Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 18 сентября 2018
вторник, 18 сентября 2018

«Кремлен — Moscou»

Кира САПГИР0:20, 1 февраля 2012Зарубежная РоссияРаспечатать

«Похоже, что в новом русско-французском году все флаги в гости будут к нам!» —

img_3601

Мэрия г.Кремлен-Бисетр © Борис Гессель

шутили гости международного культурного форума«RUSSENКО», проходившего на протяжении трех дней в парижском пригороде Кремлен-Бисетр. «Русский очевидец» следил за событием.

Идея фестиваля русской культуры в Кремлен-Бисетре родилась в 2010 году, во время проведения перекрестного Года России и Франции. Его организатором стал Союз русофонов Франции во главе с директором Российского центра науки и культуры в Париже Игорем Шпыновым, журналистом Ириной Кривовой и президентом ассоциации «Франция-Урал» журналистом Дмитрием Кошко.

Это мероприятие было отправной точкой межкультурного годичного марафона, продолжавшегося в течение всего 2010 года, после чего было принято решение проводить фестиваль в Кремлен-Бисетре ежегодно. На сей раз к праздникам примкнул Дмитров, российский город-побратим, расположенный в 60 км от Москвы.

img_3619

Стенд Российского центра науки и культуры в париже ©Борис Гессель

«Позапрошлый перекрестный Год русского языка и русской литературы во Франции, равно как французского языка и литературы в России, имел большой резонанс», — объясняет Кристин Мэстр, председатель фонда «Русофонии», вручающего премии переводчикам русских литературных произведений на французский язык. «У нас свой, особый путь: мы сами идем к читателю. И вехой на этом пути из года в год оказывается фестиваль русской литературы в пригороде Парижа. С самого начала одних только официальных манифестаций в рамках фестиваля насчитывалось около 200, а на самом деле их было больше 1000 — за счет «спонтанных» участников — различных объединений и организаций по всей стране».

Итак, на протяжении последних выходных января в городе Кремлен-Бисетре непрерывной чередой шли концерты, выставки, театральные постановки, кинопросмотры, балетные спектакли. Но главным гостем на этом празднике культур было Слово.

Вновь в Кремлен-Бисетр пожаловал весь (или почти весь) бомонд современной российской изящной словесности. За круглыми столами, на «сольных» выступлениях и у стендов Салона русской книги «блистали присутствием» самые популярные авторы: сюда были приглашены Владимир Сорокин, Людмила Улицкая, Михаил Шишкин, Захар Прилепин, Андрей Курков, Владимир Гиршович. Причем, наряду с прославленными прозвучали и новые имена, в их числе Елена Бочоришвили, молодая писательница, прибывшая в Париж из Канады.

Конечно же, «гвоздем» всей культурной программы было ставшее уже традиционным вручение премии «Русофония» за лучший литературный перевод с русского на французский. Эта премия, учредителями которой выступают Фонд Ельцина и французская ассоциация «Франция- Урал», вручается шестой год подряд. Напомним, что в прошлом году лауреатами «Русофонии» стали переводчицы Ж.Бувар за книгу Д. Бортникова «Синдром Фрица» (изд. Noir-sur-Blanc) и Л. Юргенсон за перевод книги В. Торопова «Апoлогия Плюшкина» (изд. Verdier).

Переводческая фарандола

Ниспровергатель расхожих мнений Анри де Монтерлан утверждал, что перевода как такового не существует, есть просто тексты на одну тему на разных языках. Великий писатель великим и остается в любом случае. Однако само качество перевода можно и нужно оценивать по заслугам. Что и является целью и задачей жюри «Русофонии».

В этом году главный приз «Русофонии», раскрытую книгу из металла работы скульптора Виктора Крючкова, жюри присудило Анн-Мари Таци-Боттон за перевод книги «Воспоминания о будущем» Сигизмунда Кржижановского (Verdier). Это польское, притом королевское, имя русского писателя стало известно отечественному читателю совсем недавно. А теперь, благодаря трудам Анн-Мари Таци-Боттон, и во Франции доступно чтение этого сверхсложного и сверхоригинального автора, чьи интеллектуально-фантастические парадигмы сложно воспринимать даже по-русски.

img_3575

Анн-Мари Таци-Боттон © Борис Гессель

«Искусство перевода — мастерство вкупе с подлинной страстью, а труд переводчика — поистине подвижнический», — сказала член жюри и почетный ректор VIII Парижского университета Ирен Сокологорская, приветствуя участников и гостей фестиваля.

