Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
понедельник, 24 июля 2017
понедельник, 24 июля 2017

Колледж в Со: кто выбирает язык Пушкина

Мария Чобанов 0:54, 16 мая 2016Наши встречиРаспечатать

Школьный комплекс (колледж и лицей) имени Мари-Кюри в городе Со департамента О-де-Сен – это одно из 46 государственных средних учебных заведений Франции, где русский язык преподают как первый иностранный. Это также одно из немногих школьных учреждений, в котором русский язык является основным (4 часа в неделю) в рамках двуязычного класса, принцип которого состоит в том, что, начиная с 11 лет, дети учат сразу два иностранных языка.

La Cité scolaire Marie-Curie de Sceaux, dans le département des Hauts-de-Seine, est l’un des 46 établissements publics de France qui proposent la langue russe en tant que première langue étrangère (LV1). C’est aussi un des rares établissements scolaires à disposer d’une classe dite «bilingue» (sans en avoir le statut officiel) : l’apprentissage du russe y débute dès la 6ème, en même temps que l’anglais.

Клер де Саси | Claire de Sacy. Photo de l'auteur

Мы побеседовали с преподавателем русского языка Клер де Саси о ее призвании и о проблемах преподавания русского языка во Франции, который во французской образовательной системе входит в категорию «редких языков» и, возможно, находится под угрозой исчезновения в средних учебных заведениях страны.
Как и большинство ее учеников, Клер начала учить русский язык в колледже. Затем последовало высшее гуманитарное образование со специализацией по русскому языку и литературе: Высшая педагогическая школа (l’Ecole normale supérieure) и параллельно — дипломы в университете Париж-10 и в Институте восточных языков (l’Inalco). И, наконец, успешно пройдённый государственный конкурс на право преподавательской деятельности в системе государственного среднего образования. В процессе учёбы и благодаря встречам и знакомствам, состоявшимся во время путешествия в Россию, Клер страстно увлеклась русским языком и русской культурой.
Завершение ее учёбы пришлось на начало 90-х, когда Россия открывалась внешнему миру. Одновременно, как бы это ни казалось парадоксальным, интерес к преподаванию русского языка в средней школе во Франции стремительно угасал.

«Если бы я знала, через что мне придётся пройти, прежде чем получить мое нынешнее место преподавателя, я бы выбрала совершенно другую профессию. Это была настоящая самоотверженная борьба», — призналась Клер де Саси.

По ее мнению, посткоммунистическая Россия создавала в представлении французов впечатление хаоса и вызывала недоверие. Это очень сильно усложняло карьеру преподавателей русского языка. Огромное количество средних учебных заведений прекратило предлагать его изучение.

За 15-летний период (с начала 90-х и до середины 2000-х) количество классов с русским языком уменьшилось на 40%.

И проблема была не только в том, что возникли трудности в устройстве на работу преподавателей. Интерес учеников к изучению русского языка стремительно падал.
В 1996 году начинающая учительница, парижанка Клер получила первое свое «распределение» в город Лимож (департамент Верхняя Вьенна). Затем, после десятилетнего перерыва, который Клер посвятила своим детям, она получила преподавательское место в Немуре (город, расположенный в 100 км от Парижа), откуда нужно было, также, ездить в Мелен (40 км от Немура) на уроки в классы, готовящие абитуриентов высших школ, и замещать отсутствующих преподавателей в Фонтенбло. В таком экстремальном режиме преподаватель и мать четверых детей вынуждена была работать четыре года.

Сегодня Клер де Саси занимает пост преподавателя в колледже и лицее имени Мари-Кюри. К слову, этот пост должен был исчезнуть после ухода на пенсию предыдущего преподавателя, когда в 2008—2012 гг. проводилась кампания по сокращению одного государственного служащего из двух, которая затронула и систему государственного образования. Благодаря здравому смыслу руководства и реальному спросу на русский язык в этом учебном заведении, пост преподавателя русского языка был восстановлен.
Однако ситуация остается сложной, поскольку из школьников, приписанных к данному учебному заведению территориально, набрать полноценный русский класс невозможно. В предыдущие годы класс заполнялся благодаря запросам семей, проживающих в соседних с городом Со городах. Учитывая, что система прикрепления школьников к определенным учебным заведениям в зависимости от адреса проживания ужесточилась в последнее время, и попасть в среднюю школу «со стороны» стало крайне сложно, будущее русского класса в коллеже и лицее имени Мари-Кюри оказалось под вопросом.

Почему школьники выбирают русский язык

Кто делает выбор в пользу изучения русского языка в качестве первого иностранного в колледже? По наблюдениям Клер де Саси, что касается школы Мари-Кюри, то здесь можно выделить три категории учеников.
Первая треть – это дети из русскоязычных семей и семей, связанных со славянской культурой. Вторая треть выбирает русский язык, чтобы быть зачисленными в данное учебное заведение, у которого хорошая репутация. Среди них часть детей, открыв для себя случайно русский язык, полюбит его и будет учить с удовольствием.

