Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
понедельник, 16 июля 2018
понедельник, 16 июля 2018

Апология толерантности

Анна БАЙДОВА0:40, 3 декабря 2012ПолитикаРаспечатать


Один из афоризмов Теренция гласит: «Сколько людей, столько и мнений». Другая его сентенция звучит так: «Нет ничего такого, что нельзя было бы извратить плохим пересказом».

Памятуя о первой фразе Теренция, сразу хочу оговориться, что мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Держа в уме вторую цитату, автор, набравшись смелости, бросается в омут этой непростой темы.

Разговор пойдет о гомосексуальности. Но сначала я бы хотела затронуть тему толерантности.


08940009

©Sergey Neamoscou


Большая советская энциклопедия, традиционно считающаяся источником для цитирования словарных определений, дает лишь медицинское понятие этого термина, затерявшееся в глубинах иммунологии. Новая философская энциклопедия так определяет толерантность: «Толерантность (от лат. tolerantia — терпимость) — качество, характеризующее отношение к другому человеку как к равнодостойной личности и выражающееся в сознательном подавлении чувства неприятия, вызванного всем тем, что знаменует в другом иное (внешность, манера речи, вкусы, образ жизни, убеждения и т. п.). Толерантность предполагает настроенность на понимание и диалог с другим, признание и уважение его права на отличие». Далее идет чудесное описание эволюции этого понятия от античного добровольного и пассивного перенесения страданий до современного отождествления толерантности с признанием плюрализма мнений. Мне не нравится терпеть (кто я такая, чтобы терпеть других людей?), но мне кажется верным признавать наличие иного мнения и иного образа жизни. Философская энциклопедия настаивает: «терпимость к чужой точке зрения не предполагает отказа от ее критики или от собственных убеждений». Иными словами, если мы говорим о правах гомосексуалистов, то, соглашаясь с их наличием, вы не обязаны бросать жену и детей и вы в праве и дальше не понимать, как можно любить человека одного с вами пола. Можно просто условиться: «На вкус и цвет товарищей нет», — что, по сути, является менее изысканной вариацией уже цитировавшейся фразы Теренция.

В субботу 16 ноября на юге Парижа прошла манифестация против закона о легализации однополых браков. Небольшая группка сторонников нового закона собралась на пересечении рю де Ренн и бульвара Монпарнас, по которому шли манифестанты, чтобы заявить: «Равные обязанности — равные права». «Чего вам еще надо?!» — кричала молодая женщина на усевшихся на асфальт пикетчиков, — «Мы хотим чувствовать себя людьми!» — отвечали ей. Над небольшой группой ЛГБТ-активистов, окруженной плотным кольцом полицейских, метался радужный зонтик, многие пары целовались, тем самым как бы говоря: «Нам не стыдно, а главное — не должно быть стыдно».

Основное положение нового закона, подвергшееся активному общественному обсуждению — это предоставление однополым парам возможности усыновлять детей. Защитники традиционных семейных ценностей упирают на то, что дети, воспитанные в однополых браках, копируя модель поведения родителей, сами будут становиться гомосексуалистами, что, в конечном итоге, может обернуться демографической катастрофой. Многочисленные медико-психологические исследования, однако,  опровергают подобные предположения, утверждая, что сексуальная ориентация не связана с воспитанием, а личность ребенка гармоничнее развивается в семьях с двумя родителями (пусть и одного пола), чем в неполных семьях, а уж тем более в детских домах. Кроме того, противники нового закона, кажется, не принимают во внимание тот факт, что множество детей уже сейчас воспитываются однополыми парами: согласно закону, принятому во Франции в феврале 2006 года, оба партнера в однополом союзе имеют равные права на биологического ребенка одного из партнеров.

Как расизм еще не до конца искоренен, так и в представлении большого количества людей гомосексуализм — это либо извращение, либо следствие моральной испорченности. В Америке в 60-х годах XX века к гомосексуалистам применялись жесточайшие меры вплоть до 20-летнего тюремного заключения и принудительного «лечения», вроде кастрации или электрошока. Теперь американские и австралийские ассоциации психологов и психиатров в один голос утверждают: гомосексуальность — один из возможных видов сексуального поведения человека. Ежегодно проводимые в конце июня гей-парады — это одна из форм так называемых гей-прайдов, что дословно можно перевести с английского как «чувство собственного достоинства геев». Традиционно проводимые в виде карнавалов, эти мирные манифестации призваны напомнить представителям ЛГБТ-сообщества о том, что им незачем стыдиться своей сексуальной ориентации, что они такие же равноценные члены общества, как и представители «традиционной» ориентации. Таким образом, гей-парады устраиваются вовсе не для целей пропаганды «нетрадиционной» сексуальной ориентации, как утверждают многие их критики, а для борьбы геев и лесбиянок с комплексом неполноценности, воспитываемым в них обществом.

