russe à Rives ©A.Moussine-Pouchkine

И вот здесь-то и начинается все самое интересное: в замке появились русские. Они прибывали тогда со всех концов света, рассеивались по Европе, думая пережить-переждать свое великое национальное противостояние и вернуться. К 1919-му на местной бумажной фабрике уже работало человек 15, никак особенно не влияя на местный ландшафт. А вот к 1924-му, когда в Риве оказалась семья К.С. Мельник, началась «русcификация» замка Л'Opжеp. Татьяна Евгеньевна Мельник, урожденная Боткина (дочь того самого Евгения Сергеевича Боткина, лейб-медика царской семьи, расстрелянного в подвале Ипатьевского дома), была приглашена в семью владельца ривской бумажной фабрики учительницей английского и немецкого языков. Муж ее, офицер РОВСа, сумел убедить местных работодателей в преимуществах русской рабочей силы: надежность, работоспособность, дисциплина. Посредством РОВСа, председателем которого тогда был генерал Кутепов, в Рив удалось привезти сразу несколько русских военных групп из Сербии и Болгарии. К 1927-му на бумажной фабрике числилось около 150 русских рабочих, семьи которых (около 200 человек) в большинстве своем жили в замке Л'Oржеp.

C'est ici que l'histoire devient plus intéressante : des Russes débarquent au château. Ils affluaient à l'époque de tous les recoins du monde et se posaient en Europe, en attendant le retour chez eux, une fois que la grande confrontation, la révolution 1917 se fût épuisée, par efforts ou par miracle. Une quinzaine de travailleurs russes installés à la fabrique de papier de Rives vers 1919 ne changeaient pas particulièrement le paysage.  La vraie « russification » du château de l'Orgère commença vers 1924, avec l'arrivée à Rives de la famille Melnik. Tatiana Melnik, née Botkin, fille de E.S.Botkin (médecin de la cour, fusillé avec toute la famille impériale des Romanov, dans la cave de la maison Ipatiev) était engagée par le propriétaire de la fabrique en tant que professeur d'anglais et d'allemand. Son époux, un officier du ROVS (l'union générale des combattants russes fondée par P. Wrangel) sut persuader la direction des avantages de la main d'oeuvre militaire russe : probité, endurance, discipline. Par l'intermédiaire du ROVS et de son président, le général Koutepov, plusieurs groupes de militaires russes furent transférés à Rives de Serbie et de Bulgarie. Vers 1927, environ 150 Russes travaillaient à la fabrication de papier et environ 200 personnes (leurs familles) étaient logées au château de l'Orgère.

koutepoff-rives

Кутепов в Риве | Koutepoff à Rives ©A.Moussine-Pouchkine

Хорошо было. За каменными стенами — как за «кремовыми шторами». Красота ухоженного парка казалась незыблемой и защищенной. Задумчивые аллеи и веселые лужайки, грациозные ивы над прудом, почти киевские каштаны, почти московские березки — так похоже на Россию...

Il y faisait bon vivre. Derrière les murs clairs, comme derrière les rideaux protecteurs de leurs lointaines maisons natales, la beauté soignée du parc semblait immuable et sécurisante. Des allées pensives, des clairières à la gaieté franche, des saules gracieux au-dessus de l'étang, des marronniers comme à Kiev, des bouleaux comme à Moscou. Comme en Russie...ou presque.

Терем-теремок обустроили разумно: на первом этаже с теpрасой столовая, кухня, библиотека, общие комнаты, несколько квартир. На втором — семьи с детьми. Третий — холостякам и одиноким. Под террасой, в подвальном помещении, устроили и освятили церковь. До самой Второй мировой был и постоянный священник. Жил в замке, работал на заводе. Приезжали все иерархи Русской зарубежной церкви.

И вообще, приезжали туда люди разные и люди славные. Литераторы, государственные деятели, артисты, военные. Бунин, Шмелев, Зайцев, Мережковский. Генералы Миллер, Шатилов, Архангельский, Поремский, Казем Бек, композитор Стравинский, балерина Матюшкина де Герке и многие-многие еще.

