Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
четверг, 15 ноября 2018
четверг, 15 ноября 2018

Воссоединение Крыма с Россией взорвало существующий миропорядок

В конце года положено подводить итоги. Взрывов в природе и в геополитике за этот год накопилось. Но был один – особенный. Который стал важнейшей вехой в новейшей истории России.

En fin d’année, il est normal de faire le point. Cette année-ci on a accumulé les explosions dans la nature et dans la géopolitique. Mais il y en a une particulière. Qui est devenue une date charnière incontournable dans l’histoire moderne de la Russie.

Крым, Феодоcия | Crimée, Feodossia

Крым – притча во языцех для любого европейского комментатора и журналиста. Нам неизвестно, интересовались ли они мнением самих жителей полуострова. Коллеги из «Крымского эха» прислали нам для ознакомления запись их круглого стола с участием крымских экспертов. И мы поинтересовались. И решили предложить нашим читателям выдержки из этой беседы. А у кого достанет времени и желания сможет прочесть вариант без купюр на сайте крымской газеты.

Круглым столом управляла главред «Крымского эха» Наталья Гаврилева:

«Когда крымчане в своем абсолютном большинстве (97 процентов) говорили «да» на референдуме 16 марта, было ясно, чего они ждут. Родительский дом, родина — понятие, данное человеку навсегда. Но Россия жила без нас 23 года — и после марта 2014 года она уже стала другой. Какой? Что Крым принес и еще принесет в Россию?

Сергей Киселев, политолог, доцент Крымского федерального университета:

La Crimée est un synonyme de raillerie pour n’importe quel commentateur ou journaliste européen. Nous ne savons pas s’ils se sont intéressés aux opinions mêmes des habitants de la péninsule. Les collègues journalistes de « L’Echo de Crimée » nous ont envoyé le compte-rendu de leur table ronde à laquelle ont participé des experts criméens. Nous nous y sommes intéressés et avons décidé de présenter à nos lecteurs des extraits de cette conversation. Mais celui qui a du temps et le désir peut lire la version intégrale sur le site du journal criméen.
La table ronde a été supervisée par la rédactrice en chef de « L’Echo de Crimée », Nathalia Gavrileva :
« Quand les Criméens à la majorité absolue (97%) ont dit « oui » au référendum le 16 mars, savaient-ils clairement ce qu’ils attendaient. Le domicile parental, la patrie est un concept donné aux hommes depuis toujours. Mais la Russie vivait sans nous depuis 23 ans et après mars 2014, elle a changé. De quelle manière ? Qu’a apporté la Crimée et qu’apporte-t-elle encore à la Russie ?
Sergueï Kiselev, politologue, professeur agrégé de l’université fédérale de Crimée :

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Миру из Крыма был послан удивительный сигнал: вопреки двуличной, двумерной картине мира мы представили свой сценарий развития ситуации в таком проблемном регионе. Посмотрите — какой ни возьми проблемный регион, там все заканчивалось конфликтом, большим количеством жертв или полным разрушением государственности. У нас общество выступило на редкость консолидировано, в едином ключе, и никто сегодня не докажет, как бы ему этого ни хотелось, что кто-то здесь голосовал под дулами автоматов.

Лично я никогда не сомневался, что рано или поздно Крым войдет в состав России, правда, не надеялся, что это случится так быстро. Но предполагал, что до 2020-го года это точно случится, чему есть документальные подтверждения.

Почему в Крыму всё так гладко произошло, а на Юго-Востоке Украины этого не получилось: у нас борьба за воссоединение началась в 1989–1990 годах, когда появилась группа людей, выступавших за идею автономии, регионализма. После принятия на Украине в 1989 году закона о языке стало понятно, какая судьба нас ожидает в перспективе. Я говорю о тех людях, которые все эти годы отстаивали региональное своеобразие Крыма: и о тех, кто, находясь в составе депутатского корпуса и партийных органов, добились крымской автономии и отстаивали её права, и об основной массе крымчан … интеллигенции в широком и лучшем понимании этого слова и обычных гражданах, которые все эти 23 года выступали консолидировано, имели схожую точку зрения на политические перспективы нашего полуострова. Воссоединение с Россией явилось общим итогом их многолетних усилий.