«Количество таких учеников достаточно для того, чтобы считать, что игра стоит свеч», — полагает преподаватель. И последняя треть – это дети, выбирающие изучение русского языка сознательно, по интеллектуальному любопытству. Это те, кто не желают следовать за большинством, выбирающим английский и испанский языки, наиболее распространённые в средней школе.

«Я часто говорю своим ученикам в лицее, когда нужно их немного подбодрить, что факт изучения ими русского языка делает их особенными, выделяет из общей массы. Это та жемчужина, которая обратит на себя внимание в будущем, в том числе при найме на работу», — объясняет Клер де Саси.
Помимо всех обозначенных трудностей, преподаватель русского языка в средней школе сталкивается с проблемой устаревших учебных пособий. Учебник, используемый сегодня, был издан полтора десятка лет назад.

«Мы завидуем нашим коллегам – преподавателям испанского и английского, которые меняют учебники практически каждый год. Их учебные пособия адаптированы к программам министерства образования, которые, естественно, за 15 лет сильно изменились. Навыкам устного языка в лицее теперь уделяется гораздо больше внимания. Устные задания входят в экзамен, тогда как раньше были только письменные экзаменационные задания. Мы должны развивать навыки, на которые 15 лет назад никто не обращал внимание. Мы учим детей аргументировано высказываться на темы, входящие в программу года, поддерживать разговор на изучаемом языке. Преподавателям русского языка приходится изобретать многие инструменты самим из-за того, что у них нет современных пособий», — объясняет Клер де Саси.

Язык и культура против экономических реалий

Можно ли сегодня говорить о некой политической воле сохранить русский язык в школе, задаётся вопросом Клер де Саси. В настоящий момент решения принимаются скорее, исходя из экономического рационализма. На преподавание русского в средней школе многие чиновники смотрят косо, поскольку, исходя из экономической логики, это не выгодно. Зарплату преподавателю русского нужно платить такую же, как преподавателям других языков, а желающих изучать русский язык не так много в среднем по стране. В большинстве случаев, на одно учебное заведение приходится 10-15 новых учеников в год.

Реформа колледжей, которая вступит в силу в начале следующего учебного года, может ухудшить ситуацию с изучением русского языка как второго иностранного. Второй иностранный язык школьникам будут вводить на год раньше – с пятого класса, однако ему будет посвящено всего два часа в неделю вместо трех. По мнению Клер, изучать русский язык такими урывками очень сложно, и это может оттолкнуть часть учеников. Что касается изучения русского как первого иностранного языка, особых изменений произойти не должно, если только ректорат (территориальное представительство министерства образования во Франции — авт.) не примет решение отказывать в записи в русские классы всем, кто не приписан территориально к учебному заведению, предлагающему русский язык. До сих пор именно благодаря этим исключениям из правил учителям удавалось набирать полноценные классы, а значит, и сохранять свои рабочие места.

«Сегодня трудно делать какие-то прогнозы, потому что спрос на русский язык в средней школе есть, но вот сможем ли мы достойно ответить на этот спрос? Желание сохранить русский язык в школе должно быть поддержано на самом высоком уровне в системе государственного образования, на уровне ректора (представитель министерства образования в каждой из академий – территориальных подразделений в структуре государственного образования Франции – авт.).
Сама по себе эта проблема не решится», — подытожила наша собеседница.

Источник RBTH

Une correspondante de RBTH a rencontré Claire de Sacy (47 ans), professeur de russe à Marie-Curie, pour parler de sa vocation et aborder les questions liées à l’enseignement de cette langue, qui est considérée comme « rare » dans le système éducatif français et qui est probablement en voie de disparition dans le secondaire en France.

Comme la plupart de ses élèves, Claire a commencé le russe au collège. Suivent les études littéraires avec la spécialisation en russe, l’Ecole normale supérieure, avec en parallèle une licence à la fac de Nanterre et une maîtrise à l’Inalco. Enfin, le Capes de russe à l’ENS. Progressant dans ses études et lors des rencontres faites au cours de ses voyages, Claire développe une vraie passion pour la langue et la culture russes.
Nous sommes au début des années 1990, quand la Russie s’ouvre au monde extérieur. Mais paradoxalement, c’est à ce moment que la France commence à se désintéresser de l’enseignement du russe dans le secondaire. « Si on m’avait dit quelle galère j’allais traverser avant d’arriver ici, je pense que j’aurais choisi complétement autre chose. C’était vraiment un parcours du combattant », avoue la professeure.
Selon Mme de Sacy, c’est l’image chaotique liée à l’époque postsoviétique a généré cette méfiance et nettement compliqué la carrière d’enseignant de russe. Enormément d’établissements secondaires ont arrêté de proposer le russe.

La baisse a atteint 40% en une quinzaine d’années (entre les années 1990 et le début 2000). Ce n’était pas seulement le travail des enseignants qui était en perdition : l’intérêt des élèves était lui aussi en chute libre.

