Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
пятница, 21 сентября 2018
пятница, 21 сентября 2018

200 лет

13:32, 19 октября 2011ФоторепортажРаспечатать

Это не фоторепортаж. Это исключение, которое мы сделали для А.С.Пушкина.

Сегодня 19 октября 2011 года. 19 октября 1811 года открылся Царскосельский Лицей.

Его первыми воспитанниками были Пущин, Кюхельбекер, Дельвиг, Данзас, конечно, Пушкин. В стенах высшего учебного заведения были заложены основы и традиции российского образования.

square-des-poetes-044

Бюст А.С.Пушкина в Париже в сквере поэтов ©Борис Гессель

Ржавый бог

(О Лицейской годовщине)

Впервые я услышала это имя от отца:

— Кто такой Пушкин, знаешь?

— Знаю. Это тот, кто делает пушки.

Посмеялись и тут же показали портрет в отрывном календаре величиной с почтовую марку. Но отчего-то тут же портрет стал для меня очень большим. Такой же обман зрения, когда смотришь на луну — то она с поднос, то с монетку.

Дальше была «Сказка о рыбаке и рыбке», раскрашенная палехскими художниками. А потом — совсем одна я хожу по нетопленой комнате, нашей комнате на Малой Грузинской, откуда недавно забрали отца. Я учу наизусть «Евгения Онегина» — не для школы, не знаю для чего. Может быть, из-за прихотливого совершенства строфы, которого еще не осознаю? При этом — гордость, вот, мол, теперь смогу вспомнить любую из строф.

Пушкин проявлялся в жизни час от часу, день ото дня, год от году. Маленькая картинка из календаря все росла. Пушкин стал толстым томом — из бабушкиного книжного шкафа с витыми колонками, с мелкими выпуклыми зелеными стеклышками створок в частых свинцовых переплетах.

«Шли годы...»

Маленькая комната. 19 октября, день Лицейской годовщины. Пьяное лицо актера, «свадебного генерала» среди собравшихся гостей. Актер читает стихи. Его слушают люди, любящие Пушкина так, словно он часть их плоти. Часть речи. Часть души. Читаются все стихи, помеченные датой 19 октября, и в комнате клубится осенний туман, плывут незябнущие царскосельские статуи, и в тумане — словно желтоватая рука поднимает чашу гусарского пунша.

«Друзья мои, прекрасен наш союз!»

Бархатный голос, злые глаза, светлая прямая прядь наискось через красноватый лоб. Об актере говорили: пропил талант.

Стихи о 19 октября были не для него. Нельзя читать уходящему в прошлое строки, полные волненья, сверканья, нетерпеливого счастья! Он уже слишком не любил себя, этот актер, боящийся будущего, боящийся сцены, быть может, боящийся подступающей старости. Бывший красавец, полузабытый полубог.

— Прочтете, может быть, из «Медного всадника?»

— Из «Медного всадника?» — актер недоумевал. — Но ведь я... я никогда не читаю его... Я... забыл.

— Знаете, откуда? — Но не успела я подсказать, как он оглянулся, словно просыпаясь.

— Постойте! Сейчас, сейчас... И начал: «Раз он спал...»

...Свечи на столе оплывали. Их огонь зеленел сквозь полупустые бутылки. Лицо читающего освещалось снизу огненными и зеленоватыми бликами. Темень заливала углы. Где-то под потолком ожил неслышный ветер. Он задувал все круче, и под его напором все круче выгибалась ржавым стеблем осенней травы человеческая фигурка. Ее клонила — затылком к брусчатке площади медная рука, — и ржавые облака проносились над свинцовой рекой, заливающей осатаневший город.

В усмешке искривился пьяный рот:

«Добро, правитель чудотворный,

Ужо тебе...»

Лицо актера разрослось. Маленькая фигурка приблизилась, стала великаном, и город, огромный город, повел плечами-дворцами, ущемляя живое среди крошащихся глыб.

Актер выгибался кошкой. Цеплялся, ломая когти, за ускользающий полированный бок гранитного цоколя. Кошка карабкается вверх, чтобы спастись...