Крым в трехсотлетней истории, по крайней мере, четвертый раз становится регионом, во многом определяющим судьбу всей России. …Факт Крымской войны(1854/56 гг.) позволил Западу успешно выступить единым фронтом против миродержавия России. Это война наглядно показала, что Запад всегда найдет причину, чтобы консолидироваться против любой России — против той, которая с ним, и той, которая Западу враждебна.

Следующим важным моментом стало то, что по воле судьбы Крым был последним уголком «исторической» России, откуда она и ушла в эмиграцию. Об этом факте никогда в Крыму не забывали. Его особо не выпячивали, но образ «иной России» был закреплён в сознании многих крымчан.

Ключевым событием для Крыма в XX веке стала Великая Отечественная война. На карте России нет другого места, где на такой же небольшой территории были бы сразу два города-героя. … В мире мало где можно найти такую плотность воинских памятников, как на нашем полуострове. Всё это оказывало и оказывает влияние на формирование особой крымской идентичности.

Но вернёмся в настоящее время. Суть империи — экспансия. Россия, вернув Крым в свой состав, заявила о себе как об империи. Ныне существующая американская империя этого вытерпеть не может, потому что Россия своей независимой политикой вышла за пределы установленных, вернее, разрешенных «мировым гегемоном» границ. Она присоединила к себе свою коренную территорию, которая принадлежит ей по праву. И присоединила так, как ни одна последняя империя не присоединяла — с минимумом жертв и максимумом энтузиазма присоединяемого народа. И именно поэтому России уготовано пережить «страшнейшие наказания» от самопровозглашённых «лидеров» мирового сообщества…

В нашем традиционном русском сознании всегда сосуществуют две России: земная, «юдоль печали», и небесная — как идеал. Многие мыслящие люди посвятили свою жизнь попытке приблизить жизнь России земной к России идеальной. Россия же — государство совершенно не идеальное, но сейчас очень демократическое. И поэтому там спокойно сосуществуют люди, высказывающие разные точки зрения, в том числе и альтернативные государственной. И никто их не сажает в мусорные баки, никто не бьет по лицу, а если такие случаи и бывают, они становятся сенсацией на всю страну.

Россия сегодня — страна с большими проблемами в экономике; Россия — страна с недооформленной идеологией, имеющая определенные проблемы на своих окраинах и в национальных регионах. Но вот что лично меня заставляет верить в то, что Россия преодолеет все проблемы — это пример Чечни.

 Андрей Мальгин, историк, политолог, гендиректор Центрального музея Тавриды:

