Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 11 декабря 2018
вторник, 11 декабря 2018

Надежда русского кутюра: из Новосибирска — в Париж

Ира де ПЮИФФ11:44, 9 апреля 2012Наши встречиРаспечатать

С 13 по 15 апреля в городе Динар будет проходить международный фестиваль молодых дизайнеров, где начинающие кутюрье из разных стран представят на суд жюри свои модели одежды, белья и аксессуаров.

Этот, девятнадцатый по счету, конкурс примечателен тем, что впервые в нем примет участие наша, российская, девушка-модельер Надежда Тычкова.

Президент фестиваля Доминик Дамьен Реел признался в уникальности случая: дело в том, что Надежда была отобрана для участия в этом конкурсе... единогласно! Чего до этого никогда не случалось.

dinardnadejdamsw2

Доминик Дамьен Реель и Надежда Тычкова. Сrédits photo MSW.

Несмотря на бурную подготовку к предстоящему состязанию, Надежда все же нашла время для интервью «Русскому очевидцу».

Надя, откуда вы, когда и как оказались во Франции?

НТ: Родилась я в Новосибирске. После школы решила ехать в Москву — учиться в Московский государственный университет дизайна и технологий. Французский я учила с детства.

Мысль продолжить свое дизайнерское образование в Париже была продиктована прежде всего желанием получить еще более высокий уровень мастерства, ведь Париж был и остается центром моды.

А желание создавать свои модели одежды возникло у вас уже в детстве?

НТ: В детстве моя мама хотела, чтобы я играла на скрипке. И я поступила в музыкальную школу по классу скрипки. Но мне больше нравилось рисовать: я могла заниматься этим с утра до вечера! И маме пришлось отдать меня в художественную студию при Новосибирской художественной картинной галерее «Зазеркалье», мне тогда было шесть лет.

В десять лет у Надежды была персональная выставка в Новосибирской картинной галерее, и могла бы она тогда пойти по живописной стезе. Но все сложилось иначе.

А как, все-таки, после стольких лет занятий живописью возникло желание пойти в модельеры?

НТ: В возрасте, когда уже начинаешь серьезно задумываться над тем, чем заняться в жизни, я сказала себе: дизайном одежды. Мне всегда нравилось разглядывать журналы мод, наблюдать, кто и как одевается, а потом придумывать какие-то свои модели.

Отучившись четыре года в Университете дизайна и технологий (бывший Институт легкой промышленности), Надежда решила совмещать учебу в Москве с учебой в знаменитой парижской школе ЭСМОД, но затея оказалась не из легких, и Наде пришлось основательно перебраться в Париж.

shoot-agata-3041215304

Модель Н.Тычковой. Crédits photo: Agata Wolanska.

— Как в семье отнеслись к вашему отъезду? Отговорить не пытались?

НТ: Вдохновителем поездки была моя мама. Она поддержала меня и сделала все, чтобы я поверила в свои силы. Я ведь до этого уже четыре раза была в Париже по языковому обмену. Париж был моей мечтой!

Что вы почувствовали, очутившись в «столице моды»?

НТ: Изменения в собственном стиле. Если в России меня интересовала историческая тематика в одежде, униформа и прочее — я даже создала для показа несколько моделей в «наполеоновском духе», — то здесь, в Париже, я прониклась новым, гораздо более лаконичным дизайном.

— А вот интересно, в чем для вас принципиальное отличие между русским и французским стилем одежды?

НТ: Русский стиль — более женственный, хотя порой немного вычурный, французский же — более сдержанный и простой. Преимущество французского дресс-кода в том, что здесь можно как угодно одеться, выходя на улицу, и пальцем на вас никто не покажет. Люди проще относятся к одежде, и здесь это не является основным средством самовыражения.

И все-таки Надежде близка наша русская женственность, без нее не обходится ни одна ее модель, ни одна коллекция. Создавая некий меланж двух разных культур, она не забывает при этом отдать дань фигуре и подчеркнуть талию.

tychkovamictoorg-1

Модель Н.Тычковой. Сrédits photo: Anna-Maria Althaus.

— Вы рассматриваете Париж как временное пристанище или думаете остаться?

НТ: Пока я хочу остаться, ведь именно здесь лучше всего изучать кутюр и его механизмы.

— А с какими сложностями вам пришлось здесь столкнуться?

НТ: С административными прежде всего! Эти бесконечные хождения по инстанциям, сидение в очередях... И потом, в России ты живешь с родителями, не задумываясь о квартире, об оплате коммунальных услуг и прочего. А здесь все это на тебя обрушивается, как снег на голову.

В Москве с тканями дело обстоит гораздо проще. Там любой вид ткани можно найти по наименованию, и выбор материй очень широк.

Здесь же самый большой выбор тканей можно найти на рынке Сен-Пьер, близ Монмартра, но все магазины рынка предлагают примерно одно и то же. И то, что предлагается, это отнюдь не ткани для создания коллекций, а, скорее, для индивидуального пошива.

Если же дизайнеру нужна оригинальная ткань с интересными текстурами, он вынужден обращаться непосредственно к производителю. Но производитель охотнее работает с уже состоявшимися модельерами, а если ты студент и, стало быть, не можешь делать у него большие закупки материала, то у тебя практически нет шансов достать интересную ткань. Вот и приходится крутиться самому.