Jeune enseignante parisienne, Claire a décroché son premier poste en 1996 à Limoges. Après avoir arrêté de travailler pendant dix ans pour élever les enfants, elle a été nommée à Nemours (200 km aller-retour depuis Paris), d’où il fallait également se rendre à Melun pour donner les cours dans les classes prépa et assurer les remplacements à Fontainebleu. Une situation complètement rocambolesque que Claire, mère de quatre enfants, a dû supporter pendant quatre ans.

Aujourd’hui, Claire de Sacy a un poste à Marie-Curie, qui a d’ailleurs failli disparaître lorsque la politique de suppression d’un fonctionnaire sur deux a également touché l’Education nationale. Le bon sens et une vraie demande pour la langue russe dans cet établissement ont contribué à la reconstitution de ce poste.

Cependant, cette demande n’est pas uniquement locale et le remplissage de la classe de russe dépend beaucoup des dérogations accordées aux enfants des villes voisines de Sceaux. En sachant que la carte scolaire devient de plus en plus rigide et que beaucoup de dérogations sont refusées par le rectorat, la survie de cette classe, qui fut longtemps un vrai atout du collège Marie-Curie, n’est pas garantie.

Des motivations variables

Qui sont ces élèves qui choisissent le russe comme première langue étrangère ? Selon Claire de Sacy, en ce qui concerne la Cité scolaire Marie-Curie, un tiers des élèves vient de familles russophones ou attachés à la culture slave au sens large. Un deuxième tiers à choisi le russe pour échapper à la carte scolaire et être admis dans un établissement réputé. Parmi eux, certains vont aimer la langue par hasard, s’y intéresser et réussir. « Et c’est un nombre assez significatif pour que ça vaille le coup », affirme le professeur.

Le troisième tiers — ce sont des élèves qui choisissent le russe par vraie curiosité intellectuelle, qui ont envie de rompre avec la conformité ambiante, la majorité des collégiens optant pour l’anglais et l’espagnol. « Je dis souvent à mes élèves de lycée quand ils ont besoin d’être un peu encouragés que le fait d’avoir été élève de russe c’est toujours un plus, quelque chose qui vous distingue des autres, une perle qui peut aider à être remarqué, entre autres, par le recruteur », avoue l’enseignante.

Outre les difficultés évoquées il y a aussi le problème du matériel. Les manuels de russe actuellement utilisés dans le secondaire datent d’au moins de quinze ans.
« On envie les collègues d’anglais et d’espagnol qui changent de manuels quasiment chaque année. Ils ont des supports adaptés aux programmes, qui ont changé depuis quinze ans. L’oral est beaucoup plus valorisé aujourd’hui au lycée et il fait partie des épreuves, tandis qu’avant il y avait seulement une épreuve écrite. On développe les compétences qui ont été délaissées auparavant. On doit emmener les enfants à essayer de parler, argumenter sur des thèmes du programme de l’année. Et pour cela, nous sommes obligés de fabriquer beaucoup de choses par nous-même pour compenser le manque de manuels modernes », explique Claire de Sacy.

Langue et culture vs. réalités économiques

Existe-t-il aujourd’hui une volonté politique de maintenir la langue russe ?, se demande l’enseignante. On est plutôt aujourd’hui dans une logique de rationalisation économique. Le russe ennuie finalement pas mal de gens, puisqu’économiquement parlant, son enseignement n’est pas toujours rentable. Quand on paye un professeur, il faut remplir les classes, or beaucoup d’établissements comptent très peu d’élèves optant pour le russe – environs 10-15 élèves par promotion.
Avec la réforme du collège, qui entrera en vigueur à la rentrée 2016, l’apprentissage de la deuxième langue vivante (LV2) risque d’être mis à mal. La deuxième langue commencera non plus en quatrième, mais en cinquième, avec seulement deux heures au lieu de trois par semaine.

D’après Claire de Sacy, apprendre le russe de manière aussi éparpillée peut décourager beaucoup d’élèves. Pour le russe en LV1, les choses ne devraient pas beaucoup changer, sauf si le rectorat décide de rejeter toutes les dérogations qui ont jusque-là permis de maintenir les classes de russe.
« Il est difficile de parler des perspectives aujourd’hui, parce que la demande est stable, mais la réponse sera-t-elle au niveau de la demande ? La volonté de maintenir la langue russe doit être encouragée au plus haut niveau de la hiérarchie de l’Education nationale, par le recteur.
Ce n’est pas quelque chose qui se fera naturellement », conclut Claire de Sacy.

Source RBTH

1 комментарий

  1. Catherine Etkind-Dopera/présiden de l'associtaion "Les amis de Pouchkine":

    A l'occasion de cette bonne décision -choisir la langue Pouchkine -notre association «Les amis de Pouchjkine»

    peut proposer aux élèves de La Cité scolaire de Seaux, une exposition-conférénce: «Pouchkine et la France»

    Si notre proposition Vous intéresse -répondez nous, s'il Vous plaît, au 0139616839 /0674556736

    ou par emeil: ddopera7@orange. fr

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.