Мы пригибались к земле под напором невиданной силы урагана. Свечи в комнате, казалось, начали гаснуть — одна за другой.

— Все, дальше забыл, — вдруг остановился актер, в недоумении оглядываясь вокруг, словно отряхиваясь от грозного наважденья. — Выпьем, ребята! За Александра Сергеича! Ура! А вы — молодец, что-то там такое есть, в этих стихах!

Кира САПГИР

22 комментария

  1. Арвид:

    Х-о-р-о-ш-о!

  2. Bear:

    Chère madame,

    «Я в отчаянии», как говорят французы, но это учебное заведение никогда не было высшим...

    Ну, а «основы и традиции» были заложены задолго до лицея. Если даже не считать Славяно-греко-латинской академии, воспитавшей Ломоносова, Сухопутный шлахетный кадетский корпус, воспитавший Сумарокова, Пажеский корпус, воспитавший Радищева (о таких мелочах, как Навигацкая школа, Второй, Морской и Горный кадетские корпуса я просто молчу), остаются еще все-таки 5 российских университетов, каждый из которых был открыт раньше Лицея, а также созданный по французской модели Институт Корпуса инженеров путей сообщения. Но, по видимому, Вы их за мясо не держите...

  3. Александра:

    Кира — талант!

  4. КС Опять об Пушкина:

    Ну, зачем так, dear bear!

    Речь-то о Пушкине! А был ли лицей высшим, средним, начальным — о том написано в Вики, БСЭ, etc

  5. Bear:

    Каждый человек, который пишет текст, отвечает за свои слова. А значит, статья не должна содержать фактологических ошибок, которые вместе с талантливым художественным текстом (а у m-me Сапгир текст статьи именно таков), войдут в голову читателя. А посему я посчитал необходимым внести коррективы. Чтобы после прочтения этой статьи не появилось целой группы людей, которые со знанием дела начнут утверждать, что в стенах Царскосельского лицея были заложены «основы и традиции российского образования».

    Если же Вы возьмете «Вики» (надеюсь, что Вы не считаете этот информационный блок базовым для собственного образования) или БСЭ, то увидите, что там верно определены лицеи при Старом режиме как «привелигированные» учебные заведения, а дальше идет полная каша. И понятно почему. Авторы, начиная с цитируемого Даля, указывали на сроки обучения от 6 до 11 лет и фиксировали наличие лицеев как средних и как высших учебных заведений, не в силах дать их классификацию (не трогаю «Вики», ибо там пишет кто во что горазд, но для уровня БСЭ это называется профессиональной импотенцией. Как человек, многократно писавший по заказам издательства «Советская (и, затем, Российская) энциклопедия», даю эту характеристику вполне осознанно). Лицей в дореволюционной России – довольно точная копия кадетского корпуса в гражданском «изводе». В тех случаях, когда при Лицеях создавались аналоги офицерских классов при кадетских корпусах (как, например, при Морском кадетском корпусе в 1820-е гг.), ЭТИ КЛАССЫ становились высшим учебным заведением (в этом случае срок обучения в лицее, как раз, и повышался до 11 лет). Классы же, им предшествовавшие, давали среднее образование. В Царскосельском лицее (во всяком случае в эпоху Пушкина) высших классов не было. Замечу, что Пушкин обучался всего 6 лет; вышел в возрасте 18 лет (т.е. когда молодые люди только поступают в высшие учебные заведения) и получил на выходе чин коллежского секретаря (после университета гражданским лицам давали следующий чин, титулярного советника). Так что у него было очень хорошее, но отнюдь не высшее образование.

    Вот видите, и мы тоже от уровней учебных заведний перешли с Вами к Пушкину...

  6. От редакции:

    Уважаемый Bear

    Подводка к статье К.Сапгир была написана редактором исходя из данных, предоставляемых многочисленными энциклопедиями, выложенными в интернете, включая БСЭ. Мы ничего не выдумывали. Нам нужно было объяснить появление данного текста К.Сапгир именно 19 октября.

    Если Вы нам укажете более верные источники (в данном случае речь,конечно, не только о конкретном Лицее), будем Вам премного благодарны.