Le château enchanté fut aménagé avec intelligence : au rez-de-chaussée avec terrasse — la cantine, la cuisine, les pièces à vivre communes, la bibliothèque, quelques petits appartements. Au premier logeaient les familles avec enfants. Le deuxième était réservé aux célibataires et solitaires. Dans la cave, sous la terrasse fut installée et bénie la petite église. Jusqu'à la Deuxième guerre mondiale, un prêtre à demeure célébrait l'office, travaillait à l'usine, logeait au château. Beaucoup de personnalités de l'Eglise orthodoxe honorèrent l'endroit par leur présence.

De nombreuses autres personnalités s'y rendirent également : littérateurs, hommes d'état, artistes, compositeurs, militaires. Bounine, Shmelev, Zaïtsev, Merejkovsky. Les généraux Miller, Shatilov, Archangelsky. Hommes politiques Poremsky, Kazem Bek, compositeur Stravinsky, la ballerine Matushkina de Gerke...

grille-chateau-rives

Ворота замка | La grille du chateau ©A.Moussine-Pouchkine

Чуть не накануне своего похищения приезжал генерал Кутепов: встречали в зале собраний, украшенном флагами, цветами, портретами великих русских деятелей. Чувствовали единение и надеждy. Как никогда глубоко и понятно звучало слово «патриотизм». Как никогда насущной ощущалась жизненная необходимость каждого и всех вместе: спасать Россию. Всю оставшуюся жизнь готовиться к ее спасению.

Сразу после постигшего генерала несчастья oрганизовали военно-училищные курсы (впоследствии «юнкерские») во главе с председателем Союза галлиполийцев полковником Генорским. Предметы обучения: фортификация, артиллерия, тактика, топография, устав, гимнастика, фехтование, пехотный строй и стрельба. Весь букет официально зарегистрировали где следует под «спортивный клуб», дабы не портить отношений с местными властями.

Le général Koutepov y rendit sa dernière visite la veille de son enlèvement. On l'accueillit dans la grande salle commune, décorée par des drapeaux, des fleurs et des portraits à la gloire russe.  Tous se souviennent de ce sentiment particulier d'unité et d'espoir qui régnait alors. Le mot « patriotisme » dans sa totale plénitude et le sens de toutes ces vies remplies par une seule cause : sauver la Russie. Se préparer pour la sauver.

Immédiatement après le malheur arrivé au général Koutepov, on organisa au château de l'Orgère des cours de préparation militaire pour la jeunesse, sous la direction du président de l'Union de Gallipoli, le colonel Genorski. Disciplines enseignées : fortification, artillerie, tactique militaire, topographie, gymnastique, escrime, code militaire, règlement des fantassins, tir. Tout le bouquet fut officiellement enregistré auprès des pouvoirs locaux, en tant que « club de sport ».

cours-dofficiers-rives

Спортивный клуб | Club de sport ©A.Moussine-Pouchkine

Xозяин фабрики ни малейших иллюзий не питал относительно истинной цели «спортивной подготовки» русской молодежи за стенами респектабельного замка Л'Oржеp. Но, будучи бывшим офицером и участником войны, дружески относился именно к «старой России» и потому поддерживал именно ту, разгромленную и затоптанную, старину. Тоже верил, что еще можно что-то спасти.

Le propriétaire de la fabrique savait pertinemment quel genre de sports pratiquait la jeunesse russe derrière les murs de son respectable château et dans quel but elle le pratiquait. Etant toutefois, lui-même, un ancien officier, trempé dans la guerre et nourrissant une profonde sympathie envers cette Russie d'autrefois au détriment du « nouveau monde bolchevik », il soutenait cette initiation sans réserve, gardant foi, lui aussi, en ce qui pouvait encore être « sauvé »...Tous les Russes vivaient à peu près  ainsi, à peu près partout — en attendant, en espérant, en sauvegardant ce qui pouvait l'être encore...

