Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
среда, 22 ноября 2017
среда, 22 ноября 2017

Я — парижанка

Беседовала Екатерина Гадаль 0:35, 2 декабря 2015Наши встречиРаспечатать

Одна из читательниц поделилась с «Русским очевидцем» своими размышлениями о Париже сегодняшнего дня, и, как все пожилые люди, углубилась в воспоминания.

L’une des lectrices de « L’Observateur russe » a partagé avec nous son point de vue sur le Paris d’aujourd’hui et comme toutes les personnes âgées, s’est plongée dans sa mémoire.

Photo: Vladimir Bazan

Р.О. – Представьтесь, пожалуйста, и расскажите немного о себе.

Ж.Т. — Меня зовут Жинетт Тригос, я парижанка, сейчас на пенсии. Я родилась в Нёйи-сюр-Сен перед самой войной, у меня есть сестра, она моложе меня на год. Нашим родителям принадлежало небольшое кафе недалеко от нашего дома на авеню Нёйи, где они проработали всю жизнь, пока не вышли на пенсию и не уехали жить в провинцию. Любопытно, что кафе существует до сих пор и даже пользуется популярностью, только его атмосфера сильно изменилась. В пору моих родителей там, в основном, собирались соседи поговорить, пропустить стаканчик или приходили целыми семьями поужинать, отметить какое-то важное событие. А сейчас это бойкое местечко, где бывают случайные люди, оно находится недалеко от метро, нынешние хозяева не имеют отношения к нашей семье.
Вся моя жизнь неразрывно связана с Парижем, в старших классах мы с сестрой садились на метро и через 20 минут оказывались в очереди на знаменитую выставку импрессионистов в Оранжери или бродили по залам Лувра. Окончив школу, я продолжила учебу и отметила вступление во взрослую жизнь, переехав в свою первую комнату в 19-м округе, потом у меня было ещё несколько парижских адресов, а выйдя замуж, я поселилась в 11-м округе, где и живу до сих пор.

Р.О. – Вы живёте в 11 округе. Вы сразу узнали о произошедшем?

Ж.Т. — 13 ноября 2015 года я проснулась от воя полицейских машин и телефонного звонка, звонила соседка, оказалось, что вблизи нашего дома случилось ужасное, какие-то подонки расстреляли ни в чем неповинных людей, просто ужинавших в кафе «La bonne bière». Я не была постоянным клиентом этого кафе, но регулярно проходила мимо, по несколько раз каждый день, по дороге из дома и домой.
Наша жизнь давно перестала быть безопасной, особенно там, где живет моя сестра в северном пригороде, овдовев, она осталась одна, и её уже несколько раз грабили. Сестра обратилась в полицию, где ей объяснили, что этот район не самый удачный выбор для проживания одинокой женщины со белыми волосами.

Но в самом страшном сне мне не могло присниться, что такое может произойти наяву в моем Париже, да ещё и в двух шагах от моего подъезда. Забыть об этом невозможно, или, по крайней мере, непросто, ведь теперь я каждый день хожу мимо стен, изрешечённых пулями.

К счастью, никто из моих близких и знакомых не пострадал в тот страшный вечер, но всё равно, произошедшее ранило меня в самое сердце.

Р.О. – Как Вы относитесь к мерам безопасности, введенным сейчас в Париже?

Ж.Т. — Я приветствую усиление мер безопасности в моём городе, но мне кажется, что не надо переходить грань разумного. Я не припомню ничего похожего на ограничения, введенные в эти дни в Париже по случаю проведения COP21.

Некоторые распоряжения префектуры Парижа вызывают у меня искреннее недоумение, например, введенный на две недели запрет на продажу в супермаркетах легко воспламеняющихся жидкостей.

Неужели чиновники на самом деле думают, что злоумышленник, желающий создать горючую смесь, пойдет покупать обычный ацетон или растворитель в ближайший магазин, да ещё расплатится за него пластиковой картой или чеком с домашним адресом, чтобы его было проще найти?!

Р.О. – На вашей памяти был ли город когда-то настолько парализован как в эти дни?

Ж.Т. – Конечно, сразу на ум приходит 1995 год, когда весь Париж ходил пешком в течение нескольких недель, из-за самой масштабной забастовки служащих государственного сектора, в том числе общественного транспорта и почты. Тогда ничего не работало: ни автобусы, ни метро, ни RER (электричка – прим. Р.О.). Чтобы хоть как-то облегчить жизнь горожан, мэрия запустила бесплатные речные трамвайчики по Сене, а чуть позже появились частные автобусы.

