Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
воскресенье, 17 декабря 2017
воскресенье, 17 декабря 2017

Российский янтарь в Лувре

Огулбиби МАРИАС 0:08, 16 ноября 2017ФоторепортажРаспечатать

В Париже в стенах Лувра прошел 23-й международный Салон культурного наследия.

Константин Бушмелев

Выставочное пространство Carrousel du Louvre как нельзя лучше подходит для представления здесь деятельности всевозможных организаций, фондов, ассоциаций, заботящихся о сохранении исторических, культурных памятников, чтобы мастера декоративно-прикладного искусства, художественных промыслов, традиционных ремесел могли не только показать свои произведения, но и на деле продемонстрировали процесс творчества.

Франция одна из самых притягательных стран для людей со всех уголков земли. И когда проходишь по Салону культурного наследия, где экспонируются 340 стендов самых лучших мастеров Франции – это художники, скульпторы, декораторы, дизайнеры, мастера по обработке дерева, камней, кожи, специалисты мозаики, фресок, витражей, гобеленов, реставраторы старинных часов и ювелирных изделий, кровельщики и т.д. – понимаешь, почему Франция не теряет свое первое место в мире по посещаемости.

Здесь по-особому, трепетно заботятся о сохранении вековых традиций во всех областях жизни. И самое главное — здесь почти никогда не прерывались связи между поколениями: любое ремесло, дело передавалось от отца к сыну, от мастера к подмастерью.

Ваза «Старик и море». Автор Константин Бушмелев

На Салон культурного наследия в Carrousel du Louvre приглашают мастеров не только из Франции, но и из других стран. Так, среди гостей Салона оказался Калининградский областной музей янтаря. Этот уникальный для России музей не привез свои исторические экспонаты, идея Салона – представлять работы современных мастеров – продолжателей народных традиций. Поэтому музей янтаря привез изделия современных художников, чьи работы выставлены в его залах, и заодно самих авторов.

 

Мне никогда не доводилось бывать в Калининграде, он всегда представлялся мне эдакой загадочной неприступной крепостью. В советское время он был закрытым городом, сегодня оказался окруженным иностранными государствами и морем. Город – крепость, город – остров со сложной и запутанной судьбой, по-видимому, создал особый менталитет, психологию его обитателей.

— Нам все время говорили, что у нас нет традиций, нет корней. Мы – молодой регион. Но мы живем в удивительно красивом краю, нигде в мире больше нельзя встретить такое количество и разнообразие янтаря, — говорит Лана Егорова – создатель и руководитель творческого объединения «Прусский мёд».

Лана Егорова

Ювелир по образованию, художник в душе, Лана начала создавать собственные легенды, мифы, но не в отрыве от своей земли. Идеи приходили от местных ландшафтов, рельефов, климата, от настроения и психологии земляков. Предметы, найденные при археологических раскопках, также помогали Лане и её единомышленникам вырабатывать свой стиль. «Прусский мёд» объединяет сегодня 15 художников разных направлений. Любое изделие они стараются создавать как уникальное произведение искусства, каждая работа, орнамент имеет свой символ, свою легенду, поэтическое название. В Париж Лана привезла не только изделия, но и старинный станок для обработки янтаря, похожий на бабушкину швейную машинку с ножным приводом. Все желающие пробуют обработать янтарь прямо на Салоне.

Работы Ланы Егоровой

Если для Ланы и ее друзей любой янтарь – особый говорящий камень со своим рисунком, историей, то их земляк Константин Бушмелев ищет только янтарь высокого качества. «Таких художников, как Константин в России больше нет», — объясняет мне директор музея янтаря Татьяна Суворова. И я в это верю, потому что его вазы, часы, графины, комплекты выглядят как бесценные экспонаты из музеев, изделия, созданные мастерами ушедших эпох, это воистину «подарки для королей». В наше время произведения Константина Бушмелева дарят президентам разных стран. Пока Константин обтачивает кусок янтаря на своем скромном самодельном станке, и рассказывает о себе, я пытаюсь понять, как ему удается творить эти изумительные изделия. Мальчик из города Пионерского Калининградской области собирал на берегу дары моря – кусочки янтаря, потом обтачивал их на старом отцовском станке, а посетив музея янтаря, решил создать свои вазы... Просто и обыденно объясняет Константин. Просто, как все гениальное, думаю я, прощаясь с этим удивительным самородком из янтарного края.

Татьяна Суворова

 

Волонтеры России и Франции будут работать вместе

Салон культурного наследия проводил различные конференции. Одна из тем меня заинтриговала: "Можно ли назвать участие волонтеров в ассоциациях по сохранению наследия видом культурного туризма?»

Среди выступавших были Фабрис Дюфо, представлявший «Rempart » и Ольга Штанева из агентства по сохранению исторических и культурных памятников при Министерстве культуры России. Они очень интересно и с энтузиазом рассказали о начале сотрудничества между волонтерами России и Франции. «Rempart» — французское объединение ассоциаций по охране памятников. За 50 лет его существования по всей Франции были отреставрированы тысячи церквей, крепостей, замков, домов, мельниц и прочих исторических объектов. 100 тысяч волонтеров принимали участие на различных объектах, из них 20% граждане других стран. На объекты французских ассоциаций все чаще стали приезжать самостоятельно молодые люди из России.

В прошлом году Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИК) и «Rempart» заключили договор о сотрудничестве. На сайте «Rempart» были размещены объявления и подробная информация об объектах реставрации на французском языке, а на сайте ВООПИК – на русском. Волонтерам посылается приглашение, затем они сами занимаются документами, покупают билеты, платят взнос, добираются до объекта, где их принимают, размещают. Они включаются в работу, знакомятся с другими волонтерами, узнают культуру, обычаи местных людей.

Ольга Штанева и Фабрис Дюфо

— У нас в Москве было два объекта – Донской монастырь и дом Палибина. Мы поначалу волновались, как французские волонтеры справятся без языка. Но они сами добрались благополучно до кампусов*, — рассказывает Ольга Штанева. – Все прошло очень хорошо. Все были невероятно довольны. Мы готовим новые кампусы, уже за пределами Москвы. Всю информацию мы публикуем на наших сайтах. Это необыкновенно интересное дело, кампусы — это не только физический труд, разумеется, мы восстанавливаем исторические объекты, но это и возможность узнать другую страну, встретить друзей. Те ребята из России, которые уже работали на объектах «Rempart», стали теперь нашими активистами...

«Я уверен, что стоит хоть раз в жизни поехать в качестве волонтера в другую страну, такой опыт ни с чем не сравнить... Вы почувствуете страну изнутри, поживете как местные. У вас будет значительная практика в языке. Вы изменитесь точно, станете более уверенными, открытыми и общительными, узнаете многое о себе. Вам захочется движения и перемен. Вы поймете, что мир большой и такой разный» — это слова из отчета Дмитрия Макарова, волонтера из России, работавшего на объекте Logis des Hospitaliers de St Jean de Jérusalem в сентябре.

Фото автора

* — слово «campus» в переводе с французского языка означает «студенческий городок». Представители ВООПИКа перевели слово « chantier » — как кампус, потому что реальный перевод «строительный объект» им показался прозаичным. Но тем самым они подменили значение слова.

Вот так происходят языковые казусы.

 

В тему:

«Культура позволяет подняться над любой политической конъюнктурой» | « La culture permet de s’élever au-dessus de n’importe quelle conjoncture politique »

 

2 комментария

  1. Клара:

    Интересная статья и инфо про опыт волонтеров!

  2. Алмасбек:

    Репортер не перестает удивлять своими интересными статьями. Молодец!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)