Так и жили, так и ждали и надеялись. Как и все русские тогда, повсюду.

Ну, а потом... Уже в начале 30-х работы на бумажных заводах становилось все меньше. Все больше русских уезжало из Рива. А с началом Второй мировой и «перестройкой» всей бумажной промышленности на военный лад (делали фильтры для противогазов и прочие прелести военного времени) русских рабочих в Риве осталось совсем немного. И грозил оставшимся «призыв на работу в Германию». Стало не до архивов и даже не до растоптанных надежд. Единственный сын полковника Гeнорского, Андрей, был убит немцами «за Францию» в Арденнах в первые месяцы войны. И опять все смешалось и понеслось.

Vers 1930, il y avait déjà de moins en moins de travail aux usines. De plus en plus de Russes quittaient Rives. Avec le début de la Deuxième guerre mondiale et la reconversion de l'industrie du papier pour les besoins militaires (on fabriquait des filtres pour les masques à gaz et autres « douceurs » de ce genre), les Russes restant à Rives tombaient sous la menace d'être déportés pour les travaux en Allemagne. Les archives et les espoirs n'étaient plus d'actualité. Le fils unique du colonel Genorsky fut tué par les Allemands dans les Ardennes, « pour la France », dans les premiers mois de la guerre. Tout tourbillonna et fut de nouveau emporté par la grande déferlante des temps troubles...

monument-rives

Памятник на городском кладбище | Le monument aux Russes au cimitière de Rives ©A.Moussine-Pouchkine

Памятник русской колонии в Риве, принявший все русские захоронения на городском кладбище, открыт и освящен архиепископом Антонием в 1962. Ремонт, обиход и концессию город взял на себя, включив монумент в историческое наследие. А вот замку не повезло. Громоздко и накладно. В 1980 бумажный завод продал его городу, и с тех пор он у финбюджета бельмом в глазу. Парк отхолили и взлелеяли на радость, на здоровье всем гуляющим-отдыхающим. А теремок стоит, понурившись: двери заштрихованы, окна замурованы. Ремонт нужен капитальный. Дорого. Поэтому город, скорее всего, продаст теремок кому ни попадя. И канет вместе с ним вся история и чья-то память.

Le monument de la colonie russe, regroupant toutes les sépultures au cimetière de la ville de Rives fut ouvert et béni par l'archevêque Antoni en 1962. L'ayant classé « patrimoine historique », la ville se chargea de l'entretien et de la concession. Le château eut moins de chance. Trop grand, trop coûteux. En 1980, l'usine le céda à la ville et il est depuis une plaie  saignante dans le budget municipal. Le parc est merveilleusement entretenu, pour la joie générale des promeneurs. Le château quant à lui dresse au milieu du paysage un bilan peu fier : une restauration capitale se fait sentir. La ville le plus probablement le cédera à qui se portera preneur honorable et qui emportera avec la bâtisse toute cette histoire dans le paisible oubli...

Отремонтировать бы теремок и устроить там что-нибудь простое, хорошее и нужное. Центр русской культуры, например. Или музей. Или еще что-нибудь такое, русское. Чтоб опять захотелось всем собраться и хоть что-нибудь спасать. Хоть по кусочкам!

Dernier rêve à son sujet : ce ne serait pas vraiment si mal, si l'on pouvait y faire quelque chose de... russe, quelque chose de simple, de bon et d'utile. Par exemple, un centre culturel, ou bien, un musée. Ou encore, une salle d'exposition...de l'art russe. Par exemple. Pour que tout le monde ait de nouveau envie de se réunir. Et de sauver encore quelque chose. Pièce par pièce, morceau par morceau...      

Теги:

26 комментариев

  1. А.К.:

    Грустная, в конце концов, история, как и много другое, что связано с русским рассеянием, с русской катастрофой. Можно ли надеяться на русское будущее замка Рив? Едва ли. Местные русские небогаты, а богатые русские в России предпочитают не о памяти предков и русском будущем заботиться, а собственную сиюминутную блажь тешить.