Un signal surprenant a été lancé au Monde en provenance de la Crimée : malgré la vision hypocrite d’un monde bidimensionnel, nous avons présenté notre scénario d’épanouissement de la situation dans cette région troublée. Regardez une région problématique incontrôlable, où tout se solde par des conflits, par un grand nombre de morts ou une destruction complète de l’Etat. Notre société a agi de manière extraordinairement consolidée, en un seul appel et personne aujourd’hui ne peut faire la preuve, s’il le voulait, que quelqu’un a voté ici sous la menace des armes.
Personnellement, je n’ai jamais douté que tôt ou tard la Crimée deviendrait une partie de la Russie, mais je ne m’attendais pas à ce que cela se fasse si rapidement. Mais on supposait que d’ici à 2020 se passerait exactement ce que les documents confirment à présent.
Pourquoi en Crimée tout est allé sans heurts, alors qu’en Ukraine du Sud-Est cela ne s’est pas fait ainsi ? Nous nous battons pour le rattachement depuis les années 1989—1990, époque où un groupe de personnes est arrivé, prônant l’idée d’autonomie, de régionalisme. Après l’admission dans l’Ukraine en 1989 la loi sur la langue montrait clairement les perspectives que le destin nous réservait.
Je parle de ceux qui toutes ces années ont défendu la singularité régionale de la Crimée : et de ceux qui, membres de corps de députés et de partis, ont pourvu à l’autonomie de la Crimée et défendu ses droits, et de cette masse principale des Criméens… Les intellectuels dans le sens le plus large et meilleur possible du mot et les citoyens ordinaires, qui, toutes ces 23 années ont prôné en un front uni un point de vue similaire sur l’avenir politique de notre péninsule. Le rattachement avec la Russie est la somme totale de tous ces efforts au cours de nombreuses années.
La Crimée en trois cent ans d’histoire, devient pour la quatrième fois au moins une région déterminante pour le destin de toute la Russie. … La guerre de Crimée (1854/1856) a conduit l’Occident à constituer avec succès un front uni contre la conduite du monde de la Russie. Cette guerre a démontré de façon spectaculaire que l’Occident trouvera toujours une raison de s’unir contre toute Russie – que ce soit celle favorable ou celle hostile à l’Occident.
Le moment important ensuite est que, selon la volonté du destin, la Crimée fut le dernier coin « historique » de la Russie, d’où elle partit en exil. On n’a jamais oublié cela en Crimée. On ne met pas cela particulièrement en avant mais l’image d’une « autre Russie » a été implantée dans les esprits de beaucoup de Criméens.  
L’événement-clé pour la Crimée au 20ème siècle a été la Grande Guerre patriotique. Sur la carte de la Russie, il n’y a pas d’autre endroit où un territoire aussi petit qui contient deux villes héroïques. Il existe peu d’endroits au monde où on peut trouver une telle densité de monuments militaires, comme dans notre péninsule. Tout cela a forgé et forge une tendance à la formation d’une identité criméenne particulière.
Mais revenons à l’époque actuelle. L’essence d’un empire est l’expansion. La Russie, en retrouvant la Crimée, s’est déclarée comme un empire. L’actuel empire américain ne peut supporter cela, parce que la Russie par sa politique indépendante est sortie hors des normes établies, ou plus tôt des frontières dessinées par « le leader mondial ». Elle a réincorporé le territoire de ses racines, qui lui appartient de droit. Et elle l’a fait comme aucun ancien empire ne l’a fait – avec un minimum de victimes et un maximum d’enthousiasme de la population annexée. Et précisément c’est pourquoi la Russie est prête à endurer « les terribles sanctions » des « leaders » autoproclamés de la communauté mondiale.
Dans nos consciences russes traditionnelles, deux Russies existent toujours : la terrestre, « la vallée des larmes » et la céleste comme idéal. Beaucoup de gens réfléchis ont consacré leur vie à essayer de conduire la Russie terrestre vers la Russie idéale. La Russie n’est pas un état totalement parfait, mais maintenant très démocratique. Et c’est pourquoi là les gens cohabitent calmement, exprimant des points de vue différents, y compris à propos d’états alternatifs. Et personne ne les enferme dans des poubelles, personne ne les frappe au visage, et si cela arrive, cela étonne tout le pays.
La Russie aujourd’hui est un pays avec de grands problèmes économiques ; la Russie est un pays avec une idéologie rudimentaire, ayant ses propres problèmes dans sa périphérie et dans les régions nationales. Mais ce qui personnellement me faire croire que la Russie surmontera tous ces problèmes est l’exemple de la Tchétchénie. 
André Malguine, historien, politologue, directeur général du Musée Central de Tauride :

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Конституция Республики Крым много позаимствовала из конституции Чечни. А у Чечни с Крымом вообще много общего: даже когда-то ликвидация республик — Крымской и Чеченской — проходила одним указом в 1945 году.

В начале 90-х нас всех развели на нескольких принципах. Нам сначала сказали: чем меньше государства, тем лучше, давайте отпустим всех на волю, и от этого будет всем счастье. Второй принцип: существуют некие общие интересы — неважно, где ты живешь, в России или США, в принципе, общий подъем — уровень воды поднимает все суда — и если мы будем играть по неким общим правилам, всем будет хорошо. И Штатам, и России, и Китаю, и Зимбабве. То есть свободный рынок, нет национальных границ и т.д.

