Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
пятница, 21 сентября 2018
пятница, 21 сентября 2018

Андрей Курков

В преддверии Дней русской культуры в Кремлен-Бисетр, в одном из главных русских книжных магазинов Парижа La Librairie du Globe, состоялась встреча с Андреем Курковым.

На встрече был представлен последний роман писателя «Ночной молочник» (« Laitier de nuit »), вышедший во французском издательстве Liana Lévi. Один из самых известных на Западе русскоязычных писателей, автор почти двух десятков книг

kourkov2

На встрече в "Глобе

"

Андрей Курков родился в Ленинградской области в 1961 году, но с самого детства живет в Киеве. Произведения Куркова переведены на 32 иностранных языка, он — единственный русскоязычный автор на постсоветском пространстве, чьи книги попали в топ-десятку европейских бестселлеров.

Андрей Курков давно и хорошо известен французской публике. Его прославил роман «Пикник на льду» — во французском варианте « Le Pingouin », получивший, кстати, национальную премию за лучший перевод. «Права на экранизацию этой книги покупались и перекупались уже 6 или 7 раз, — рассказал писатель во время встречи. — Все дело в пингвине, никак не могут найти подходящего для роли».

kourkov1

Ф.Девер, директор «Глоба» и А.Курков

Полиглот, Курков провел всю встречу с читателями на французском, обсуждая не только литературу и пингвинов, но, разумеется, и политическую ситуацию на Украине. Судить о популярности Андрея Куркова во Франции не пришлось: на встречу с писателем пришло огромное количество почитателей его творчества, мест на всех не хватило, и люди сидели на полу, теснились в проходах.

kourkov5

Автографы после встречи

После встречи Курков торопился на ночную программу радио France Inter, но все же согласился ответить на несколько вопросов «Русского очевидца»:

Несколько лет назад вас почти совсем не знали в России, но при этом очень хорошо знали в Европе. Есть ли у вас ощущение, что на сегодняшний момент ситуация изменилась?

— Немножко больше знают, приглашают чаще. Я — член жюри двух литературных премий: Русской премии и Премии имени Гоголя. И, кстати, член жюри премии «Русофония» здесь, во Франции. За последнее время меня дважды приглашали в Москву участвовать в передачах телеканала «Культура», так что какие-то контакты возобновились.

То есть, вас уже официально приглашают как украинского писателя?

 — Конечно. Если исходить из цивилизованных мерок, то не язык определяет человека, а паспорт и самоидентификация, кем человек себя считает или хочет считать. Разумеется, Михаилу Шишкину трудно быть швейцарским писателем, потому что он не пишет на том языке, который используется в Швейцарии, а я пишу на языке, который используется половиной населения Украины.

Говорят, у вас есть настоящие фан-клубы в разных городах Европы.

— Да, несколько. Два фан-клуба в Берлине, один в Вене — в прошлом году я пять или шесть раз прилетал в Вену выступать. Есть фан-клуб в Корее, в Сеуле, в мае я полечу туда во второй раз.

И все это русская община?

— Нет, это местные. Русских там почти нет — это касается и фан-клубов Германии и Австрии.

На прошлой неделе, когда вы участвовали в передаче La Grande Librairie на телеканале France 5, вы сказали, что знаете семь с половиной языков. Почему?

— Я все никак не могу решить, знаю я французский или не знаю...

Отлично знаете! А французский, как раз, и был той самой половиной?

— У меня одинаковые проблемы с французским и с итальянским — когда я долго не говорю, мне очень трудно потом снова начать общаться. Лучше всего я знаю, конечно, английский, немецкий, украинский и польский.

И последний вопрос: правда ли, что вы коллекционируете граммофоны?

 — Да, у меня два граммофона и девять патефонов, правда, половина из них не работает. Один граммофон работает, один я уже благополучно поломал, а четыре или пять патефонов работают. Еще у меня есть около тысячи старинных пластинок на 78 оборотов... Есть одни из первых записей Шаляпина, где на одной стороне пластинки — реклама, а сама пластинка приблизительно 3-4 мм толщиной: такими были самые первые пластинки в конце XIX века. Я покупал их в антикварных магазинах и на барахолках в Европе, в России и на Украине, но сейчас жена попросила меня остановиться, потому что их стало некуда складывать.

Анна СТРОГАНОВА

Фото автора

3 комментария

  1. Галина:

    Господин Курков! Я — из Германии. О каких фан-клубах вы глаголете. Слыхом не слыхивали. Вот это сам-пиар!

  2. Jaroslaw Kolesnik:

    А я зачитываюсь книгами Куркова в Монреале. И хотел бы встретить автора, взять у него автограф. Но не на книге, а на одной фотографии, которую увидел в IKEA. На ней изображены несколько пингвинов, идущие в одну сторону. :)

  3. penelopa:

    Курков действительно замечательный писатель,хоть пока я прочла только «Пингвина» и по-французски! К моей радости у нас в библиотеке есть все его издания! Спасибо за статью, оказывается в Глобе бывают столь интересные встречи!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)