Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
пятница, 22 февраля 2019
пятница, 22 февраля 2019

Не тронь лихо, пока лежит тихо

Огулбиби МАРИАС0:56, 8 февраля 2019МненияРаспечатать

Размышления о «Желтых жилетах».

             Журналист Огулбиби МАРИАС делится с читателями «Русского очевидца» своими наблюдениями за движением «Желтые Жилеты».

                                                           II часть

Второй акт – реальное начало конфронтации

Во вторую субботу 24 ноября на манифестации по всей Франции вышло опять свыше 300 тысяч. Причем для того, чтобы достучаться до властей, многие направились в столицу.

Из маленьких городов и сел люди фрахтовали целые автобусы, добирались на поездах группами и в одиночку. Тут они застали врасплох полицию. В основной массе это были люди, не привыкшие к демонстрациям, не признающие никаких правил. Среди них не было организаторов, с кем можно было договариваться властям.

На Марсово поле, где разрешили проводить манифестацию, никто не пошел. «Это мышеловка», — твердили «Желтые жилеты». Социальные сети призывали всех идти на Елисейские поля. Там произошло то, что показывали на всех телеэкранах — первые серьезные столкновения с полицией. К вечеру на Елисейские поля проникли организованные группы громил, и начались серьезные беспорядки, поджоги машин, остановок, магазинов, драки с полицией. Это случилось не только на Елисейских полях, но и на других улицах Парижа и в других городах Франции. Там, где было больше всего правоохранников.

Кстати, я заметила такую тенденцию: чем больше объявляют численность охранников правопорядка, тем яростнее и громче сопротивление. Например, 8 декабря по всей Франции выставили 88 тысяч полицейских и жандармов, привезли бронированные машины с «пушками», извергающими слезоточивый газ, перекрыли половину станций метро Парижа. И именно в этот день было больше всего баталий, арестов, ранений с обеих сторон.

Зато 22 декабря, накануне Рождества, «Желтые жилеты» назначили место встречи перед Версальским дворцом. Все силы полиции были направлены в Версаль, музей и парк закрыли. А «Желтые жилеты» не поехали туда, они встретились на Монмартре и несколько часов ходили со своими плакатами по парижским улицам. По Елисейским полям гуляли туристы, и магазины были открыты. Только к вечеру там произошли небольшие стычки, численность полиции была минимальная. Встретившиеся мне в тот день на площади Республики «Желтые жилеты» со смехом рассказывали, как они провели власти, не отправившись в Версаль, и как спокойно ходили с утра по Парижу, пока полиция не стала перекрывать их мирное шествие.

«Зачем они поливают нас слезоточивым газом?! Мы – мирные манифестанты. Ходим, где хотим, — убеждал пожилой мужчина в желтом жилете из пригорода. И с гордостью добавил, — это и есть демократия!»

После 2-го акта руководство страны опять не обратило внимания на требования манифестантов, а твердило только о безобразиях, о столкновениях с охранниками порядка, о поджогах и т.д. Они старались представить «Желтые жилеты», то как правых, то как левых экстремистов.

Что касается громил, на мой взгляд, их можно подразделить на три вида. Основные налетчики – это хорошо организованные группы парней, которые внезапно проникают в ряды манифестантов и начинают крушить все на своем пути, таким образом они дискредитируют движение. Ко вторым можно отнести часть «Желтых жилетов», которые возмутились агрессивным поведением полицейских, бросающих на мирных демонстрантов шары со слезоточивым газом, оглушающие гранаты, водяные «пушки». Некоторые из них полагают, что только устраивая поджоги, скандалы, можно привлечь к себе внимание. Третья категория громил, это те, кто просто воспользовался случаем безнаказанно стащить мобильник, компьютер, мотоцикл и пр.

Президент Франции Эмманюэль Макрон

Только после третьей бурной субботы президент наконец–то отважился выступить перед народом по французскому телевидению (до этого он только посылал через твиттер несколько фраз, в которых стыдил «Желтые жилеты» и благодарил силы правопорядка).

На мой взгляд, выборы Эмманюэля Макрона в президенты – это было предвестие «Желтых жилетов», предтеча, вектор общественного мнения. Большинство простых французов давно разуверились в политических партиях и деятелях, которые занимаются только борьбой за власть, не заботясь о нуждах народа. В мае 2017 г. 25 процентов французов проигнорировали выборы президента.  А те, кто пришел, голосовали против проштрафившегося «республиканца» Франсуа Фийона, интернациональная Франция голосовала против Марин Ле Пен – лидера Национального фронта. Социалисты тоже набили оскомину у французов. Макрон оказался тот самый «кот в мешке», «серая лошадка», на которую поставили, не особо вслушиваясь в его речи. Бывшему банковскому работнику – Эмманюэлю Макрону не хватило опыта ни политического, ни человеческого, чтобы правильно отреагировать в начале кризиса.