И третье, главное — человек, его благополучие, благосостояние, а остальное не важно. Давайте будем на этот человеческий капитал ставить, это и есть опора и надежа. Тебе хорошо — значит, и мир прекрасен.

Это те три вещи, в которые позднее советское общество поверило. В результате мы получили украинскую ситуацию, где государство было приватизировано, стало частной корпорацией некоторого количества людей, где общественный сектор практически вообще исчез… Сами ликвидировали свою экономику в угоду чужим национальным интересам.

Сегодня продолжает действовать политическая система, назовем ее неолиберальной — а новой системы еще не предложено. В основе китайского миропонимания лежит представление о долге. У тебя есть долг — и это главное. Это вообще чуждо европейцам — какой долг, о чем вы говорите, только мое личное благополучие, я должен только самому себе и своей семье!

У нас была система патриотизма — официально-государственного. Она какое-то время просуществовала, но потом тоже дала течь. А китайцы — у них в основе всего лежит ритуал и долг. Родители, государство — я всем плачу, это моя социальная миссия. Вопрос: у российского общества появится такая новая внятная, понятная, философская основа для понимания?

Александр Форманчук, председатель Крымского экспертного клуба, заместитель председателя Общественной палаты Республики Крым:

La constitution de la République de Crimée a beaucoup emprunté à la celle de la Tchétchénie. La Tchétchénie a en général beaucoup en commun avec la Crimée : même jadis la liquidation des républiques de Tchétchénie et de Crimée a été adoptée par décret en 1945. 
Au début des années 90’, on nous a tous eus sur quelques principes. On nous a d’abord dit : que moins il y a d’état, mieux c’est, laissons faire la volonté de chacun et nous serons tous heureux.
Le deuxième principe : il existe certains intérêts communs et peu importe si tu vis en Russie ou aux Etats-Unis, en principe l’ascension est commune – le niveau de l’eau soulève tous les navires – et si nous jouons avec quelques règles communes, tout ira bien. Et aux Etats-Unis, en Russie, en Chine et au Zimbabwe. Il y a un marché libre et pas de frontières nationales et ainsi de suite.
Troisième principe, l’être humain est important, son bien-être, sa prospérité . Et le reste n’a pas d’importance. Faisons monter le capital humain, c’est le pilier et la fiabilité. Cela signifie que si toi, tu es bien — le monde est beau.
Ce sont trois choses en lesquelles a cru la société soviétique. Le résultat de celle-ci est la situation ukrainienne, où l’Etat privatisé est devenu une partie des corporations d’un petit nombre de personnes, où le secteur public a pratiquement disparu. Ils ont eux-mêmes liquidé leur économie pour faire plaisir à des intérêts nationaux étrangers.
Aujourd’hui le système politique continue de fonctionner, on l’appelle néolibéral mais on n’a pas encore proposé un nouveau système.
Au cœur de la vision du monde chinoise se trouve une conception du devoir. Tu as des devoirs et cela est important. Cette vision est généralement étrangère aux Européens – de quel devoir vous parlez, je m’occupe seulement de mon bien-être personnel, je suis redevable seulement à moi-même et à ma famille !
Nous avions un système de patriotisme, officiellement de l’Etat. Il a existé un certain temps, mais ensuite il a aussi pris l’eau. Tandis que les Chinois, chez eux fondamentalement tout provient des rituels et des devoirs. Les parents, l’état, voilà envers qui j’ai des dettes, c’est ma mission sociale. Question : Est-ce qu’on constate dans la société russe l’apparition d’un tel nouveau fondement philosophique, distinct et intelligible?
Alexandre Formantchouk, président du club d'experts de Crimée, vice-président de la Chambre publique de la République de Crimée :

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— Думаю, что Крым уже дал России новый импульс развития, дал возможность россиянам поверить в то, что Россия способна возрождаться в полном смысле этого слова.
Мне нравится, что мои коллеги по крымскому экспертному сообществу постоянно подчеркивают мысль, которую понимают и наши гости, об особой самоценности Крыма, этой «крымскости». У нас есть то, что нас спасло в Украине, — высокий уровень региональной идентичности, который доходит до 60 процентов — он в два раза выше, чем, допустим, на Донбассе. Это придавало ему устойчивость, повышало его выживаемость.

