Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
пятница, 21 сентября 2018
пятница, 21 сентября 2018

Герой нашего времени

Арвид КРОН15:19, 11 октября 2011Наши встречиРаспечатать

Похоже, в некоторых кругах французского общества ощущается нехватка героев. Че Гевары все куда-то подевались.

limonov

Поэтому на безгеройском небосводе этих самых кругов с такой легкостью и взошла лет 30 тому назад звезда нашего отечественного свежеэмигрантского поэта и эрзац-героя, Эдуарда Лимонова.

Лимонов любил Сталина, Советский Союз, Каддафи, Че tГевару и Сенгора, ругал Запад вообще, а Америку и Солженицына в особенности; и признавался, что когда идет по улице, невольно ищет место для пулеметного гнезда, откуда по этим врагам народа было бы удобно стрелять.

В общем, все у Лимонова было не так, как у приличных людей. В эмигрантских кругах этот enfant terrible произвел шок и был запрещен точно так же, как Солженицын в СССР. Зато у французских бунтарей письменного стола он вызывал некий трепетный восторг: революционер! Видимо, что-то от этого трепета осталось и до сих пор, иначе — чем объяснить успех недавней книги Эммануэля Каррера «Лимонов»? Портрет нашего героя в рабочей кепке, с папиросой в зубах красуется на обложке одного из сентябрьских номеров еженедельника «Телерама». Правда, что означает этот портрет, неясно — что пролетариат не сказал еще своего последнего слова? Так Лимонову плевать было на пролетариат, он сам об этом говорил.

limonov2

В парижском метро ©Н.Боков

Правда, не знали французские бунтари 80-х годов, и не надо было им знать, что в бедной парижской квартирке Лимонова, кроме знаменитого плаката «Ты записался в Красную Армию?» на стене, стояла на полочке книжка «Майн кампф» Адольфа Гитлера и что наш герой с интересом штудировал тот путь, каким этот другой герой другого народа медленно, но верно шел к власти.

Почему в иконостас Лимонова попал Леопольд Сенгор, до меня дошло только много позже, когда Лимонов вернулся на перестроечную родину. Сенгор был поэтом, ставшим президентом Сенегала. Поэт-президент — мечта поэта! Сейчас-то Лимонов давно уже не скрывает, что именно он — будущий президент России.

Потом Лимонов совершил невозможное: создал партию по своему образу и подобию — национал-большевиков, нацболов в народе. Тогда до французских интеллектуальных бунтарей окончательно дошло, что герой-то наш красно-коричневый, и они быстро от него отвернулись.

Похоже, что Карреру тоже хотелось иметь своего героя в жизни, поэтому он и взялся описать Лимонова, которого знал лично, прекрасно понимая при этом, что герой этот какой-то сомнительный. Но книга получилась интересной, потому что сам Лимонов, действительно, интересная, редкая личность, и потому что одновременно книга оказалась удачным кратким пособием по истории России за последние 40 лет. Дело в том, что для того, чтобы сделать перипетии лимоновской саги понятными французскому читателю, автору пришлось набросать фон, на котором эта сага разворачивалась, и, будучи умным аналитиком, он сделал это отлично. До сего времени все без исключения сочинения иностранных авторов о России и СССР вызывали у меня некоторое раздражение, потому что казались упрощающими и неточными. Это первая книга, которую я прочел с удовольствием и интересом. Правда, может быть, потому, что сам я за это время сделался иностранцем, лишь время от времени бывающим в России. Каррер неоднократно ездил в Россию, и потому его понимание России, можно сказать, наследственное: его мать, Элен Каррер д'Анкосс, слыла главным специалистом Франции по СССР. Но она очень рассердилась на Горбачева за то, что тот развалил Союз сам. По ее же знаменитой теории СССР должен был неизбежно развалиться самостоятельно из-за националистических устремлений окраин. Но упрекать ее за эту обиду, конечно, нельзя — ученые ведь тоже люди.

Каррер не только живописует похождения нашего героя, он одновременно выписывает его интересный психологический портрет. Я тоже лично знал Лимонова* (зато никогда не встречался с Каррером), тоже постоянно старался разгадать противоречия этой незаурядной личности и теперь с удовлетворением смог убедиться, что мои выводы почти в точности совпадают с карреровскими. Так что, глядя со своей субъективной колокольни, я не могу не засвидетельствовать, что Каррер проделал превосходную, добросовестную работу.