Раздумывая над этой статьей, я встретилась с другом, состоящим в длительных отношениях со своим бойфрендом, и попросила пояснить мне некоторые вещи. Я не привожу здесь многочисленные разговоры с ЛГБТ-активистами, потому что голос обычного человека для меня в данной ситуации в тысячу раз важнее всевозможных лозунгов. Сергею тридцать один год, он родился в Москве, в обычной семье, которую в советское время назвали бы «простой рабочей семьей», получил высшее образование, и уже давно живет во Франции, работая в отельном бизнесе.

— Понимаешь, — поясняет он мне, — никто, к сожалению, не придет и не предложит тебе права. За права нужно бороться. Отсюда все эти манифестации и гей-парады. Мы просто не хотим чувствовать себя изгоями. Я вот, кстати, заметил, что чем толерантнее в стране относятся к гомосексуалистам, тем менее вызывающе они одеваются и ведут себя. Все эти ужимки, наряды, это скорее защитная реакция на осуждение общества, попытка сказать: «Да, я такой, принимайте меня таким». В стране, где права гомосексуалистов не ущемляются, их очень сложно отличить от представителей «традиционной» сексуальной ориентации. Да и потом, мы такие же, как все: мы любим лениться, валяться перед телевизором, толстеть (смеется). Я не понимаю, как можно пропагандировать гомосексуализм. Алкоголь и сигареты — это свободный выбор, но мы не вольны в выборе сексуальной ориентации. Вопрос нового закона о легализации однополых браков не в том, что все гомосексуальные пары тут же ринутся узаконивать отношения, а в том, что у нас потенциально будет такая возможность, на нас не будет клейм. Вот ты, например, знаешь, что во Франции гомосексуалистам запрещено быть  донорами крови? Это связано с представлением о том, что среди них много больных СПИДом. Действительно, этот показатель среди однополых пар слегка завышен из-за некоторых наших сексуальных привычек (которые, кстати, не чужды и гетеросексуальным парам), но в целом подавляющее большинство больных СПИДом — люди «традиционной» сексуальной ориентации.

 — А как ты вдруг понял, что ты гомосексуалист?

— Ну, сначала, лет в 13 это была просто крепкая дружба. Мне хотелось постоянно находиться рядом со своим тогдашним другом, все делать вместе. Но в этом еще не было оттенка сексуального влечения. А лет в 16 я как-то сам естественно понял, что девушки меня в сексуальном плане не привлекают.

 — Как твои родители относятся к твоей «нетрадиционной» сексуальной ориентации?

— Они у меня люди старого воспитания, поэтому я им пока не говорил, боюсь их ранить этим известием, но надеюсь скоро познакомить их со своим партнером. Знаешь, мне очень обидно, что я вроде как должен стыдиться за свою сексуальную ориентацию, как-то готовить к этой новости родителей. Мне очень хочется верить что скоро можно будет ни перед кем не оправдываться, не чувствовать свою исключительность, а просто спокойно и достойно жить. Между прочим, по статистике гомосексуалисты многого добиваются в жизни. Нам запрещено иметь семью и детей, поэтому многие из нас высоко поднимаются по карьерной лестнице.

 — Какие конкретно права, на твой взгляд, дает новый закон о гомосексуальных браках?

— Ну, закон облегчит регулирование финансовых вопросов в семье (налоги, кредиты, наследство). Во Франции есть, конечно, Pacs — разновидность гражданского брака, предназначенная как раз для решения подобного рода проблем. Но в случае, например, тяжелой болезни человека, не дай бог, с угрозой его жизни, к нему допускают только ближайших родственников и официального супруга. И вот тут как раз закон защищает наши права. Кроме того, он защищает права детей, воспитывающихся гомосексуальными парами. Таковых сейчас и так немало, только законом это никак не регулируется. А вообще, не знаю как насчет воспитания, но все гомосексуалисты до сих пор еще рождались от разнополых союзов.


Читая обсуждения в интернете, слыша оскорбления и выкрики с обеих сторон на манифестации 16 ноября, пройдя вдоль рю де Ренн, запруженной полицейскими фургонами, я все чаще склоняюсь к мысли, что взгляд на проблему глазами другого человека как раз и воспитывает толерантность и является залогом мирного сосуществования.

