Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
пятница, 14 декабря 2018
пятница, 14 декабря 2018

С ветерком в вагоне «Париж-Москва»

Татьяна ВЬЮГИНА0:46, 9 ноября 2011Наши встречиРаспечатать

Недавно во французской прессе появилось  сообщение о том, что в декабре 2011 года будет запущено движение поездов между Москвой и Парижем. Насколько нам известно, поезда уже ходят. И о них рассказ нашего очевидца.

raspisanie2

Вот он, билет из мягкого белого картона, выписанный в кассе SNCF в славном французском городе Монпелье. На нем обозначено: «Париж Восточный — Москва Белорусская», выезд 19 сентября. Цена запредельная — 497 евро. Кроме мест «люкс» больше ничего нет. В Интернете обещали кое-что, но как-то непонятно и невразумительно. Итак, скидка по возрасту не действует, а жаль. И «люкс» мне отнюдь не надо. Но меня не было в России три года, шутка ли! Да неужели я готова экономить на таком редком событии? Там, в России, кредитная карточка с моей российской пенсией устарела год назад. Представляете, сколько накопилось! А еще правительство ругают. Ура, живем! А скидка по возрастной карте («сеньор») все-таки очень актуальна. Выехав не в час пик и в будний день из Монпелье в Париж, я обилетилась с этой скидкой за 50% цены, обнаружив себя в шикарном вагоне первого класса TGV в единой стае вместе со всем французским пожилым народом (вагон был полупустой).

В Париже была на историческом съезде русских соотечественников. И вот после этого съезда, счастливая, но слегка усталая, сажусь в вышеозначенный вагон Париж-Москва. Время посадки 20.20. Точнее, я не сажусь, а пытаюсь сесть. Однако это невозможно, потому что весь поезд оцеплен. Комментариев никаких, даже со стороны работников французской железной дороги. Посадка откладывается каждые 20 минут. Кругом русскоговорящая публика, большинство, как выясняется, едет до Берлина. Русские уже давно решили: во французской жизни всегда есть место подвигу. Особо никто не нервничает. Проносится слух: в каком-то вагоне обнаружен подозрительный предмет. Обезвреживание виртуального предмета заняло около часа. Потом, счастливые, но слегка усталые, рассаживаемся «по коням». Меня ждет встреча с родиной. Поди и проводники будут русские, хоть по-русски начну говорить и думать. И вообще, в далекой России, по которой я всегда тоскую, мне все нравится.

Кроме одной, правда, очень фундаментальной вещи: в России, особенно согласно последней переписи населения, остро не хватает мужчин, отсюда крайне дисгармоничные отношения полов. Несчастны обе стороны. Русские женщины кидаются за рубеж, их можно понять, хотя всегда лучше брать мужа из своей нации, а вот русские парни и мужчины... Зачем нам, поручик, чужая земля? Парадоксально, но у русских мужчин весьма низкая самооценка и полная неуверенность в себе. Во-первых, если ты гоняешься за деньгами, то это слабо совместимо с семьей, да и все услуги можно купить за деньги. Как говорится, если хочешь быть любимым за деньги, купи себе собаку. А если ты не гоняешься за деньгами и хочешь создать семью, то ты не доверяешь девушкам и женщинам, потому что они не могут тебя полюбить, раз у тебя мало денег. И замужество нужно женщине ради статуса, а не ради любви к тебе. Девушки в равной мере или даже в большей не доверяют парням. И они боятся любить. У всех низкая самооценка. Как говорил (в свое время, когда мужчин тоже не хватало!) вождь всех советских народов (отчасти по вине которого и не хватало): «Как бы плохо ни думал мужчина о женщине, она всегда думает о нем еще хуже». Товарищ Сталин не только в языкознании разбирался...

В нашем вагоне света почти нет, но можно с фонариком рассмотреть, что мужчины- проводники надежны и вежливы, с ними — хоть на край света. «Этот красивый Коля всегда ездит, — замечает мне из соседнего купе завсегдатай этих поездов некая Юля. — Нет, в самолет никогда не сяду, хоть на нем и дешевле, — добавляет она. — Правда, происшествия везде бывают. Но вагон же не упадет! Однажды даже сам Якунин с инспекцией проехался по всему маршруту. И все равно какое-то техническое происшествие было даже при нем. Видно, что вагоны все тут старые, оборудование оставляет желать», — вводит она меня в курс дела. Это хорошо! Когда в Россию едешь впервые за три года, надо постепенно въезжать! «Электричество в вагоне неисправно. Если в Берлине не исправят, сами полезем под вагон с риском для жизни», — поясняют русские проводники. Какие замечательные ребята! Интересно, а сколько они получают? Вагон пуст наполовину. Еды не будет до Бреста. Чайку бы можно сообразить, говорят, но электрочайник не подключается.