Каррер пишет: «Грубо говоря, у писателя есть три возможности стать известным: выдумывать истории, рассказывать реальные истории или высказывать свое мнение о мире (имеется в виду писать статьи). У Эдуарда же нет никакого воображения». Что есть истинная правда. Практически это означает, что Лимонов ничего не выдумывал — то, что он описывал, так оно и было в действительности. Когда я читал его первый роман «Это я, Эдичка», я сразу почувствовал это.

Когда роман на русском вышел из печати, публика резко разделилась на две части: одним роман казался восхитительным, другим — отвратительным. Я думаю, что последние сочли, что раз писатель выдумывает гадости, то сам подонок. В действительности Лимонов — не подонок, а труженик. И он не выдумывает гадостей. Он вообще ничего не выдумывает ни в жизни, ни в литературе. Он всегда говорит правду и только правду, как пионер. Другое дело, что он описывал прожитую реальность в нарочито грубом, провокационном и шокирующее откровенном стиле. И делал это сознательно: ему нельзя было допустить, чтобы его первый роман прошел незамеченным, а для того простейший и верный способ — сделать его скандальным. Расчет оправдался.

И еще одно удивительное обстоятельство: Каррер пишет, что многочисленные свидетели говорили ему, и сам он так считает, что Лимонов — глубоко порядочный и искренний человек. То же самое происходило и со мной. Так объясните мне, как убежденный фашист может быть глубоко порядочным человеком?

Один из очень редких литераторов, которого Лимонов не поносил, а кем восхищался, это Маяковский. Мне кажется, есть что-то общее между этими двумя поэтами. Например, то, что оба они вмешались в политику, ровно ничего в ней не понимая. Тогда и к Лимонову отчасти можно отнести строчки Пастернака, адресованные в 20-х годах Маяковскому:

Я знаю, ваш путь неподделен,

Но как вас могло занести

Под своды таких богаделен

На искреннем вашем пути?

 

 

* Все эмигрантские издания в 70-е бойкотировали Лимонова. Новый эмигрантский журнал «Ковчег», издаваемый Н. Боковым и А. Кроном в Париже, опубликовал первый роман Лимонова "Это я, Эдичка" в №3 за 1979, наполовину сократив его по причине малого объема журнала. После этого полный текст был быстро опубликован в США на русском и в Париже на французском, затем последовали переводы на другие языки (прим. ред.)


8 комментариев

  1. Галина:

    Говорить серьезно об этой книге, полной лжи, фантастических пасажей, откровенного вранья — смешно. Так же, как и называть Лимонова «порядочным человком». Лимонов никогда таким не был, и для него самого это звучит оскорбительно."Потом Лимонов совершил невозможное: создал партию по своему образу и подобию" — что здесь невозможного? найти мятущихся юнцов среди российской молодежи — проще пареной репы.

    Далее — «этой незаурядной личности». Ничего неузаурядного в герое книги Карера нет — обыкновенная провинциальная сволочь, приехавшая штурмовать столицу.Думал, что завоюет через шитье брюк. Не удалось. Уехал на Запад.Завоевать Запад тоже не удалось. Здесь тоже брюки шили лучше и профессиональнее. Обиделся. Вернулся в Россию. Здесь удача сама пошла в руки. Правда, непонятно, за какие достоинства власть так долго терпела «партию» Лимонова. Отрастил бородку под Троцкого. Направлял юнцов на скандалы и политические хулигантсва. Все помнячт, как Михалков избивал. а потом отдал своим охранникам мальчика, бросившего в него помидором. Только забыли,что мальчик был из «партии» Лимонова и получил за это 3 годы лагерей. Вышел ли он оттуда живым? Помнит ли его Лимонов? Ни Каррера, ни Крона эти вопросы даже не занимают.

  2. Сергей Дрезнин:

    Лимонов – писатель. У гражданина Савенко, приехавшего из провинции в столицу, масса комплексов. Лимонов смог ярко, бодро, задиристо и с юмором переплавить все свои комплексы в книги. Злость и раздражение могут застилать правду, а могут и наоборот, обострять зрение. А кто бы Лимонова читал, если бы это было не так? все его романы периода до возвращения в Россию пронизаны мечтой СТАТЬ. И он –СТАЛ. Со временем Маска приросла к лицу, и теперешний Лимонов – мало–симпатичный человек. Но он никому и не навязывается в друзья. Но Муза – дама ревнивая и не прощает измен. Когда писатель Лимонов начинает бравировать количеством (не)убитых боснийцев или дружбой с подонками от Лепэна до Аркана и Баркашова – Муза отворачивается от него, и читать это невозможно. А партия Лимонова – его крупное достижение, не надо от нее так отмахиваться.