Очень помогла Надежде в этом плане стажировка у известного парижского стилиста, мастерицы по пошиву свадебных платьев и выходных туалетов Аны Козуар.

НТ: Ана Козуар научила меня в буквальном смысле слова работать с материей: не только правильно ее выбирать и использовать, но и связываться с производителями, поставщиками, просчитывать и делать заказы. Вообще говоря, попасть на практику к Ане Козуар было для меня большой удачей: то, что она делает — это кутюр с большой буквы!

— То есть, вас больше тянет в кутюр, нежели в прет-а-порте?

НТ: Я бы сказала, в прет-а-порте высшей гаммы.

— А кто из нынешних дизайнеров, на ваш взгляд, достоин внимания?

НТ: Трудно назвать кого-либо одного. Интересных и талантливых очень много. Я по-прежнему люблю Живанши и Балансьяга. Но и не могу оставить без внимания молодых, еще не так широко известных дизайнеров, которые пока что не выработали четкой линии и могут позволить себе поэкспериментировать.

— Скажите, а вам уже приходилось работать в парижских Домах моды?

НТ: Да, во время моих стажировок. Первая моя стажировка проходила в Доме Тед Лапидус, там я занималась составлением досье и разработкой моделей для женской коллекции трикотажа, кожи и аксессуаров. Далее, в рамках ЭСМОД, я стажировалась в небольшой и пока еще малоизвестной марке Эмманюэль Бюрго, потом в марке высокой моды Раби Кейруз. Затем я работала в бюро стиля, где занималась поиском новых тенденций в моде и искусстве, а также подборкой фотографий для разных линий коллекции, заказанной брендами. И, наконец, у Аны Козуар. Все мои стажировки были настолько разными! Это позволило мне понять, чем именно мне хочется заниматься.

— И чем же?

НТ: Креативом. Созданием моделей.

dinardnadejdamsw

Надежда Тычкова. Сrédits photo MSW.

Создание моделей, а затем — и собственной марки, почему бы и нет? Но все не так просто. По словам Надежды, в наши дни дизайнер должен не только уметь шить, но и общаться с поставщиками и заказчиками, найти свою клиентуру. То есть совмещать функции и модельера, и маркетолога. Поэтому так важно найти «поливалентную» стажировку вроде той, что ей удалось пройти у Аны Козуар.

— Надежда, а как, все-таки, возникла мысль участвовать в динарском Фестивале молодых дизайнеров?

НТ: Как только я узнала об этом конкурсе, я решила: хочу оказаться в числе претендентов на победу в нём. Не скрою, мне понадобилось время, чтобы придумать что-то такое, чем заинтересовать публику. И вот, можно сказать, мое время пришло! Свою последнюю коллекцию я создавала специально для конкурса.

Отбор дизайнеров для участия в фестивале беспристрастен и строг. Для начала необходимо отправить досье, включающее, помимо СV и прочей информации о дизайнере, фотографии шести созданных им силуэтов с приложением технических эскизов и подробного описания используемых материй. Новинка этого года — так называемая «этичная» мода (основанная на использовании экологически чистых материй), в связи с чем с претендентов потребовали разработку одного «этичного» силуэта.

Надежда, конечно, могла бы отправить свое досье и терпеливо ждать ответа, но она решила идти другим путем.

НТ: Увидев, что адрес, на который нужно было посылать документы, парижский, я позвонила и спросила, можно ли мне не посылать, а занести свое досье. И мне ответили: конечно, приходите, а заодно мы познакомимся с вами! Поэтому я решила не только принести досье, но и одежду, и заранее приготовилась представлять свою коллекцию. И, как оказалось, не зря: я попала в самый разгар заседания, на котором дизайнеры представляли отборочному комитету свои модели. Хотя собеседование не было заявлено в условиях конкурса.

Жакет, в котором была Надежда, произвел настоящий фурор; одна из членов жюри даже спросила, от какой это марки, на что Надя просто ответила: от меня.

НТ: А уж когда я сказала, что я из Сибири, члены отборочного комитета и вовсе не смогли сдержать своего изумления. Я очень правильно сделала, что пошла на «живое общение». Ведь любой самый короткий разговор всегда лучше самого грузного досье.

— И что вы ощутили, когда узнали, что вас отобрали для участия в фестивале?

НТ: Не скрою: прыгала от радости!

При этом Надежда реально смотрит на вещи: победить в конкурсе, разумеется, хочется, но не это главное.

НТ: Главное — это заявить о себе и найти контакты, людей, заинтересованных в работе с тобой. Многие из участников фестиваля, не занявшие призовых мест, смогли «продвинуться» и даже создать свой собственный бренд.

Что ж, пожелаем Надежде русского кутюра удачи на Фестивале! Пусть ее коллекция покорит требовательное жюри и откроет ей путь в высокую моду.

2 комментария

  1. Светлана. Москва:

    Удаче Надежде, талан не знает преград. Спасибо автору за внимание к россиянке.

  2. Александр:

    Надежда — вперед! Ты это заслужила!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)