Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
суббота, 25 ноября 2017
суббота, 25 ноября 2017

Почему забыли этих фламандцев

Елена Якунина 0:18, 29 октября 2017МненияРаспечатать

Выставка «Франциск I и искусство Нидерландов» в Лувре.

Они не столько забыты, сколько из исторической памяти стерлось их происхождение. Спросите даже у знатока живописи, чей художник Жан Клуэ? Бесспорно, французский.

Jean Clouet, François Ier, roi de France, département des peintures, musée du Louvre © RMN — Grand Palais (Musée du Louvre) _Michel Urtado

С Корнелем Гаагским, превратившимся в Корнелия Лионского, случилась та же история. По тем временам они не были французами, и справедливо их считать голландцами или фламандцами, так считают искусствоведы Лувра.

С другой стороны, какой была на тот момент территория Франции и где проходили ее границы? К Нидерландам тогда относилась территория нынешней Бельгии, Люксембурга, а также французские земли, включая Аррас, Валансьен, Верден, Мец, Бург ан Бресс, не говоря уже о Страсбурге.

 

Что подвигло работников Лувра на экспозицию забытых фламандцев?

Одна из причин – реставрационные работы в музее. В последние годы в Лувре было отреставрировано 140 залов, и 1500 экспонатов обследовано на предмет сохранности. В ходе этих работ возникло понимание, что художники эпохи Франциска I, пришедшие с Севера, не менее важны, чем итальянские гости.

Искусствоведы хотят подчеркнуть, что Франция была гостеприимной не только по отношению к Леонардо да Винчи, или Андреа дель Сарто (последний тоже был приглашен Франциском, но вскоре вернулся во Флоренцию).

Франция, как принято выражаться на всех уровнях — от государственных деятелей до широкой общественности – страна-убежище. И те, кто прибывают в нее, приносят с собой свой опыт и тем ее обогащают.

Joos Van Cleve, Lucrèce © Erich Lessing, Vienne

«Нужна была вся тонкость северного вкуса, духовность и чувство реальности, чтобы сбалансировать престиж и блеск античной и имперской Италии», — написал в каталоге к выставке Себастьен Аллар, директор департамента живописи Лувра.

Как бы там ни было, голландцы, приехав однажды в страну, превратились во французов, но теперь, похоже, вновь становятся голландцами.

В Нидерландах начала XVI века, а точнее в Анвере, произошел взрыв искусств, город стал местом притяжения и вместе с тем центром распространения моды на живопись, скульптуру, витражи.

Corneille de Lyon, Portrait de Pierre Aymeric © RMN-Grand Palais (musée du Louvre) Stéphane Maréchalle

Жан Клуэ — центральная фигура выставки

Уроженец Валансьена и, следовательно тогда не француз, по записке самого короля так и умер «не уроженцем нашего королевства». При этом он носил статус официального портретиста Франциска I.

Жан Клуэ распространил во Франции жанр медальона. Он выполнил миниатюрные портреты всех королевских подчиненных, участвовавших в знаменитой битве при Мариньяно. К сожалению, художник редко подписывал свои полотна, и сегодня доподлинно известны лишь двенадцать его картин.

При королевском дворе Жан Клуе встречал Леонардо да Винчи, в библиотеке изучал его штудии. Эксперты считают, что рисунки Клуэ несут на себе печать пристального изучения техники итальянского гения.

Мастера из Амьена

В те века не все художники оставляли свои инициалы в углу полотна, поэтому часто музейщикам приходится ограничиваться скупыми подписями вроде «Мастер из Амьена».

Итак, Амьен, вернее его мастера в большой моде в начале XVI века. Франция, как и другие европейские близлежащие земли, неистово закупает анверские резные алтари для соборов и церквей. Теперь эти произведение искусства можно обнаружить в Лувре, и, например, в музее заокеанской Филадельфии.

Безымянная участь постигла и витражи. Благодаря миниатюрам, сохранившимся в старинных манускриптах, удалось провести параллели и атрибутировать витражи, выполненные на основе картонов Ноэля Белльмара. Это имя стало настоящим открытием последних тридцати лет. В соседней с Лувром церкви Сен-Жермен л'Оксерруа еще можно увидеть витражи, выполненные по его эскизам.

На строительстве дорогого королевскому сердцу замка в Фонтенбло трудилась поистине интернациональная бригада: французы, итальянцы и фламандцы. Для декорации залов Франциск I выписывал из Нидерландов брюссельские ковры, шитые золотыми и серебряными нитями, посуду, канделябры и прочие украшения из драгоценных металлов.

Почти ничего не дошло до наших дней. В революцию предметы нещадно сжигались, чтобы извлечь ценные золото и серебро. От шедевров остались только записи в расходных книгах.

 

Лувр
«Франциск I и искусство Нидерландов»
До 15 января 2018 г.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)