Все первые три недели, пока Франция сотрясалась от демонстраций, пока гибли люди в желтых жилетах на перекрестках, пока женщины и старики со всех уголков Франции, спешили в столицу, чтоб достучаться до властей, рассказать им о своих бедах, а полицейских стравливали с их соотечественниками в желтых жилетах, и вандалы громили скульптуры на Триумфальной арке, Эмманюэль Макрон и его свита отмалчивались. Когда, наконец-то, президент понял, что за окнами Елисейского дворца народ «раздувает», так сказать, мировой пожар, он выступил с десятиминутной речью по французскому телевидению, пообещав не поднимать цены на горючее... Но было уже поздно.  За это время «Желтые жилеты» припомнили все свои обиды, все несправедливости режима и системы, нововведения президента, служащие интересам ультрабогатой прослойки страны. «Франция – пятая экономически развитая страна в мире, а что нам с этого?» — возмущались манифестанты.

И так каждую субботу тысячи мирных «Желтых жилетов» продолжают выходить на демонстрации по городам, сотни возмущенных людей вступают в конфронтацию с полицией. День и ночь, невзирая на запреты властей, «Желтые жилеты» стоят на крупных перекрестках. И хотя именно на дорогах погибло больше всего людей, движение «Желтые Жилеты» послужило фактором объединения и солидарности жителей сел и малых городов. Они с удовольствием возвращаются на свои посты, общаются с новыми друзьями, кое-где даже сыграли свадьбы.

Год Новый – настрой прежний

«Желтые Жилеты» так и не примкнули ни к одной политической партии, ни к профсоюзам, и по прежнему не признают лидера.

«Значит вы за анархию?»- спросила я у Николя, с которым разговорились, маршируя в колонне «желтых жилетов» по центру Парижа в направлении к площади Бастилии, не подозревая, что там уже во всю идут столкновения с полицией. Николя – житель города Шартерон, не пропустил ни одной манифестации. «Нет, никакая не анархия, — объяснил он, — мы не хотим примыкать ни к левым, ни к правым, ни к каким партиям. Но среди нас есть люди по убеждениям и правые, и левые. Мы не хотим вступать в политические дискуссии. Нас объединяют общие цели...»

Критический дух, витающий над Францией, особенно тяжело ощущался в декабре, когда и лицеисты, и студенты выступали с критикой против новых реформ образования, блокировали лицеи и университеты. Даже часть полицейских, которые должны противостоять демонстрантам, вспомнили, что их зарплаты не выше, чем у тех, кто по другую сторону баррикад. Началось брожение в их рядах.

Правящие круги рассчитывали, что Новый год принесет успокоение. Но «Желтые жилеты» не ушли со своих постов даже в новогоднюю ночь, часть из них пошла на Елисейские поля и слилась с общей толпой туристов. Министр внутренних дел Кристоф Кастанер убеждал, что движение стихает. Но не тут-то было. «Желтые жилеты» после каникул вернулись с новыми силами. По воскресеньям в разных городах стали выходить женщины в желтых жилетах, которые не хотят смешиваться с провокационными воинственными группами. Они хотят мирным путем объяснять идеи «Желтых жилетов». Их манифестации не делают шума, поэтому их не показывают по телевизору.

С начала нового года Эмманюэль Макрон сменил тактику, понял, что не может решать все сам, и пошел, так сказать, в народ, провел несколько встреч с мэрами разных коммун. Он обратился с письмом к французам с предложением провести «Гражданские дебаты», ответить на его вопросы до 15 марта.

«Желтые жилеты» опять не поверили своему президенту, они упорно выходят на демонстрации, не покидают свои посты на дорогах и ищут новые методы. Например, поступило предложение устроить самый большой «перекресток» «Желтых жилетов» в Париже на площади Республики, где они будут проводить свои собственные дебаты днем и ночью. Все свои требования, идеи они запишут в большую желтую тетрадь. Недавно «Желтые жилеты» обратились в ООН c жалобой на жестокое поведение французской полиции.

Темы, предложенные народу Макроном, значительно отличаются от требований «Желтых жилетов». За три месяца «жилеты» выкристаллизовали свои требования. Среди них запросы увеличить минимальную зарплату и пенсии, сохранять социальные службы в сельской местности (не закрывать школы, больницы, почту), восстановить ISF и справедливость в налогообложении, провести Референдум гражданской инициативы с возможностью снимать с постов народных избранников, не выполняющих свои обязанности, снизить налоги на продукты первой необходимости...