    Спасибо автору — и за этот небольшой очерк, и за всё, что Елена делает и уже сделала для сохранения русской исторической памяти во Франции.

  2. Жанна Д.:

    Наверное, почему-то часто кажется гораздо проще построить что-то совершенно новое, не интересуясь, нужно ли это строительство вообще или нет ??? Это я о том, что вот уже несколько лет ведутся дебаты о строительстве русского культурного центра прямо рядом с Эйфелевой башней. Там планировался и духовный центр, и культурный, а также развлекательный (с русской баней, например). Либо же рассматривается разместить там, например, учебное учреждение. Сейчас пока всё «заморозилось», но, я уверена, что строительство начнут, и никакие препоны его не остановят (это вам не демонстрации против однополых браков устраивать). И ведь никто даже не вспоминает о том, что по всей Франции раскидано множество объектов, как этот замок, например, а также захоронений, церквей, монастырей, напоминающих нам о присутствии русских и о том, что мы должны максимально бережно хранить то, что уже имеет. И присутствие это было не просто проживанием и пережиданием проблем на Родине, а что ни на есть самое великое — русские отчаянно защищали Францию и работали на неё, не жалея себя. В итоге, Франция делает со своей стороны то, что может, дабы сохранить свою (и нашу тоже) историю. Но не нужно забывать, что нам-то это тоже всё нужно ! Или нужно дойти уже «до ручки», но при этом, правда, находиться в Париже (как с магазином Глоб), чтобы о тебе услышали и начали шевелиться.

    ...А русско-культурно-развлекательно-духовно-учебно-банно центр, конечно, построят (само собой, центр Парижа и колоссальные денежные вливания) и никто не захочет взять на себя смелость и попробовать реконструировать и отремонтировать уже имеющиееся наследие...

  3. А.М.П.:

    Да, грустно, но в то же время очень характерно той настоящей эмиграции, о которой не говорят, о которой в России не знают. Эти люди, глубоко любящие Россию, жили скромной жизни во французской глухой провинции, ожидая призыв на войну с коммунизмом и на спасение России. Готовы были взять оружие – а оружие у них всегда было — и жизнь свою отдать за это. Они это и сделали в Галлиполи в 1920-21 гг, в Болгарии в 1923 г. , да и во Франции в 1936 г. Увы, вместо призыва началась вторая мировая война. Да были люди в то время не то что нынешняя племя !

    Спасибо Елене за грустную, но интересную и хорошо написанную статью, пусть каждый задумается о судьбе этих скромных героев, и может быть, Россия их не забудет.

  4. Bear:

    Автору

    Madame, цену бы узнали и опубликовали – авось кто из новых русских польстится. Може несколько комнат для блезиру и под музей отведет с барского стола :)

  5. Vladi:

    Действительно, как узнать — почём замок?

  6. От автора:

    Благодарю всех читателей за внимание и искренний интерес!

    Bear — Признаюсь, что изначальное (сильное!) искушение было назвать текст «Разыскивается олигарх», но рамки приличия твёрдо заточили несдержанные порывы...

    Вот сведения из имеющегося в моём распоряжении досье:

    «Шато, с общей жилой площадью в 1000 м2, состоит из 3-х этажей. 1-ый этаж, построен над подвалом (720 м2), выходит на кольцевую террасу с тремя каменными лестницами. Общая жилая площадь этажа 325 м2, разбита на 15 комнат. Узкая деревянная лестница ведет на второй этаж, площадью в 300 м2, он разбит на 15 комнат. Та же лестница ведет и на третий этаж, такой же площадью, этот этаж разбит на 20 комнат. Над третьим этажом есть большой чердак. Доступ до большой башни на третьем этаже.