И с этой точки зрения Крым способен придать некие новые смыслы для дальнейшего становления российской государственности. Убежден, что возвращение Крыма в состав России и придает России политический вес мирового игрока, у которого ключевая роль в продуцировании и поиске новых смыслов.

Сколько эта смена будет продолжаться? На мой взгляд, несколько десятилетий как минимум, а некоторые футурологи говорят, что не менее чем до 2040 года — разные есть оценки, но понятно, что этот путь сложный. Понятно, что без России новый миропорядок не родится. Это не значит, что он будет под диктовку — нет, просто Россия берет на себя роль государства, которое толкает мир к новому мироустройству, предлагает какие-то новые принципы и новые смыслы.

И уж точно без России этот миропорядок не сложится. Россия наверняка найдет в нем свое достойное место, но за него придется бороться.

Нам нужно отказаться от этих надоевших постулатов потребительского общества — общества всеобщего потребления. Мне нравится, как сказал Карен Шахназаров на одной из передач у Соловьева: «Хватит ныть по поводу того, хорошо мы живем или плохо. Никогда Россия в своей истории не переживала такого периода стабильности, как сегодня в том числе и в материальном понимании».

Полная версия на сайте «Крымского эха».

— Je pense que la Crimée a déjà donné à la Russie une nouvelle impulsion de développement, elle a donné la possibilité aux Russes de croire que la Russie est capable de ressusciter dans le sens fort du mot.
J’aime que mes collègues de la société des experts de Crimée soulignent constamment l’idée – que nos invités comprennent – de l’estime de soi propre à la Crimée, cette « criméité ». Nous avons ce que nous avions gardé en Ukraine, un haut niveau d’identité régionale qui atteint jusqu’à 60% – il est deux fois plus bas, par exemple, dans le Donbass. Ce niveau donne la stabilité et augmente le taux de survie.
Et avec ce point de vue, la Crimée est capable de donner quelques idées nouvelles pour le développement ultérieur des structures de l’Etat Russe. Je suis convaincu que le rattachement de la Crimée dans la Russie et le poids politique qu’elle redonne à la Russie comme acteur mondial joueront un rôle-clé dans la production et la recherche de nouvelles conceptions.
Sur combien de temps va s’échelonner ce changement ? A mon avis, quelques dizaines d’années au minimum, et quelques futurologues disent au moins jusqu’à 2040 – il existe différentes estimations, mais quoi qu’il en soit, ce sera un chemin difficile. Il est manifeste que sans la Russie un nouvel ordre mondial ne naîtra pas. Cela ne signifie pas qu’elle le dictera, non, cela signifie simplement que la Russie endosse le rôle de l’Etat qui propulse le monde vers un nouvel ordre mondial, présentant des nouveaux principes et de nouvelles idées.   
Et le point est que sans la Russie cet ordre mondial ne fonctionnera pas. La Russie y trouvera sûrement une place de grande valeur, mais à condition qu’elle se batte pour celle-ci.
Nous devons quitter ces insipides postulats d’une société de consommateurs – une société de consommation généralisée. J’aime bien ce qu’a dit Karen Chakhnazarov à une des émissions de Soloviev : « Arrêter de geindre sur le fait que nous vivons bien ou mal. Jamais la Russie dans son histoire n’a connu comme aujourd’hui une telle période de stabilité, y compris de façon matérielle. »
Version complète sur le site de « L’Echo de Crimée ».

 

Теги: , ,

11 комментариев

  1. Читатель:

    Молодей «Русский очевидец» — информация что называется «Из первых рук!» всегда ценная информвция.