В Париже проводилось немало массовых международных мероприятий на самом высоком уровне, но мы жили в свободном городе и могли пойти, когда и куда угодно.

 

Горожанам никогда не советовали сидеть дома, чтобы не путаться у кого-то под ногами.

Вспоминаю 1989 год, многочисленные главы иностранных держав и их граждане – около миллиона человек, собравшиеся на центральных улицах города, посмотреть длившееся несколько часов грандиозное дефиле, посвященное двухсотлетию французской революции. Работу по подготовке праздника начали за несколько лет, это добавило интриги и привлекло внимание публики к этому событию. В параде принимали участие несколько тысяч артистов, устраивались живые инсталляции. Конечно, я уже не помню всех деталей, но зрелище было впечатляющее. Центральные улицы закрыли для транспорта, но лишь для того, чтобы позволить наибольшему количеству желающих посмотреть на это действо.
Ещё одно незабываемое событие - визит папы римского в Париж в августе 1997 года во всемирные дни молодежи, собравшее в городе сотни тысяч католиков со всего мира. Мы решили поехать на мессу, которую Иоанн Павел II проводил для всех желающих на Марсовом поле. Там был настоящий Вавилон. Рухнувший недавно железный занавес позволил приехать в Париж молодежи из бывших социалистических стран. Юноши и девушки из Венгрии, Польши, Чехии, Югославии с горящими от переполнявших их эмоций глазами, сколько их там было в этот день, не сосчитать. Все мы с нетерпением ждали момента, когда приедет папа. Папа-мобиль ехал медленно, позволяя всем желающим поприветствовать высокого гостя, я стояла у края дороги и смогла увидеть Иоанна Павла II воочию.
А ещё я частенько вспоминаю, как мы с мужем парковали нашу машину под Эйфелевой башней, когда приезжали на дружеский или семейный пикник на Марсово поле или водили кого-то из гостей на башню. Да, пространство под башней было отдано под обычную бесплатную парковку.
Сейчас мне всё труднее осознавать, что всё это было в нашей обычной парижской жизни, но я не теряю надежды, что город вернется к нормальной жизни, и солдаты исчезнут с его улиц.

O.R. – Présentez-vous, s’il vous plait.

G.T. – Je m’appelle Ginette Trigos. Je suis parisienne, maintenant je suis à la retraite. Je suis née à Neuilly-sur-Seine avant la guerre, j’ai une sœur qui a un an moins que moi. Nos parents avaient un café pas loin de notre maison sur l’avenue de Neuilly où ils ont travaillé toute leur vie jusqu’à la retraite. Il est intéressant que ce café existe même maintenant et il reste populaire, mais l’atmosphère est changée. A l’époque de mes parents, des voisins se réunissaient au café pour discuter et boire un verre, ou des familles entières venaient fêter un événement. Aujourd’hui, c’est un point de passage où les gens se trouvent par hasard car il est à cote du métro, et les nouveaux propriétaires n’ont pas de liens avec notre famille.

Ma vie est fortement liée avec Paris. En terminale, moi et ma sœur nous prenions le métro et 20 minutes plus tard, on faisait la queue pour des expositions célèbres à l’Orangerie ou dans les salles du Louvre. En sortant de l’école j’ai continué mes études. J’ai marqué le début de ma vie d’adulte par un déménagement dans ma propre chambre à Paris 19ème. J'ai changé quelques fois d'adresses parisiennes et en me mariant, je me suis installé dans le 11ème où j’habite encore aujourd’hui.

O.R. – Vous habitiez dans le 11ème, quand vous avez appris ce qui s’est passé ?

G.T. – Le vendredi 13 novembre, ce sont des bruits des voitures de police et un appel téléphonique qui m'ont réveillée. C’était ma voisine qui m’a dit que des voyous ont abattu des gens innocents qui dinaient au café «La bonne bière». Je n’étais pas une cliente fidèle de ce café mais je passais devant plusieurs fois par jour.

Je savais que notre vie n’est plus sécurisée, particulièrement là où habite ma sœur, dans la banlieue nord de Paris. Devenue veuve, elle restait seule et avait déjà été cambriolé plusieurs fois. Quand elle est allée à la police pour porter plainte on lui a expliqué que le choix de cette région n'est pas le plus judicieux pour une femme seule avec des cheveux blancs.

Mais même dans mon pire cauchemar je ne pouvais pas imaginer que cela pourrait arriver en réalité dans mon Paris, en bas même de mon immeuble. Il est impossible ou du moins pas facile d’oublier cela parce que tous les jours, je passe devant les murs criblés de balles.

Heureusement, aucun de mes proches et amis n’ont été touchés dans cette nuit terrible, mais ce qui est arrivé m'a blessé en plein coeur.