  7. Bear:

    Уважаемая редакция,

    Спасибо за Ваше письмо, ибо целясь, как оказывается, в Вас, я ненароком задел уважаемую m-me Сапгир, о чем искренне сожалею.

    Готовя подводку к статье Киры Сапгир, Вы попались в «ловушку справочной литературы», которая отражает уровень теоретических разработок на момент своего появления. Понятие же «высшего учебного заведения» запутано чрезвычайно и запутывается сознательно и постоянно представителями различных школ, институтов и университетов, которым надо «удревнить» свое происхождение: то Петербургский университет в одночастье «стареет» на 95 лет; то Горный институт утверждает, что является старейшим невоенным высшим техническим учебным заведением в стране (в действительности, учебным заведением – да, ибо возник в 1773, высшим – нет, ибо таковым стал лишь в 1833), то идет настоящая драка вокруг высшего транспорного образования (только что, в 2008—2010 гг.) и т.д. Иногда путают «высшее» и «хорошее». Но среднее образование может быть блестящим, а высшее – плохим. И от этого одно не становится другим. Чтобы было понятно: ученику фельдшерской или акушерской школы должны хорошо преподавать анатомию, но как бы хорошо ее ни преподавали, вышим это образование все-равно не будет. Студенту медицинского института или университета, решившему специализироваться в нейрохирургии, могут преподавать ее очень плохо, но все равно это будет высшее образование, только плохое.

    Уровни школ, а их существует 4: низший, средний, высший и академический (аспирантура в России; военные академии и т.д.) с точки зрения программ разделяются соотношением в них практических и теоретических составляющих. Низшая школа дает основы чтения, письма + знание рецептурного характера. Средняя школа дает определенный уровень математики (как правило, без высшей, но возможны исключения), который позволяет преподавать естественные науки в соответствующем объеме, обучает языкам – грамотное письмо на родном + общее знание одного-двух других живых языыков, и дает общие знания по гуманитарным наукам (история, география, литература). А высшая школа дает глубокое знание теории на основе соответствующих аппаратов (математического, логического, лингвистического) в зависимости от выбранной специальности. Академический уровень обучает производству этого теоретического (как, впрочем, и экспериментального) знания.

    Каждому уровню школы соответствует определенное число лет обучения, ибо последующее можно рассказывать лишь на базе предыдущего. Это и позволило сейчас создать оценку уровня полученного образования по системе «бак + сколько-то». В принципе, по современной шкале это 10-12 лет низшая школа + средняя («бак») и еще 4-6 лет – высшая. Отличия в XIX в. были непринципиальные. Впрочем, система образования в Политехнической школе соответствует формуле «бак + 7».

    Есть еще социальный статус и права выпускников, которые представляют проецирование уровня их знания на социальную сферу, и выражаются в получении чинов, званий, дипломов, прав и т.п. в зависимости от уровня иерархиезации системы. Если этого признания не происходит, учебное заведение, даже хорошее, может умереть. Пример – Академический университет в Петербурге, созданный в 1724 г., но так и не получивший университетских прав и статуса, тихо умер в 1780-е гг.

    Система, о которой я пишу, была понятна человечеству если не с античности, то уже в Средневековье. Европейские университеты потому и считались высшими школами, что давали теоретические познания в богословии (теология и философия), юриспруденции (римское право), медицине. При этом абсолютно было не важно, насколько теория отражала реалии – она все-равно считалась высшей. Зато практические и средние школы (семинарии, хирургические и т.п.) университетских дипломов и прав не давали. Когда появились светские университеты и технические школы, они восприняли эту же систему и эту же их оценку обществом. Так, из низших военных школ в России выходили унтер-офицеры, из средних – прапорщики, и в виде высшего поощрения – подпоручики, из высших – поручики. Дальше шли академии, где обучались уже офицеры.

    Я очень надеюсь, что ответил на Ваш вопрос.

  8. КС Опять об Пушкина:

    Ага, все врут календари!

  9. Александра:

    Уважаемый Bear, так ли важен статус Лицея? Статья о Пушкине. Пусть он не получил высшего образования, можем мы ему это простить?