  2. Никон:

    По-сколько страны Запада...и в частности США...намеренно и целенаправленно :устроили в России «ФОРСМАЖЁР»... вводя свои..."высосанные из

    пальца"и «притянутые за уши»

    САНКЦИИ ,то : Россия вынуждена ОТКАЗАТЬСЯ...от

    дальнейшего погашения...

    своего ВНЕШНЕГО валютного

    ДОЛГА (по кредитам).Вплоть...

    ДО ПОЛНОЙ ОТМЕНЫ этих

    самых санкций .

    Никон. 22.12.2014г

  3. Некит:

    Когда же наконец Россия избавится от этого имперского сознания?

    Царская Россия уже давно канула в лету, Советский Союз прекратил своё сушествование, в 1996г. родилась новая Российская Федерация — свободная демократическая страна. А тем временем призрак имперских амбиций продолжает бродить по стране. Сегодня присоединили Крым, тем самым нарушив Минские договорённости подписанные между Россией и Украиной (Ельциным и Кучмой), если не слышали о таких обязательно поинтересуйтесь, завтра присоединим Донбасс, послезавтра — очередь за Луганском, а там, что нибудь ещё присоединим. К примеру оттяпаем у Беларусии Гомель, или ещё что нибудь, скажем что мол «какого такого фига он беларусский город? Он всегда был русским городом» и тд... и тп... Важно одно, то, что подписанно нарушать нельзя. То, что нарушают другие — их собачье дело, но зачем уподобляться этим людям и тем самым тоже нарушать? Мы что, бандиты какие-то?

    И ещё, тем кто «Крым Наш». С чего это вы взяли, что Крым всегда был русским? Откройте учебик по истории Крыма. Потом поговорим.

  4. Bear:

    Уважаемый Некут, в тот момент, когда Россия избавится от имперского сознания, она распадется на множество мелких, враждующих между собой государств. А это – сотни тысяч погибших и пораненых. Не дай-то Б-г! Стремление к расширению отнюдь не является системообразующим признаком империи. Империя – это многонациональное государство, территория которого составлена из территорий компактного проживания различных этносов. Пример многонационального государства, не являющегося империей: Латвия. Русские (которых там более 40%) и латыши перемешаны. И у империи должно быть имперское сознание. Любая империя, которая решает от него избавиться – обречена на развал. Перед Вами уже четверть века разваливаются мини-империи, оставшиеся от СССР, которые так и не поняли, кто они есть (Грузия, Азербажджан, Молдавия). А сейчас мы наблюдаем тот же процесс на Украине. Только она уже «мини-» не является. Небольшим народам всегда комфортнее в составе империи, которая в той либо иной степени уважает их права, чем в государстве, позиционирующем себя как моноэтническое. И не Россия пытается оттяпать у Украины ее территории, а народы Крыма и Новороссии хотят выйти, а отчасти уже вышли из состава государства, в котором формируется новая украинская украиноязычная нация (из «западенцев» и «малороссов» — т.е. из жителей западной и центральной частей страны). Но за этот процесс придется заплатить отколом территорий компактного проживания тех, кто не войдет в состав этой нации и хочет сохранить свою идентичность. На востоке и юге страны это русские, являющиеся граждами Украины, и русскоязычные украинцы (это два разных этноса). А Россия по отношению к этому процессу вторична. Но вот поддерживать тех, кто на нее ориентируется, она имеет полное право.

  5. Наталья Гаврилева:

