Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 18 сентября 2018
вторник, 18 сентября 2018

Век джаза

Анна БАЙДОВА0:04, 26 мая 2013Наши встречиРаспечатать

Мероприятиям на больших площадках я, при возможности выбора, всегда предпочитаю маленькие клубы и кафе, особенно те, которые занимаются в первую очередь организацией концертов, а потом уже продажей напитков. Там и звук зачастую не хуже (не надо думать, что вы попадете в кабак, где дым коромыслом и публика ест, пьет и громко разговаривает, перекрикивая едва слышащих себя музыкантов), и атмосфера совсем домашняя, камерная: до сцены рукой подать, и сразу видно, кто чего стоит.


d185d0b5d0bdd0b4d180d0b8d0bad181-d0bdd0b0-d0bed0b4d0bdd0bed0bc-d0b8d0b7-d181d0b2d0bed0b8d185-d0bad0bed0bdd186d0b5d180d182d0bed0b2

Джон Хендрикс | Jon Hendricks


Люди за соседними столиками охотно обмениваются мнениями в перерывах, и всегда есть возможность лично сказать спасибо музыкантам, не ожидая подобострастно у служебного входа. Все без надрыва, истерики и ненужного пафоса. Искусство ближе к народу, публика любознательнее (редко где встретишь расклеенные по городу афиши подобных концертов, поэтому на них почти не забредают по чистой случайности), цены демократичнее. А звезды, между прочим, ничуть не меньшей величины, чем в какой-нибудь Олимпии.

Но совсем уж знаменательным событием для меня стал приезд в Париж Джона Хендрикса (Jon Hendricks) — настоящей легенды джазовой музыки. В середине мая в столичном джазовом клубе « Duc des Lombards» он дал несколько концертов.


d184d0bed182d0be-wnycorg

Photo: wnyc.org


С чего бы начать рассказ об этом удивительном человеке? Обычно дата рождения не является обязательной к упоминанию в статье об известной персоне, но здесь она мне кажется просто необходимой. Американский джазовый певец Джон Хендрикс родился 16 сентября 1921 года. Признаться, я смотрела на этого очаровательного пожилого человека с необычайно глубоким и умным взглядом, стоящего на сцене, слегка опираясь на рояль, и у меня было острое ощущение, что кто-то ошибся, выдавая ему свидетельство о рождении. Забегая вперед, скажу, что Хендрикс очень охотно общался с публикой после концерта, фотографировался, расписывался на программках, разговаривал со всеми, кто подходил выразить ему свою благодарность, делая это без тени звездности и высокомерия. А уж любви к жизни, остроумия и быстроты реакции ему не занимать.


Как и, пожалуй, большинство профессиональных музыкантов, он рано начал заниматься музыкой, его певческая карьера стартовала, когда ему было всего семь лет. Будучи одним из пятнадцати детей протестантского священника, он связывает свой интерес к музыке именно с профессией отца. Что и говорить, госпел — это практически колыбель джаза. В юности он выступал с пианистом Артом Татумом (Art Tatum). Во время Второй мировой войны Хендрикс служил в американской армии, по возвращении отучился в университете Толедо и по приглашению Чарли Паркера(Charlie Parker) переехал в Нью-Йорк, где всерьез занялся музыкой. Вокальное трио «Lambert, Hendricks & Ross» — это уже признанная классика джазового вокализа. Собственно, именно в области вокализов и scat singing (джазовая вокальная импровизация, где слова заменяются произвольными слогами) Хендрикс и получил заслуженную славу. 1968 год отмечен переездом в Лондон и началом сольной карьеры Хендрикса. А далее выступления, запись альбомов, работа джазовым критиком для «San Francisco Chronicle», преподавание в различных университетах, написание пьесы об истории джаза, несколько лет не сходившей с театральных подмостков Сан-Франциско и Лос-Анджелеса, и многочисленные премии Грэмми. Весьма успешная, насыщенная и разносторонняя карьера.


Возраст, конечно, берет свое, и Хендриксу уже сложно одному выдержать двухчасовой концерт, поэтому на помощь пришли его дочери, также прекрасно владеющие техникой джазового пения. Но сам музыкант о возрасте, кажется, и не помнит, а прекрасный тембр его голоса ничуть не изменился.


Музыка — универсальный язык. Есть, конечно, стили, школы и направления, есть различные музыкальные вкусы. Но хорошая музыка авторитарна, хочешь ты того или нет, ты должен будешь ее признать. Живое исполнение — это вообще элитное лакомство. К живописи и фильмам можно возвращаться, смотреть на них иным взглядом. Музыка — это только здесь и сейчас, ровно до того момента, пока в воздухе не растает отзвук последней ноты.


Кажется, мы живем в эпоху сверхчеловеческих скоростей и повышенных амбиций, и все великие — уже не наши современники. Но ведь история — это люди, и, судя по тому, с каким обожанием смотрела на Хендрикса публика, как она смеялась над его шутками, неистово аплодировала и хлопала в такт музыке, он хоть и войдет в историю, но пока еще далеко не стал ею. Ибо нет худшего проклятья для таланта, чем стать прижизненным памятником самому себе. Впрочем, простота и самоирония Хендрикса свидетельствуют о том, что ему это точно не грозит. Иногда он все еще дает мастер-классы, и, думаю, у него стоит поучиться не только джазовому мастерству, но и отношению к жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)