       Я не следила за всеми манифестациями, но на тех, где я была, мне не попался ни один плакат с темой об иммигрантах. В своем письме президент почему-то предлагает французам дискутировать на эту тему. «Среди «желтых жилетов» в основном нет ни расистов, ни националистов, — убеждал меня Николя, — нет чистого или не чистого француза, все мы имеем разные корни. Нам жаль, что иностранцы не примыкают к нашему движению из-за того, что нас представляют националистами. Это вранье. Напишите об этом».

Подойдя к бушующей площади Бастилии, мы стали расставаться. «Вы еще придете?» — спросил меня Николя. Я кивнула головой...

Я не надела желтый жилет, но в душе я все-таки с ними.

 

  Фото автора.

P.S. Редакция не несет ответственности за мнение автора.

 

4 комментария

  1. arina:

    «Не буди лихо, пока спит тихо» — так привычнее на слух ) и благозвучней

    так кто же пошил столько желтых жилетов...?

  2. Alain Kron:

    Желтожилетники суть смесь очень различных течений, но что характерно — практически полное отсутствие черных и арабов. И не потому, что что милый Николя от Олгубиби жалеет об их отсутствии, а потому что они знают, что их там не ждут. Если упрощать, то жж — это краснокоричневые. Они не требуют прекращения иммиграции только затем, чтоб их суть сразу не разоблачили. Сердцевина — это темная народная масса французской глубинки (France profonde), которая на самом деле не желает видет во главе страны ... (удалено модератором) и упорно вяжет его к его прошлому — работе в банке Ротшильдов, значит к финансистам. Если бы он работал например в банке Société Générale, — никто бы и не вспомнил. А тут Ротшильды — еврейские финансисты. Такой ненависти не переживал ни один из французских президентов за последние десятилетия. Зато оно любили Жака Ширака — бездарность и бездельника. Макрон действительно бестактен, но его предполагаемые реформы давали некоторую надежду. Теперь все пойдет прахом. Но дальше отступать Макрон не сможет. Просто нет денег. Долг страны достиг ее годового валового дохода. Положение провинции действительно критическое: мелкие заводики, которые ее кормили, больше никому не нужны. Здесь ситуация напоминает германскую начала 1920-х годов, когда зародились и двинулись к власти национал-социалисты.

  3. кира сапгир:

    ЖЖ не КК

    Они просто не хотят, чтобы им в карман лазали, И им наплевать, на какого банкира работал МИкрон . Инсинуации автора высосаны из пальца

  4. Автор:

    От автора: Благодарю всех, кто прочитал статью, кто прокомментировал, кто послал свои отклики мне лично.

    Уважаемый Эжен Ломовски, я сожалею, что вам разбили дверь в подъезде, как возмущаюсь и теми безобразиями, которые творятся под прикрытием движения Желтые жилеты. Но уверяю вас, что мирных манифестантов, людей нормальных все-таки больше, чем тех, кто творит эти безобразия, и дискредитирует идеи, ради которых люди бьются вот уже три месяца.

    Называть же всех людей в желтых жилетах « краснокоричневыми», как пишет читатель Alain Kron или «темной народной массой французской глубинки» , мягко говоря, несерьезно. В любой стране, у любого народа есть свои националисты и интернационалисты, положительные и отрицательные герои. Увы, СМИ предпочитают крутить кадры с безобразиями тысячи раз, а то что требуют реальные манифестанты остается за кадром.

    Мне грустно от того, с чего я начала свою статью, от того, что многие из нас увлекаются историей, хорошо знают светлые и темные страницы прошлого. И что многие уроки истории приучили нас к тому, что иногда лучше промолчать, не лезть нарожон, не требовать справедливости там, где знаешь, что получишь по шее. И что мы успокаиваем себя тем, что все равно ничего не выйдет у этих ЖЖ, все равно, как это уже было в 18 веке, в начале 20 го века, в 1930-е г.г., моментом воспользуются нечестные, нечистые люди и т.д. Так мы успокаиваем себя, свою совесть. Спасибо, Эжен Ломовски, за то, что вы упомянули Пьера Виктюрньена Верньо. Я сразу заглянула в Википедию и нашла очень подробный рассказ о нем. Там были даны несколько его выражений. Одна из его цитат мне очень понравилась, я перевожу ее: «Тираны нам кажутся великими, только потому что мы стоим на коленях ».

    Я взялась за статью на эту тему не для того, чтобы оправдывать одних и ругать других.

    Я хотела просто рассказать о том, как та самая французская глубинка, которую правящая элита называет презрительно «молчаливым большинством» ( а Франсуа Олланд называл их «беззубыми») вдруг встала с колен и сказала «Хватит! Мы больше не будем молчать! » Что будет дальше, во что выльется это движение, неизвестно. Но главное, это то, что желтые жилеты создали прецендент и заставили правящую элиту поколебаться в их уверенности о безнаказанности их действий, а всем остальным показали, что ход истории – это не данность свыше, он зависит от участия всех и каждого.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)