Сервантес говорил: «Перевод — как женщина: если верная, то некрасивая, а если красивая, то очень неверная». Но такое определение автора «Дон Кихота» никак не относится к 86-летнему Анри Делюи, старейшине цеха, получившему «номинацию поощрения». Его перевод поэм Маяковского, собранных в сборник «Любовь, поэзия, революция» (изд. Le Temps des Сerises), оригинальным стихам «лучшего талантливейшего» не уступает. Перевод Делюи практически конгениален этой поэзии — сверхсложной, сверхновой, рассчитанной на самого изысканного читателя сверхрафинированного поэта, которому изо всех сил отчего-то хотелось быть «пролетарским»!

Двигаясь далее к истокам, находишь, само собой, «солнце нашей поэзии» в интерпретации прославленного Андре Марковича. Некоторые специалисты упрекают этого мастера за старание быть не столько «переводчиком», сколько «перевозчиком» (passeur). Иначе говоря, за стремление к некоей, едва ли не «излишней», симметрии текстов на обоих языках. Но когда читаешь эти идеально выверенные и вдохновенные переводы А. Марковича в сборнике, так и озаглавленном — «Солнце Александра» (изд. Actes Sud), понимаешь, что этот мастер ранен Пушкиным, как пулей, в самое сердце — навсегда и безвозвратно!

Ну, а все-таки, где современная литература? Вот и Сорокин в повести «Метель» (изд. Verdier) решает «освежить», а может, и «освежевать», самого Толстого, переиначивая «Хозяина и работника». А за ним в его дерзком поиске идет по следам классика Анн Кольдефи, доктор филологии, преподаватель в IV Парижском университете искусства перевода.

И, наконец, племя младое, незнакомое: Е. Бочоришвили. При такой длинной, с непривычки труднопроизносимой, фамилии эта молодая грузинская русскоязычная писательница из франкоязычного Квебека — автор целых шести ультракоротких романов, появившихся в Канаде на французском. Романы эти, которые сам автор называет «стенографическими», невзирая на сверхкраткость, согласно критике, «томов премногих тяжелей». Вот и в ее романе «Голова моего отца», опубликованном во Франции (изд. Boréal), каждое слово настолько значимо, продумано и взвешено, что переводчик, Бернар Крейз, по сути, исполнял работу, сходную с искусством ювелира.

«Благодаря трудам и стараниям всех этих святомучеников и страстотерпцев, одержимых Словом, Франция обрела, наконец, возможность увидеть и разглядеть по-настоящему лицо российской словесности во всей ее многосложности и блеске», — сказал на открытии член жюри «Русофония» Жерар Коньо, доктор наук, переводчик и автор фундаментальных исследовательских работ в области русского футуризма. И с этими словами невозможно не согласиться.

Заключительный аккорд

img_3497

@ Борис Гессель

«Найдите слово по-русски, которое вы считаете наиболее сложным для перевода», — такую игру предложил ведущий «Круглого стола» лучшим переводчикам Франции, собравшимся в Зале Булгакова мэрии Кремлен-Биссетра.

Бернар Крейз: «Тоска»,

Анн Колдефи: «Метель»,

Анн-Мари Таци-Боттон: «Уют»,

Софи Бенеш: «Пошлость».

И упоминанием об этой изысканной забаве позвольте закончить краткий отчет про « RUSSENКО» — праздник российской культуры в парижском пригороде с символичным именем Кремль.

4 комментария

  1. Франсуа:

    ЛЕОНИД Гиршович, а не Владимир...

    Кира, вы подробно описываете церемонию вручения премии Россофония, но в вашем рассказе отсутствует хотя бы намек о моем выступлении с информацией о Глобе и призывом о помощи...

    Жаль.

  2. Irina:

    Я ПРЕДЛОЖИЛА БЫ еще одно слово- «Хамство»,если возможно дайте французское значение это слова,даже не перевод,буду благодарна,спасибо

  3. Кира:

    Дорогой Франсуа, о тревожной ситуации вокруг «Глоба» писать не только можно, но и нужно. И здесь Вам карты в руки.

  4. Кира Ирине:

    предлагаю goujaterie или muflerie (для дам)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)