    Вопрос об использовании шато на нужды города несколько раз затрагивался, и недавно появился проект учреждения новой городской «медиатеки». Но проект не прошел по причине высокой стоимости такого заведения по сравнению с постройкой нового здания (7 миллионов евро против 4 миллионов). Вопрос о сносе шато тоже затрагивался, но также не был решен и по той же причине – слишком дорого.

    Таким образом, шато, с большею частью парка, может оказаться выставленным на продажу...»

    Думаю, заинтересованным лицам следует обращаться напрямую к администрации города — в мэрию.

  7. Hellriegel:

    Думаю, колесо истории слишком безжалостно и своенравно, вряд ли возможно повлиять на его движение

  8. А.М.П.:

    Bear, в этом замке жили только Русские, и в Риве его называют «шато де Рюс», шато Русских. Цена его очень не большая, но включает такие понятие как уважение (к тем Русским которые там жили и к их идеям), память (о тех кто в Россию не вернулись и похоронены там), любовь (к Россию и ко всему Русскому), порядочность (ибо за 60 лет Русские заслужили уважение местного населения)... Боюсь что новым русским, такая цена не по карману.

    Мэр города уже заявил, что шато частному лицу не продаст. Надо сказать, что купить за такую цену каждый может, а ремонтировать и содержать его, не каждому суждено. Нужны 5 миллионов евро.

  9. Lenusik:

    Лена и курятник опишет так, что представится, как оттуда льются звуки классической музыки. Но тут, похоже, и правда, есть перспектива, и история есть. Давайте перешлем ето зажиточным знакомым? Мраморные полы и фрески можно завезти, историю не завезёшь, она обитает в стенах дома, витает в воздухе, видна на фотографиях. И Лене удалось ето передать очень удачно.

  10. Нина Егорова:

    И опять, прочитав очередную статью Елены, появилось чувство теплой близости , душевного родства с теми замечательными русскими, о которых она пишет. Спасибо за этот подарок, А как же должны переполнять эти чувства автора, чтобы так написать!

  11. Калинина Е.:

    Ох, и почему же у меня нет таких денег!!! Очень жаль...

  12. JeanPierre Kramoroff:

    C'est une histoire très interressante concernant l'émigration russe,avec comme une profonde nostalgie, pour les descendants. Et pour moi, j'aprécie que la revue affiche les deux versons, en russe et en français ce qui me permets d'améliorer mon russe, et me rabattre sur le texte en français en cas de difficuté. Très bonne initiative !

  13. Katia Costes:

    Полностью согласна с комментарием Lenusik 18/01/2013 02:37 по поводу того, что надо бы разослать по знакомым и обеспеченым и богатым и, скажу Вам, по реэлторам Элитной Недвижимости в Москве и Париже. Я думаю, что именно такие вот конкретные шаги могли бы содействовать сохранению нашего исторического прошлого, нашей души и нашей ностальгии по тому теплому русскому уюту нашего детства, наших дач подмосковных, наших друзей по школе и институту. Ведь ностальгия, она не только от того, что невозможно увидеть и приехать в Россию, она и по нашему детству связанному с этой страной, даже советской, даже если режимной — мое поколение — это пелевенское поколение П — нам сейчас всем за сороковник, но это и самое активное поколение в России, давайте попробуем как-то проучаствовать и разослать информацию об этом Chateau? У российских граждан сейчас поднимается историческая и национальная гордость и есть инициативы «возвращать» или спонсировать российское культурное наследие. Может и министру культуры отправить информацию? Г-н Мединский вроде кажется адекватным? Как сами-то считаете? Хорошо бы чтобы автор статьи через газету сделала информационное досье, я лично готова разослать кому надо, есть каналы.

  14. Bear:

    А.М.П. Вы забываете, что существуют особые условия продаж объектов недвижимости, признанных памятниками. В них могут оговариваться требования рестазврации в определенные сроки, запреты перестроек; выдвигаться условия использования части помещений в дальнейшем под музейные экспозиции. Нарушения подобных условий могут вести за собой серьезные наказания, вплоть до отчуждения объектов, а следование им – всяческие налоговые и кредитные поблажки. Например, беспроцентные ссуды и уменьшение стоимости работ при условии, если новый владелец будет задействовать местные фирмы, зарегистрированные в городе (я был такому свидетель). И т.д. Решение мэра не продавать в частные руки может оказатьс тупиком. Вопрос в условиях продажи.