25 комментариев

  1. Виктория, Санкт-Петерург:

    Во-первых, респект автору статьи за смелость. Во-вторых, полностью поддерживаю идею о том, что на любую ситуацию, особенно малопонятную, нужно смотреть с разных сторон: как ни цинично это звучит, у каждого своя правда. Ненавидеть или бояться кого-то из-за его гомосексуальных наклонностей, все равно что шарахаться от другого человека из-за формы носа, кривизны ног или лысины. Все мы рождаемся на свет с определенным набором врожденных качеств, и как раз их подавление приводит к агрессии и иным страшным проявлениям. Я — обычный человек с традиционной ориентацией, и мне сложно понять, что и почему чувствуют те, кого привлекают представители своего пола. Но это их чувства, и я уверена, что как чувства любого другого человека они достойны, как минимум, внимания и уважения. Мне кажется, очень много сошлось в одно время и в одном месте: и элементарный инстинкт самосохранения (представителей европейской нации становится все меньше), и многовековые фобии, и нехватка знаний. Думаю, здесь в силах помочь врачи — просто взять и объяснить, что к чему, и с точки зрения элементарной физиологии, и с чисто психологической позиции. Нужно больше просветительства и меньше лозунгов и демонстраций. Это всем пойдет на пользу.

  2. Иван:

    Проблема взаимопонимания, конечно, существует. Но мне кажется странным относить неприятие девиаций к одному только недостатку понимания.

    В социуме есть набор представлений о добре и зле. Есть большинство, которое эти представления разделяет, есть маргинальное меньшинство, девиантная часть общества, которое в эти представления не вписывается полностью либо частично, при этом оставаясь частью общества. Полностью избавиться от маргиналов во-первых невозможно, во-вторых, не нужно, поскольку они приносят пользу, привнося новизну, необходимую для развития.

    У общества есть механизмы, поддерживающие стабильность, и эти механизмы сдерживают активность маргиналов и рост маргинализации. Маргиналы подвергаются остракизму, это естественное состояние здорового общества.

    Если рассуждать таким образом, то новизну или пользу гомосексуальности найти сложно, и сложно найти хоть какое-то оправдание активизации этого маргинального слоя. Но можно исходить из других предпосылок: большинство — неправо, народ сер и убог, общих ценностей и идеологии не только нет, но и не должно быть, ценность личности высока, а в отсутствии общих ценностей и учитывая неправоту большинства, ценность маргинальной личности становится высока непомерно. В таком постмодернистском дискурсе гомосексуализм из стыдной болезни становится гордым фетишем.

  3. Michel:

    Однополая пара не может иметь СВОИХ детей без АНОНИМА — донора спермы или суррогатной матери, что характерно для деторождения в антиутопии Олдоса Хаксли.

    Кстати, ничего что помещённая фотография невольно вызывает усмешку ?

  4. От автора:

    Иван, ваши рассуждения кажутся мне очень логичными и убедительными. Есть лишь одно «но» — что считать девиацией. Этому-то, собственно, я и посвятила статью: попытке доказать, что гомосексуалисты — не магриналы, а нормальные, адекватные члены общества. Само же общество не стоит на месте. Например, если перенестись на родную землю, между «Домостроем» и советской уравниловкой лежит чудовищная идеологическая пропасть. Это просто два противоположных полюса отношения к женщине, но каждая модель положения женщины в обществе отвечала требованиям своего времени. Так может уже настал или, надеюсь, скоро настанет момент, когда мы перестанем предавать остракизму гомосексуалистов? В любом случае, какова бы ни была главенствующая модель отношения к ним в обществе, я призываю к той самой набившей оскомину толерантности.

    Michel, многие гетеросексуальные пары по разным причинам тоже не могут иметь своих детей без анонима. И большинство религиозных организаций против искусственного оплодотворения и суррогатного материнства. Этот вопрос, как и вопрос абортов и клонирования, еще долго будет предметом споров и публичных обсуждений. Я же придерживаюсь мнения, что родитель — это тот, кто воспитал ребенка. А насчет фотографии... у меня усмешку не вызывает ни композиция, ни цвета, ни сюжет, и мне искренне непонятно, что же вас так повеселило.

  5. Tanya:

    У моих детей в школе есть несколько друзей, живущих с родителями в однополых браках (так сказать). Мать или отец — гомосексувлисты и дети от первых «нормальных» браков. И никаких проблем! Абсолютно обычные дети ,занятые своей жизнью и не подвергающиеся никаким насмешкам со стороны своих друзей по поводу своих нетрадиционных семей . Факт.

