Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
суббота, 25 ноября 2017
суббота, 25 ноября 2017

Новый руководитель «Россотрудничества» приехал в Париж

Записала Мария ДОБРОХОТОВА0:28, 1 мая 2012Наши встречиРаспечатать


Первой страной дальнего зарубежья, куда приехал новый руководитель «Россотрудничества» К.И. Косачев, оказалась Франция.

Федеральное агентство «Россотрудничество», если проводить страновые параллели, аналог Французского института (Institut Français), который, помимо прочего, отвечает за проведение Годов иностранных государств на территории V республики... И в 2012-м Французский институт — главный координатор Сезонов русского языка и литературы во Франции.


dsc01762

К.Косачев (слева) и директор Российского центра науки и культуры в Париже И.Шпынов на встрече с журналистами ©Henri Martin


После встречи со своим коллегой, директором Французского института Ксавье Даркоссом, К.И. Косачев ответил на вопросы журналистов. «Русский очевидец» присутствовал на беседе.


Во время российских выборов во Франции наблюдалась некая медийная русофобия. Насколько в России понимают эту опасность?

Косачев. — Образ России пытаются принизить, но я не думаю, что здесь главный мотив русофобия и что Запад на физиологическом уровне не любит русских. Дело в том, что Россия — сильный конкурент, последний редут, за которым другой мир.

Например, по Сирии нас постоянно обвиняют, что мы защищаем либо режим Башера Асада либо свои интересы в регионе. А наш движитель совсем иной. Это — неприятие ситуации, когда кто-то в мире определяет, кто в Сирии хороший, а кто плохой. Это может решить только сирийский народ. Но в случае России, помимо конкурентной борьбы, идущей в мире, есть и наши собственные недоработки. Мы, считая себя правыми, ленимся объяснить нашу позицию, считая, что она и так понятна.

Россия — сложная страна с многочисленными линиями противостояния. Развалить ее ошибочными действиями собственного руководства гораздо легче, чем СССР. К счастью, серьезных ошибок по дезинтеграции страны в последние годы сделано не было. Мы прошли по лезвию бритвы. Была колоссальная проблема Чечни, потом целого Кавказа, проблема разобщенности правового пространства. Не было нужных механизмов в политике и экономике. В последние годы шло последовательное выстраивание дееспособной системы управления страной. Запад же воспринял это как отход от демократии, как усиление авторитаризма. Мы должны объяснять мотивы нашего поведения.


В западных СМИ распространено карикатурное клише, по которому русские злые, а западники хорошие. В России много талантливых людей, ученых, творческих личностей. Нужно показать французам реальное качество вашей науки и культуры.

К. — Образ России зависит от того, насколько мы успешны, от того, что происходит внутри страны. Северная Корея может потратить миллиарды долларов (которых у нее, правда, нет) на улучшение своего имиджа за рубежом, и все равно результата не будет.

Мы не Северная Корея, у нас многое получается в реальной жизни. Мы единственная страна в мире, которая в период кризиса не только не повысила пенсионный возраст и не сократила пенсии, но увеличила их на 40%. Но часто зарубежные журналисты, работающие в России, говорят, что их редакции не берут позитивные материалы. Нет общественного заказа, нет читателя.


Если проводить параллель с франкофонией, которая базируется на принципах демократии, на какой системе ценностей вы выстраиваете свою работу по продвижению русофонии? Будете ли вы работать со странами СНГ, где наблюдается сопротивление русскому языку и культуре?

К. — Если брать все пространство СНГ, то только в четырех странах нет русских центров. В Туркмении, где масса специфических проблем, и в трех государствах Балтии. Балтийские страны — члены Евросоюза, и на свои знамена они высоко поднимают принципы демократии. Туркмения — полюс противоположный. Но отношение к российской культуре и там, и тут одинаково — запретить. Получается, что дело не в демократии, а в политических интересах, но при этом наши соотечественники оказываются в заложниках. Для этих стран антагонизация России — сильный инструмент реализации собственных интересов. Когда они получили (или восстановили) независимость, то первым их шагом стало непременное быстрое вступление в Евросоюз. Была разыграна нехитрая комбинация: создать проблемы с Россией через дискредитацию русских в этих странах, получить ответную российскую реакцию, представить ее как угрозу и войти в Евросоюз. А в заложниках опять обычные люди.

И вот почему я увлечен идеей русофонии. Франкофония — не французский, а международный проект, поэтому даже те, кто опасаются экспансии Франции, не боятся международного проекта. И нельзя давать поводов усматривать геополитические интересы, стоящие за спиной культуры.

Русофония будет перспективной, если будет обращаться не только к русскоязычным гражданам, но и ко всем, кто интересуется страной, российской историей. И в основе должны лежать общие ценности: демократия и права человека.


1 комментарий

  1. Юрий Вигорь:

    Все высказанное тов. Косачевым- высокопарные слова. Мы, русские инженеры и изобретатели, 679 человек, создали «Международный клуб инженеров» и зарегистрировали в Бразилии. Мы не нужны России. Русскому инженеру и изобретателю, Кулибину, Циолковскому из Калуги не дают слова на ТВ в России. Кто герой нашего времени в мире? Бизнесмен. Хищник. Творец никогда не опьянен погоней за деньгами. Остап Бендер говорил:Нужна плодотворная дебютная идея" НО в России нет рынка идей, нет рынка научных разработок, идею у вас украдут в России и все. И вот мы создали механизм дискуссионного общения инженеров за пределами России. Уже сам эффект общения инжнеров из разных стран дает колоссальный прорыв интеллекта. Творцам нужна критика! Политика забалтывания мозгов им не нужна. Людям нужны дела. А в России все лежит, колхозы, заводы, в бурьяне земля. НО скупленная. А Косачев бормочет какие -то общие фразы...Политический тетерев!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)