  15. Таня В.:

    Замок-то как красив! Прямо чувствуется воздух необыкновенный, дали, просторы... эх......

    Думается, что обнадеживающей перспективы в этой проблеме нет,к сожалению

  16. AS:

    J'ai lu ce texte avec beaucoup d'intérêt et, comment dirais-je, avec un sentiment d'émotion, de mélancolie, que l'auteur a su me faire ressentir au travers de la vie de ce château mais surtout de ses occupants et de leur devenir. L'idée de ne pas abandonner cette demeure est intéressante. Pourquoi pas une souscription ? Et encore merci pour la version française.

  17. Aline W.:

    A quand une adaptation au cinéma ?

  18. Michel:

    Dommage que l'auteur n'ait pas consulté le fameux chef du renseignement français Constantin Melnik, fils de Tatiana. Né en 1927, il a peut-être bien connu ce château.

  19. А.М.П.:

    Michel, Mr Constantin Melnik, né à Rives en 1927, a quitté Rives à l'âge de 2 ans en 1929 avec sa mère Tatiana et ses soeurs. Son père, Constantin Melnik, est resté à Rives jusqu'à sa mort en 1977 et est inhumé près du monument russe ci dessus.

  20. ЕМ:

    Для кого такие ностальгические статьи в духе Русской Мысли времен княгжения «Императрикс» Зинаиды Шаховской !?

  21. Юлия:

    Дорогоая Елена, спасибо Вам за статью, очень тронута. И у меня вопрос: есть ли списки всех русских, захороненных на этом кладбище?

  22. А.М.П.:

    У меня «Список Прихожан Храма Святого Архистатига Михаила в г. Риве живот свой на поле брани положивших, в смуте убиенных и в разсеянии усопших», но далеко не все похоронены в Риве (46 л.). Я также составил список тех которые когда-то жили в Риве или приезжали (164 л.). Собираюсь дополнить этот список в архивах фабрик, мэрии и префектуры (полиция). На это получил поддержку мэра, надо только найти время. Если у кого то вопрос по известному лицу могу поделиться. Под памятником лежат не больше 20 ч. Легко прочитать на памятнике имена тех кто там лежат.

  23. от автора:

    Благодарю всех за внимание и искренний интерес! В качестве дополнения, предлагаю крохотный видео-ролик о хорошем человеке, благодаря которому многое из чуть было не канувшей русской памяти во Франции удаётся сохранить. Андрей Андреевич Мусин-Пушкин, Спасибо Вам!

    www.youtube.com/watch?v=oSY45ppFCig

  24. Татьяна:

    Уважаемый А.М.П., у меня вопрос: нет ли в списках похороненных в Риве Михаила Васильевича Крошечкина? Он был врачом в армии Л.Г. Корнилова, воевал под командованием Левитова М.Н. Был ранен под Екатеринодаром, находился в госпитале в Новочеркасске. Дальнейшая его судьба нам неизвестна.

  25. А.М.П.:

    Фамилию Крошечкина не встречал, ни в списке похороненых в Риве, ни среди прихожан местного прихода.

  26. Татьяна:

    Уважаемый А.М.П., спасибо за Ваш ответ. Крошечкин Михаил — мой двоюродный дед. Я увидела его фамилию в мемуарах Васильевой — Левитовой volunteerarmy.ru/nashi-vr...miloserdiya.html . Но здесь какая-то ошибка, потому что его сестра (моя бабушка) позже получила от него письмо с сообщением об отъезде. Что с ним произошло дальше, где его могила, нам неизвестно. Вы очень точно сказали — мы с нашими предками не можем больше общаться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)