    Уважаемый Bear, вы абсолютно точно уловили суть происшедшего с Крымом! Нас, крымчан, до сих пор удивляет некое недоверие к нашему выбору — я такое наблюдала даже среди россиян, не говоря уж о тех, кто живет далеко, в другом мире. У тех же, кто побывал у нас во время референдума, а наблюдателей и журналистов было достаточно, нет никакого сомнения, чего хотело население полуострова. Сегодня в Крыму трудно — но это бытовые трудности, во многом они связаны с Украиной. Вы уже знаете, что нас сразу же отрезали от воды, перекрыв Северо-Крымский канал. Нас фактически сделали островом, отрезав от сухопутного сообщения. Вчера впервые нас тотально, на 100 %, отключили от электроэнергии. Отключили бы и от газа, если бы газ мы получали с материка, но мы его добываем сами. Отключают из вредности, а не за неуплату. Сидим без света, бывает, и по 12 часов подряд. Плюс изматывают очереди — за новым, российским, паспортом и всеми теми «корешками» (страховки, регистрации и пр.), без которых жизнь современного человека невозможна. Но! Мы знаем, что мы вернулись домой, на родину, мы этого хотели, и мы этого добились. И ни у кого (ни у кого!) нет желания повернуть все вспять. Украина добилась только того, что мы утвердились в своем выборе. И нам, по большому счету, плевать — империя сейчас Россия или нет. Пусть за империю страдают американцы — да и ЕС пора бы уже задуматься, кто там командует, почему и, главное, как это скажется на каждом из живущих там. Но это выбор граждан тех стран, и больше ничей! Только тогда это будет правильно. Крымчане четко знают, что они поступили правильно. Это же демократично, так? Этому ведь на Европа учила?

  6. Bear:

    Madame, я просто профессионально занимаюсь историей империй и постимперских пространств. И стараюсь не использовать этических оценок при изучении процессов. А они для меня понятны. Поэтому эмоции мне не затмевают глаза, как моим оппонентам. То, что я написал в предыдущем комментарии – это лишь первопричина процессов, идущих на Украине, у которой 23 года назад был выбор: либо федерализация и сохранение территории, либо унитарное государство с последующей дезинтеграцией. А сейчас мы просто имеем дезинтеграционный процесс. В стране идет гражданская война. И разные страны поддерживают разные силы. Вспомните Гражданскую войну в Испании, в России, в Югославии, последние 35 лет – в Афганистане и т.д. Ничего принципиально нового. Крыму повезло – он ушел без крови. В противном случае с июня—июля вы бы имели полномасштабную гражданскую войну. Впрочем, там был бы сценарий ближе к Приднестровскому, начиная с концентрации украинских граждан – не украинцев, и заканчивая тем, что в Крыму законным образом были расквартированы российские войска. И был вопрос лишь в том, когда они вступят в дело: до начала войны либо в ходе нее. В Приднестровье – в ходе. В Крыму, по счастью – до, и кровь не пролилась.

  7. Бам:

    На/в Украине нет никакой «гражданки» просто власть воюет с восставшим регионом

  8. Bear:

    К сожалению, Вы глубоко ошибаетесь, Бам, не говоря уже о том, что восстание регионов в стране как раз и называется гражданской войной, пусть пока на окраинах. В Вашей личной ошибке нет ничего страшного, но когда так ошибаются люди, отвечающие за политические решения (ЕС), или прекрасно понимают, но пытаются представить дело именно так из-за политических соображений (Киев), то это ведет к катастрофе. Поясню: если исходить из Вашей позиции, то к трем восставшим регионам, из которых один уже откололся (Крым), а два других воюют, можно отнестись, как отнесся в известном анекдоте проводник к упавшим в пропасть туристам: «Черт с ним, с рублем». А, значит, можно продолжать старую политику. Но она уже привела к восстанию этих регионов, а, значит, приведет и к восстанию других. Мы с Вами еще увидим распад Украины, как минимум, государства на три-четыре, если они срочно не перейдут к федерализации страны.

  9. Бам:

    Я, Bear, останусь при своём мнении. Что до Украины...? На нее всем плевать

  10. Бам:

    Однако вашу претензия ко мне я понимаю и принимаю

  11. ЛЮрий Федорович:

    Да,Kрым исконо российский, но и малороссия/ то биш Украина/ тоже исконо российская земля .Искуственно разделенный народ стал жертвой политических авантюристов и продолжает им быть и это будет без конца пока политики не переступят" через себя" и свои амбиции .Сейчас другой век и

    другие люди, мы на пороге новой цивилизации, история не простит того, что произошло.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)