O.R. – Comment trouvez-vous les mesures de sécurité introduites aujourd'hui à Paris?

G.T. – Je salue le renforcement des mesures de sécurité dans ma ville, mais je pense que nous ne devons pas franchir les limite du raisonnable. Je ne me rappelle rien de tel que les restrictions imposées aujourd’hui pour la COP21 à Paris. Quelques ordres de la Préfecture de Paris m’étonnent, par exemple, l’interdiction des ventes de liquides inflammables dans les supermarchés pendant deux semaines. Les fonctionnaires pensent-ils vraiment qu’un malfaiteur qui veut créer un mélange combustible va chercher de l’acétone ou du solvant dans un magasin de proximité, payer par carte ou par chèque, et donner son adresse pour rendre plus facile la tâche de le retrouver?!

O.R. – Souvenez-vous d’une période quand la ville était bloquée de même manière?

G.T.Je me rappelle tout de suite 1995, quand toute la ville a marché à pied pendant plusieurs semaines à cause d’une grève majeure du secteur public, rien n’a marché, ni métro, ni bus, ni RER. Ensuite pour faciliter la vie des habitants la mairie de Paris a introduit des bateaux mouches gratuits, puis des bus privés.

A Paris, il y a eu beaucoup de manifestations internationales massives au plus haut niveau, mais nous vivions dans une ville libre, et nous pouvions aller où et quand nous voulions. Jamais les résidents n'avaient été conseillés de rester à la maison.

Je me rappelle aussi 1989, de nombreux chefs d'États étrangers et leurs citoyens — près d'un million de personnes rassemblées dans les rues centrales pour regarder le défilé dédié au bicentenaire de la Révolution française qui a duré quelques heures. Les travaux de la préparation de la célébration ont commencé quelques années à l’avance pour davantage attirer l'attention du public sur cet événement. C’était le défilé des milliers d'artistes, avec des installations vivantes. Bien sûr, je ne me souviens plus de tous les détails, mais le spectacle était impressionnant. Les rues centrales ont été fermées à la circulation, mais seulement pour permettre au plus grand nombre de personnes de regarder cette fête.

Un autre événement inoubliable était la visite du pape à Paris en août 1997 pendant les Journées Mondiales de la Jeunesse. Des centaines de milliers de catholiques se sont réunis de tous les coins du monde pour y assister. Nous avons décidé d'aller à la messe de Jean-Paul II ouverte à tout le monde sur le Champ de Mars. La chute récente du rideau de fer a permis aux jeunes des anciens pays socialistes de venir à Paris. Il y avait des garçons et des filles de Hongrie, de Pologne, de République tchèque, de Yougoslavie, avec des yeux brillants et pleins d’émotions. Nous étions tous impatients du moment où le Pape arrivera. La papamobile s’est déplacée lentement, permettant à tous ceux qui le souhaitaient de saluer l'invité d’honneur, je me suis trouvé au bord de la route et j'ai pu voir Jean-Paul II de mes propres yeux.

Et je me souviens souvent comment mon mari et moi garions notre voiture sous la Tour Eiffel, lorsque nous sommes arrivés pour faire un pique-nique amical ou familial sur le Champ de Mars.

Oui, l'espace sous la Tour était un simple parking gratuit.

Maintenant, pour moi c’est de plus en plus difficile de réaliser que tout cela était notre vie quotidienne à Paris, mais je n’ai toujours pas perdu l’espoir que la vie normale sera de retour dans la ville et les soldats disparaitront de ses rues.

3 комментария

  1. Марина Ц.:

    Думали — нищие мы, нету у нас ничего. А как стали одно за другим терять, так, что сделался каждый день поминальным днем, — начали песни слагать о великой щедрости Божьей да о нашем бывшем богатстве...

  2. Irene_S:

    Париж, Париж... Город любви, город мечты, высокой моды, свободных художников и писателей, уютных тихих кафешек, где так приятно сидеть и созерцать суетную улицу за окном, город влюблённых парочек и символ всего раскрепощенного... Где это все? Куда исчезло??? Словно и не было ничего. Как это все случилось? Почему??? И зачем? Очень, очень жаль... Мы все рано или поздно взрослеем из-за суровой реальности, но, простите, не таким же образом!!!!

  3. Стелла:

    Трогательная статья. Дама жила в другое время, когда и снег был белее и солнце ярче. Городские власти поддерживаю, в Германии бдительные продавцы предотвратили взрыв. Им показалось подозрительным, когда некто купил в строительном много канистр с горючим для гриля. Взрыв готовился на городской марафон.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)