  6. Michel:

    Отмечу лишь, что ребёнок не будет похожим на донора крови или органа, а также, что художественное творчество обращено ко всему человечеству, иначе раздается смех по Бергсону.

  7. Ален:

    «Многочисленные медико-психологические исследования, однако, опровергают подобные предположения, утверждая, что сексуальная ориентация не связана с воспитанием,»

    Мне кажется это утверждение несколько странным, во всяком случае неточным. Действительно почти наверняка сексуальная ориентация предопределена генетически, так что осуждать гомосексуалов за их ненормативность никак не можно. Но если существуют две противоположные ориентации, должны существовать подростки с амбивалентной ориентацией, которые могут перекинуться на ту или другую сторону в зависимости от жизненной обставки. Именно о них забота, как писал где-то в своих комментариях Bear, Если признать обе ориентации совершенно равноправными, значит в гомосексуализм, то есть просто в менее удобную ориентацию, будут столкнуты жизнью дополнительные когорты молодежи, Поэтому какое-то мягкое давление в «правильную» сторону должно все же осуществляться

  8. Bear:

    Алену

    Дополню Вашу фразу: «должны существовать подростки с амбивалентной ориентацией…». Они не просто «должны существовать» — они, практически, все амбивалентны в определенном возрасте при формировании сексуальной ориентации, за исключением 1-2 %, у которых есть генетические отклонения, и которые, собственно и являются природными гомосексуалистами.

    Ну а фраза «Многочисленные медико-психологические исследования, однако, опровергают подобные предположения, утверждая, что сексуальная ориентация не связана с воспитанием», это не просто странное утверждение, а открытая ложь. Научного смысла в ней столько же, сколько во фразах «Британские ученые доказали...» или «Ученые Папуа-Гвинеи доказали...».

  9. От автора:

    Bear, не спешите обвинять автора во лжи. Все зависит от того, результатам каких исследований больше доверять. Американская ассоциация психологов и многочисленные католические организации параллельно проводят свои исследования сексуальности. И результаты, как и следовало ожидать, сильно разнятся. Вопрос только в том, что настоящие ученые должны быть беспристрастны, а католические организации все же являются носителями определенной идеологии. Поэтому я выбрала те источники, которые мне показались более убедительными. А уж лгут ли выбранные источники — это вопрос к американской ассоциации психологов, согласно законам жанра, проверить это можно, лишь проведя аналогичные масштабные исследования. К тому же, не стоит пытаться искать научный смысл в публицистике. Научные статьи обладают особым аппаратом и публикуются по результатам многолетних узкоспециализированных исследований. Журналист же, в силу возможностей, дает лишь общую картину происходящего, сдобренную, к тому же, толикой собственного мнения. Я только даю пищу для размышлений, а уж врать точно не в моих правилах, да и незачем. Что греха таить, при написании этой статьи я думала больше о русском социальном ханжестве и двуличии, чем о французском законадательстве. И именно желание быть честной (хотя бы с самой собой) побудило меня написать эти строки.

  10. Michel:

    Бэр, всё верно и непонятно, почему царит разнобой на этот счёт в научной литературе, Простой факт: процент гомосексуалистов среди чернохожего населения в странах Африки (практически нулевой) и в США (как у остального населения). Сексуальное воспитание у всех африканских племён — просто ритуал.

  11. Иван:

    Анне.

    Борьба за освобождение женщин — это часть общей борьбы за освобождение трудящихся. Если коротко обрисовать суть времени, которое потребовало отмены Домостроя, то началом этой борьбы послужили научные открытия, в свою очередь, пошатнувшие представление о власти одного класса над другим, как естественного созданного Богом порядка вещей. Эта идея, о принципиальном равенстве людей, поначалу необычная как и всё новое, захлестнула умы народных масс и к середине 20-го века, казалось, окончательно победила.

    Но идея о равенстве гомосексуальных отношений и традиционных — не часть борьбы за равенство трудящихся, ни идеологически, ни фактически. Это часть совершенно иного по своей сути мирового тренда.