  3. Арвид:

    Хотелось бы знать, что имеет в виду Галина под «об этой книге, полной лжи, фантастических пасажей, откровенного вранья — смешно.» Я не очень хорошо знаком с историей Лимонова после его реэмиграции, но до того Каррер пишет все верно, вплоть до деталей. Мне интересно, где он врал?

  4. колян:

    Господа!Лимонов тут вообще не причем. Надо говорить не о Лимонове-человеке, а о книге. Нужно отделять реального человека от персонажа, а не путать одного с другим, как это плоско и бездарено делает автор, который попросту спекулирует на теме.

  5. Женя Евтушенко:

    Господа, Колян совершенно прав. И всё же лучшую характеристику обсуждаемому персонажу дал лет двадцать тому другой довольно известный в Русском Париже персонаж — писатель Анатолий Г., известный в окололитературных кругах под кличкой Двоеженец. Вот она:

    «Для того, чтобы написать эмигрантский авангардистский роман-бестселлер, необходимы три ингредиента: чья-то ж..., микроскоп и Лимонов. Технология предельно проста: ... Только успевай записывать...»

    Быть может, вы скажете: «Как можно ссылаться на мнение Анатолия Г.! Цитировать его оценки коллег по писательскому сообществу — такое же западло, как подавать ему самому руку!»

    Но согласитесь: точнее ведь не скажешь. Или, выражаясь высоким штилем: «Помри, Денис, а круче — не напишешь!»

  6. Читатель "Л-ва":

    Читаю сейчас книгу, ощущение мерзости не покидает меня. Статья зато отличная, советую своим студентам её почитать вместо книги.

  7. Арвид:

    Цитирую Коляна от 15.10.11 «Господа!Лимонов тут вообще не причем. Надо говорить не о Лимонове-человеке, а о книге. Нужно отделять реального человека от персонажа, а не путать одного с другим, как это плоско и бездарено делает автор, который попросту спекулирует на теме.»

    Это очень верно, что нужно отделять писателя от его персонажа, пусть и автобиографического. Но дело в том, что Лимонов как личность почти идентичен его герою. Есть только одно но: Лимонов, пиша свой первый роман, понимал, что чтоб заметили, нужно шокировать. Соответственно он выбирал соответствующие эпизоды из своей биографии. Хорошо иллюстрирует этот сюжет гомосексуальный эпизод. Он видимо действительно имел место, хотя бы потому что есть косвенные свидетели тому и, главное, слишком хорошо описан, чтоб быть выдуманным. Но Лимонов, опять же, почти наверняка никакой не гомосексуалист в жизни. В данном эпизоде его видимо толкало писательское любопытство: все испытать, потому что чтобы хорошо описать, нужно пережить.

    ЧТо касается Карера, то его книга, действительно, у многих вызывает какое-то недовольство, протест. Причины этого я не понимаю. Карер «попросту спекулирует на теме». На какой теме? Книга же писана для французов, раз она по-французски. Лимонов до книги Карера давно был позабыт в радикальных интеллектуальных кругах Парижа, которые когда-то его привечали, но потом отвергли, когда он оказался фашист. Потратить два года (кажется) на роман — это был риск. Карер на него пошел видимо потому, что персонаж его действительно интересовал. Риск для него оправдался. Лимонов тоже доволен и комментирует примерно так: «Наконец-то закостенелые французские реакционеры поняли, что они потеряли в моем лице!»

  8. Tanya:

    Увсех критиков Лимонова один и тот же набор банальностей :что он, мол, только может писать о себе, он фашист, вечно пример неизвестно- чего- но- чего- то- не- того является его глава про секс с негром ,что у него не партия, а набор хулиганья которых он использует как пушечное мясо и т.д. и т.д. Ребята, а может хватит, или напишите что нибудь более оригинальное про этого (в сущности) прекрасного писателя и поэта и да! революционера !

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)