Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
суббота, 20 октября 2018
суббота, 20 октября 2018

Пусть говорят


Позволить толпе бездумно митинговать, как известно, именуется анархией, а вот разумно управлять общественным мнением — уже демократия. В конце прошлого века на театральных подмостках возникло новое направление демократичного театра.

Театральный жанр «вербатим», что в переводе с латыни означает «дословно», впервые появился в Великобритании. Но самой нашумевшей стала пьеса американки Ив Энслер  « Монологи вагины» (1996 г.), которая до сих пор идет во всем мире более чем на 46 языках. В России жанр был апробирован чуть позже и до сих пор практикуется в Театре Док,


bitman_velikovski1


что стоит в Москве в Трехпрудном переулке под номером 11/13. Именно туда в 2002 году пришла поэт и драматург Елена Исаева, чтобы со студентами режиссера Александра Великовского выяснить, какой же сюжет больше другого волнует нынешнее молодое поколение. В ходе обсуждения выяснилось, что проблема отношений отцов и детей актуальна и по сей день.

Специфика жанра документального театра заключается в манере написания сценария. Текст здесь — не передача жизненного опыта автора, а собранный у абсолютно разных людей материал, впоследствии лишь слегка обработанный драматургом. То есть, участники-волонтеры проекта встречаются с обычными смертными, задают вопросы, ответы прилежно конспектируют. Порой совершенно неожиданно рождается новый виток в развитии сценария. Так получилось и у Исаевой, и из темы «мама-дочка» вышло «папа-дочка». Сюжет получился не просто глубоким, а шокирующим.

Александр Великовский, режиссер спектакля «Первый мужчина», считает, что пьеса Елены Исаевой в России и во Франции вызывает совершенно разные реакции. Для одних представление проходит на «бис», для других единственным чувством оказывается раздражение. Действительно, слова «мастурбация», «оргазм маленькой девочки», «инцест» не всегда спокойно воспринимаются зрителем. А если на этом построена целая пьеса?..

В постановке задействованы три актрисы. И каждая ведет свое повествование о взаимоотношениях с собственным отцом. Три истории, все разные, а цепляют одинаково.

Одна из задач, которую ставил перед собой режиссер, преподнести игру так, чтобы зритель поверил в документальность пьесы, увидел перед собой обычных женщин. Именно поэтому каждый раз для своих постановок в Москве и в Париже Александр Великовский отбирал начинающих, но талантливых актеров. «Артист со стажем, с выработанной манерой, хочет он того или нет, «подминает» персонажа, а режиссеру важно, чтобы публика наблюдала не за профессионалом, а за19-летней девочкой или за молодой 30-летней женщиной», — рассуждает Александр, — и в этом-то и заключается особенность документального театра».

Несмотря на кажущуюся простоту, спектакль держит в напряжении на протяжении всех полутора часов. Идет непрерывная череда монологов, постоянно меняются музыкальное сопровождение и свет. Декорации, выполненные известным парижским художником Игорем Битманом, таят в себе массу историй, споров, дискуссий режиссера со сценографом. Римские колонны и детские платья, развешанные как попало, красноречиво говорят о различии стилей, взглядов, жизненных нитей героинь.

Невольно задаешься вопросом, как на этой маленькой парижской сцене возможно было уместить такие глубокие человеческие чувства? Ответ — после просмотра.

Спектакль идет на французском языке.

Дополнительная информация здесь

Марина КАЗАНЦЕВА

4 комментария

  1. Кадет:

    Мне спектакль очень понравился. Удивительно, что чередование монологов не утомляет, а, наоборот, удачно вылепливает персонажей. Секрет, видимо, и в тексте, и в режиссуре, и в игре актеров, и художественном оформлении. Одним словом — сложилось!

  2. Екатерина:

    А на каком языке поставлен спектакль. Статья очень интересная!

  3. Olga:

    Отличная статья! Хочу на спектакль!

  4. Marina:

    spectacle na franzusckom yazike

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)