Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
суббота, 20 января 2018
суббота, 20 января 2018

Владимир Толстый, он же Котляров


Сегодня не стало Толстого.

Именно так без имени-отчества, пользуясь лишь творческим псевдонимом, звали его русские друзья и знакомые во Франции. Фамилия с ударением на первом слоге удивительно шла к его импозантной внешности.

Aujourd'hui, Tolstyï n'est plus avec nous.

C'est simplement comme cela, sans prénom ni patronyme, que ses amis et ses connaissances en France l'appelaient, simplement par son pseudonyme.

Ce nom dont l'accent tombe sur la première syllabe allait bien avec son aspect surprenant et imposant (ndtr Tolstyï veut dire corpulent en russe)


cimg0009


Жил он в Париже тридцать с лишним лет. Эмигрировал из СССР в 1979 году.

Многие знали Толстого как художника авангардиста. Французский зритель запомнит его и как актера.

Владимир Котляров без конца что-то придумывал, создавал и основывал.

Ему принадлежит идея «вивризма» — художественного направления, от французского « vivre» («жить»).

Он был издателем и редактором литературно-художественного альманаха «Мулета».

Известный перформансист, работал также и в жанре мейл-арта.

Владимир Котляров ушел после тяжелой болезни. Ему было 75 лет.


Редакция выражает искренние соболезнования семье художника.

Il avait émigré depuis l'URSS en 1979 et vivait à Paris depuis plus de trente ans.

Beaucoup connaissaient Tolstiï comme un peintre avant-gardiste, et les spectateurs français se souviendront de lui comme d'un acteur.

Vladimir Kotlyarov inventait et créait sans cesse.

C'est lui qui avait développé l'idée de « Vivrisme », un courant artistique dont le nom venait du français « vivre ».

Il était également l'éditeur et le rédacteur en chef de l'almanach littéraire et artistique « Muleta ».

Célèbre par ses œuvres, il a également participé à l'art postal (mail art).

Vladimir Kotlyarov est mort après une longue maladie à l'âge de 75 ans.


La rédaction présente ses plus sincères condoléances à la famille de l'artiste.

13 комментариев

  1. Кира Сапгир:

    Конечно жаль Толстого — он был буйным и яркиим персонажем в пестром пачворке русско-парижско-московской богемы, Человек-оркестр!

    Мир праху твоему, Толстый!

  2. Netot:

    Ему было почти 76 лет, точнее 75 лет и 10 месяцев.

    А кто автор некролога?

  3. Арвид:

    Совергенно справедливо, Сапгир, о покойниках либо хорошее, либо ничего. Что поделаешь!

  4. От редакции:

    NETOTу — спасибо, исправили.

  5. Bear:

    В целом согласен с Арвидом. Видимо, поэтому и откликов мало: люди придерживаются второй части максимы

  6. Michel:

    Не выдержала душа поэта у Бэра — наследил маленько.

  7. Bear:

    Мичел, а Вы можете объяснить чем-то другим молчание? Сравните с откликами на смерть Розы Лемперт. Талант Киры Сапгир помог ей найти очень точные слова про «буйного и яркого персонажа», но именно эти качества могут не вызывать неподдельного горя у окружающих (естественно, кроме членов семьи, которым можно принести лишь искренние и глубокие соболезнования). Не случайно текст Сапгир начинается словами: «Конечно жаль Толстого». Безусловно, жаль яркой личности. И – «мир его праху». Оказалось, что после Сапгир говорить-то уже нечего. Молчать надо.

  8. Георгий:

    Он всегда был артист в жизни и на сцене и таким он ушел он нас. Нам будет его не хватать его в нашей деревне на берегу Ламанша, где его экзотическая фигура появлялась украшенная необычными костюмами в сопровождении его скромной и жены. Деревня замирала сидя у телевизоров, когда шли фильмы с его участием.

    Он навсегда останется в нашей памяти.Пусть земля в Нормандии будет ему пухом.

  9. Георгий:

    Он всегда был артист в жизни и на сцене и таким он ушел он нас. Нам будет его не хватать е в нашей деревне на берегу Ламанша, где его экзотическая фигура появлялась украшенная необычными костюмами в сопровождении его скромной и жены. Деревня замирала сидя у телевизоров, когда шли фильмы с его участием.

    Он навсегда останется в нашей памяти.Пусть земля в Нормандии будет ему пухом.

  10. Michel:

    Ещё напишут хорошее назло лицемерным недоброжелателям.

  11. Bear:

    Ну, почему же назло? Если мои комментарии спровоцируют еще хоть одного человека (а первый уже появился, и даже дважды повторил свою реплику) на добрый посмертный комментарий – значит, не зря писал

  12. Michel:

    Бэр себя узнал в лице лицемерного недоброжелателя Толстого — уже неплохо. Ждём статью Киры Сапгир !

  13. Bear:

    Мичел, Вы не только по этому поводу вот уже неделю спорите со мной, но и появились на этой страничке лишь в бесплодной попытке уязвить меня. И, ей-Б-гу, надо быть полным идиотом, чтобы считать, что Ваши хитрости не разгадают. Поэтому мне не надо было «себя узнавать», ибо как бы Вы меня ни представили – от ангела до Дракулы, было очевидно, что это буду я. Как говорил один персонаж: «Тоже мне, бином Ньютона». Вы лишь простодушно своей торжествующей репликой подтвердили правильность этих логических построений. Вы – просчитываемы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)