  10. Bear:

    А кто говорит, что Вы Пушкину должны что-то прощать или не прощать? Вы – судья? Я, например, нет. «Не судите – и не судимы...». Я не сужу, не даю этических оценок, но лишь констатирую.

    Что касается Вашего вопроса: «...так ли важен статус Лицея?», то он меня, честно говоря, приводит в некоторое недоумение. Во-первых, для тех, кто обучался в Лицее, в том числе и для Пушкина, это было чрезвычайно важно, ибо от его уровня зависел чин на выходе (прикиньте уровень того учебного заведения, которое Вы заканчивали, и скиньте с него одну ступень. Будет это для Вас важно?).

    Если же Вы имеете ввиду не это, а важность уровня Лицея для текста, который мы обсуждаем, то тогда встает другая проблема: если Вы, записывая и читая фразы, считаете, что информация, содержащаяся в них, ничего не стоит, то теряется любой смысл вербального общения, любой смысл разговора, будь он устный либо письменный, как, впрочем, и наша с Вами дискуссия. Или Вы признаете важность произнесенных и, тем более, записанных слов, или все, что Вы говорите сами, не стоит выеденного яйца. Выбирайте.

  11. Александра:

    Боюсь, чтобы не прослыть занудой, признать нашу дискуссию не стоящей выеденного яйца. В основных моментах наши мнения совпадают.

  12. Véra:

    Часто читаю сначала комментарии господина Bear, а потом уж — если есть время — статьи, вызвавшие его интерес.

  13. Bear:

    Спасибо на добром слове, madame. Для меня это редкое блюдо

  14. Житель СССР:

    Полностью поддерживаю Bear, тем более что фактологические ошибки у Русского обсерватора, как и у Радио Франс Интерн..., очень часты, к сожалению... Можно, конечно, понять в эпоху тотальной некомпетентности.

    Ну, а г-жа Сапгир у вас что-то вроде г-на Путина, критику не приемлет.

    А в целом, как сказал маленький мальчик о «Сибирском цирюльнике» -сладенько, но цепляет.

  15. Госпожа Сапгир жителю СССР.:

    Уважаемый, ваша обсервация тотальной компетентностью нас как нельзя более цепляет

  16. Афанасий:

    Ну, Кира – вы даете! Потрясающая миниатюра, мурашки по спине. К концу страницы и сам забыл, где я. Как можно в такой компакт вложить столько языкового изящества и поэтики, вкупе с легкой ворожбой! Трудно поверить, что в эмигрантской газете могут появляться настолько пронзительные русские высказывания. Поклон и поклон.

    Поклон же и ее (а больше — газеты) собеседнику. Очередное сближение двух полюсов таланта – его и Киры — снова высекло молнию. Многосторонняя компетентность, спасибо Биар.

  17. Bear:

    Кира,

    кажется еще немного, и мы с Вами станем записными громовержцами :)

  18. Надежда:

    Ох! Ну ваш Bear прямо-таки пророк во всех Отечествах!!!

    И почему мы должны ему верить!?

  19. кира афаеасию:

    спасибо — будем ворожить дальше

  20. Ольга Ланская, Санкт-Петербург:

    Восхитительная проза! Восхитительная.

    И что же столько спорить о Лицее и общеизвестном?

    Лицею — 200, и этот день был для многих петербуржцев — праздник. Поэтому, за созвучие Ваше с Петербургом, — искренний поклон редакции, не забывшей этот День.

  21. Bear:

    Надежде

    Madame,

    Вопрос веры – вопрос исключительно религиозный. Во Франции – свобода совести, а посему верить Вы не должны никому – ни Bear, ни даже самой себе. Все врут календари

  22. К. Сапгир - Тема для обсуждения:

    Спасибо всем за добрые слова об этом небольшом этюде. Должна сказать, что при их чтении у меня возникла такая мысль: а что если в Царском селе вновь создать лицей, учебное заведение высочайшей марки? И чтобы, как во времена Пушкина,его выпускники были бы подлинной элитой?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)