Я одна в купе «люкс». Чтобы перевести мое люксовое место в спальный режим, надо каждый раз звать кого-нибудь из этих ребят. «Это какие-то устаревшие вагоны», — с видом знатока шепчет Юля. Какая страна делала вагоны, прямо не обозначено. Я всегда была поклонником поездов, даже устаревших. ГДР, та всегда себя на вагонах обозначала, и это меня приводило в восторг. А чай попьем завтра, в Берлине. Электричество совсем гаснет, но ребята же вежливо, по-хорошему предупреждали! Среди ночи поезд останавливается и очень долго не сдвигается. Меня волнует встреча с родиной, и я не сплю. Я вообще никогда не сплю в поездах... А в самолете только со страху. Запредельное торможение, так сказать. Только прикорнула, как уже высаживайся. А тут, в этом поезде, читай хоть всю ночь, но свет не горит.

В Берлине мы должны простоять по расписанию восемь часов. «В Берлине из вагона высадим, а перед этим проинструктируем», — предупреждают проводники строгими голосами. Но в Берлин поезд прибывает на пять часов позже. Ребята-проводники выполняют свое обещание четко, инструктируя, куда прийти и когда. Красивый Коля прошептал Юле на ушко, что ночью было внеочередное нештатное происшествие: кто-то в Германии бросился под поезд. Может быть, самоубийство. Но всегда в таких случаях проверяют всю бригаду, особенно проверяют машинистов поезда, их квалификацию, дипломы. Если потеряетесь, говорит Коля, вот вам наш мобильный, звоните. Мы записываем его номер.

Погода стоит прекрасная. Юля решает позагорать около Рейхстага, а я более двух часов кружу вокруг, любуясь столицей с ее сверхсложной историей. Возвращаемся загодя на объявленный для нашего поезда путь. Но посадка опять откладывается, и опять каждые 20 минут, только нашего поезда на перроне просто нет! Ну, так в Берлине тоже всегда есть место подвигу. Чем он хуже Парижа! Один раз, например, я с маленькой дочкой застряла часов на пять в поезде Барселона-Монпелье. А ряд французских пассажиров забросал письмами редакции французских же газет, когда эти пассажиры ехали по маршруту Париж-Перпиньян более суток, и их даже не накормили и не дали одеял для ночевки. Некоторых накормили, но невкусно.

Мы опробовали Колин номер мобильного. «Подъезжаем», — успокоил он нас. А вот, наконец, и наш поезд, и наши ребята! Какая радость! До встречи с Россией чуть больше суток. Юля уже в вагоне передает мне со слов красивого Коли: конечно, пришлось ребятам самим лезть под поезд с риском для жизни и чинить электричество. Это было очень долго. И вообще, вся проверка поезда. Потому что немцы за ремонт заломили такую цену! Может быть, у нас вообще слишком много решают деньги, и так вот мы теряем красивых русских парней. Демографы вообще констатируют, что русский народ вымирает, потому что начисто утратил чувство опасности.

Ночью была проверка паспортов и таможенный  контроль на границе Польши и Белоруссии. Необременительный и довольно вежливый. Однажды я ехала с маленькой дочкой в 1996 г. тоже на поезде, принадлежащем РЖД. Щупали нас очень грубо. Смена колес на вагонах (тоже ночью) прошла незаметно — в отличие от 1996 г. В Бресте стали кормить. Развозили по вагонам предварительно заказанные блюда. Записывал на бумажку и развозил заказы русский парень намного моложе Коли, но тоже красивый и вежливый. Блюда были приготовлены просто, но хорошо. Только вот порции маловаты, мы с Юлей, хоть и худенькие, вынуждены были заказать по второму заходу. Цены кусачие, но мы уже, изголодавшиеся, особенно не считали. Пошли российские пейзажи, стояла прекрасная, еще не совсем золотая ранняя осень. Грачи еще не улетели. Сердце билось все сильнее.

В Москву поезд прибыл строго по расписанию: в 20.35, как и было указано в билете. Многих пассажиров встречали русские дети, и даже Юлю встречала взрослая дочь, хотя сама Юля на вид была совсем молодой. «Мать, как ты можешь терпеть эти жуткие поезда? И как дорого!» — попеняла мне уже в машине моя старшая дочь, встретившая меня на вокзале. Я вспомнила ее учителя физики, который на показательном — для родителей — уроке шутливо заметил, что самолет тяжелее воздуха, следовательно, он рано или поздно упадет. Я искала аргументы: вот Набоков тоже никогда не летал самолетами. «Ну да, он еще и автомобиль не водил», — умело руля у паркинга, сказала мне дочь. «Обратно все равно поеду на поезде, — сказала я ей. — Да и проверю заодно, стоит ли билет «Москва-Париж», приобретённый в Москве, дешевле, чем в Париже». И, может быть, происшествий будет меньше. Или столько же?

 

2 комментария

  1. Sveta:

    Замечательно и необычно. Как-то не вполне гладко, но от этого, может быть, еще замечательнее. Очень живо и добродушно строго написано. Вполне по-русски. Сразу вся эпопея одним махом обрисовалась, и осталась полезная неясность – хорошо или плохо. Короче – не пожалела, что прочла.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)