Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
суббота, 25 ноября 2017
суббота, 25 ноября 2017

В Доме Инвалидов о русской революции

Елена Якунина 0:18, 22 октября 2017ФоторепортажРаспечатать

По октябрьскому Парижу 2017 года проносится шквал конференций, коллоквиумов, выставок, посвященных 100-летию революции в России.

«И 1917 год превращается в Революцию» – так называется экспозиция, открывшаяся в музее Дома Инвалидов.

Красное движение, свергнувшее царя, гулко отозвалось во Французской Республике.

Начиная с весны 1917 года французское общественное мнение, пресса, солдаты, находящиеся на фронте, заворожено взирают на «большую вспышку на Востоке» — начертано в зале экспозиции.

Франция приняла первую мощную волну белой эмиграции.

На пике симпатий к новому советскому порядку возникла французская коммунистическая партия, которая в XX веке считалась одной из влиятельнейших компартий капиталистического мира.

Впоследствии все политические и протестные движения XX века, в том числе и во Франции, уходили своими корнями в русскую революцию.

Идеолог и организатор экспозиции — библиотека Современной международной документации (BDIC). Столетие русских революций совпадает с вековым юбилеем библиотеки Военного музея, которая позже сменила вывеску и стала называться BDIC .

Собственно библиотека музея была создана, чтобы по горячим следам, в огне событий и на полях сражений собирать артефакты, которые впоследствии стали бесценными свидетельствами эпохи войн, переворотов и/или революций.

Сейчас это единственная институция во Франции, занимающаяся документами XX — XXI веков.

Более трех миллионов единиц хранений на разных языках сосредоточены в Нантере и еще полтора миллиона фотографий, афиш, рисунков, газетных вырезок и произведений искусства находятся в здании музея Дома Инвалидов.

К 2020 году в Нантере будет построено новое здание, которое объединит все архивы в одном месте.

Тому, кто рос в СССР, некоторые документы хорошо знакомы. Афиши, плакаты, лозунги и карикатуры публиковались в советских учебниках по истории.

О том, что был русский Экспедиционный корпус, который воевал в Первую Мировую на стороне Антанты и благодаря которому был спасен Париж (русские не дали немецким войскам прорваться к столице), на родине стало широко известно после перестройки.

На выставке в Инвалидах русскому Экспедиционному корпусу посвящен специальный стенд с фотографиями русских солдат на французском фронте. Экспонируются редкие снимки из лагеря русского корпуса в Ля Куртин. В 2017 году, узнав про революционные события на родине, русские солдаты 1-ой бригады потребовали возвращения в Россию. Вспыхнувшее восстание было подавлено артиллерией.

Кураторы привлекли к выставке не только материалы из BDIC, они обратились к парижским коллекционерам, в частности к Жерару Горохову и Андрею Корлякову.

Отдельный акцент сделан на России – тюрьме народов и стремлении ее окраин на отделение. Приводится в пример Финляндия, Кавказ и Туркестан, и конечно Украина. Выставлено фото первого украинского правительства, декрет Рады и возвращение  Украины с помощью пробольшевистских сил внутри республики. Взятие Казани («главных ворот на Восток») красной армией, возглавляемой Троцким. С именем Троцкого на выставке связаны и поезда пропаганды, колесившие по империи. Масштабная компания агитпропа включала в себя лекции, распространение листовок, показ революционных фильмов.

 

Французы в революционной России

Барон де Бе

Отдельный стенд выставки посвящен французам, оказавшимся в России в разгар революции.

Среди них барон де Бе, человек не бедный, владевший поместьями в Шампани. Барон тридцать лет провел в России, изъездил ее вдоль и поперек и считал своей второй родиной. Жозеф де Бе был этнологом и археологом, но в стране, охваченной революцией, у него было особое задание — собирать свидетельства с места событий, которые вскоре легли в основу русского фонда коллекции BDIC.

Де Бе отправлял во Францию любые документы, которые попадали ему в руки и которые он считал значимыми для истории. Бывало рискуя жизнью он подбирал листовки, сдирал прокламации, наклеенные на столбах, собирал карикатуры на Керенского.

Эжен Пети и Шарль Дюма, посланные премьер-министром Жоржем Клемансо в Россию, также стали первыми французскими очевидцами революции. В витрине выставки лежит дипломатический паспорт Дюма, испещренный отметками о пересечении границ всех европейских стран; так он добирался до точки своего назначения.

Пьер Паскаль и Жак Садуль  были отправлены в Россию с военной миссией. Пьер Паскаль, будучи блистательным славистом, хорошо понимал русских. Ему были близки особенное отношение русских к свободе и жажда справедливости, — таково мнение кураторов выставки.

Паскаль и Садуль приняли революцию и примкнули к красному движению. Они же создали первую французскую большевистскую ячейку. Сохранилась фотография Пьера Паскаля в революционной форме.

Пьер Паскаль жил в России до 1933 года. Вернувшись на родину, он мало рассказывал о своем советском прошлом и занимался переводами.

В 70-е годы Национальный институт по телевидению и радиовещанию (INA)  записал интервью с Пьером Паскалем, в котором он вспоминает годы, проведенные в Советской России, в особенности октябрьские события. Фильм можно посмотреть на мониторе в зале выставки.

Hôtel national des Invalides
До 18 февраля 2018 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)