    Не углубляясь в суть этого тренда, хочу заметить следующее. Личные качества и общественная адекватность гомосексуалистов тут нипричём. Точно так же, можно написать, скажем, о педофилах. Я не случайно говорю именно о педофилии, потому что толерантность по отношению к половой связи с несовершеннолетними — это логически следующий уровень терпимости, на который будут продавливать общество. Нам скажут, что влечение к малолетним — это нормально, это влечение, хотя бы в латентном виде, свойственно большому количеству людей, что люди эти — совершенно нормальные и адекватные члены общества, и, наконец, что происходящее по обоюдному согласию — это свободный выбор Свободного Человека, который касается только его. К этому уже ведёт утверждение за ребёнком чрезвычайных прав — это в Европе уже реальность. Мои права заканчиваются не там, где начинается нос соседа, а там, где начинаются интересы жизни и развития общества. Я привожу этот пример не только как пример «адекватности» девиантного, но и как очередное «требование времени», которое надо готовиться толерантно пережить — извините за глупый каламбур — валяясь, ленясь и толстея.

  12. От автора:

    Иван, ну вот опять, после разговоров о гомосексуальности мы тут же, через запятую, начинаем рассуждать о педофилии. Склонение несовершеннолетних к половому сношению незаконно потому что :

    1. несовершеннолетний еще не несет за себя полной меры ответственности

    2. так как его сексуальность еще не до конца проявлена (я сейчас не говорю об ориентации, я говорю скорее о половом созревании), то вступление с ним в половые связи является растлением и не всегда происходит по обоюдному согласию. То есть это фактически можно приравнять к изнасилованию, только одна из сторон не то чтобы не хочет, она скорее даже не понимает, что происходит. И тогда это не только физическое, но и психологическое насилие: ребенку в будущем может быть сложно выстроить нормальные, здоровые отношения со своим партнером и жить полноценной сексуальной жизнью.

    При этом, замечу, у большинства людей половое созревание происходит где-то к 16 годам, и половые контакты между несовершеннолетними одного возраста преследуются скорее моралью, чем уголовным кодексом. Поэтому основная проблема запрета педофилии заключается в том, что партнеры находятся заведомо в неравных условиях. В случае же с гомосексуальными отношениями никто никого не принуждает, это заведомо относительно равные отношения двух взрослых людей, происходящие по обоюдному согласию. Мне кажется, разница между этими двумя понятиями просто гигантская.

    Ну а про равенство женщин — это, конечно, отдельная тема, требующая не одного длинного комментария, но смею заметить, что, на мой взгляд, вы не совсем верно связали эмансипацию и изменение классовой структуры общества. Все же гендерные и классовые роли весьма далеки друг от друга. А эмансипация — это не только разрешение женщинам таскать шпалы наравне с мужчинами, но и модификация общественной роли женщины, изменение ее самоидентификации и даже сексуального поведения.

  13. Bear:

    Автору

    Chère madame, я ведь не Вас обвиняю во лжи, а тот стереотип, которым Вы воспользовались, даже не думая, что он Вас выводит за пределы реалий. Посмотрите, Вы, в ответе мне, были вынуждены объяснить, что существуют две группы исследований, разительно отличающихся по своим результатам. Т.е. Вы знаете обе (хотя, думаю, что их мого больше, ибо я пользовался третьей). Но почему-то не посчитали нужным в своей статье упомянуть о второй, католической группе исследований, известной Вам, выбрав только ту, которая соответствует смыслу Вашей статьи. Т.е., на лицо уже подгон результатов исследований под определенную точку зрения. Далее, Вы подозреваете в пристрастности исследования, выполненные католиками. Скорее всего, Вы правы: они идеологически ангажированы. Но почему-то Вы a priori отказываете в идеологической ангажированности Американской ассоциация психологов (ибо даже не говорите о такой возможности). Естественно, я не могу от Вас, журналиста, требовать знания экспертных оценок результатов работы этой ассоциации (это, как раз, был бы академический уровень). Но понимание того, что ангажированность у ассоциации, работающей в Америке, может быть не меньшей, чем у католической, по-видимому, необходима для любого человека, который хочет разобраться в вопросе. Другими словами: упоминать надо результаты всех исследований, раз Вы о них знаете. В противном случае, Ваши пассажи работают не на прояснение, а на искажение ситуации, т.е. на то, что я назвал «ложью». Причем в Вашем случае, насколько я понимаю, невольной.

    Мишель абсолютно прав, указывая на ритуал, как на норму воспитания в африканских племенах. Дело в том, что ритуал, как воспитательный норматив, существует во всех обществах, в т.ч. и в современном (просто при племенной организации он выступает очень зримо). В конечном счете, в связи с вопросом узаконения гомосексуальных браков, человечество встало перед вопросом обрушения всей группы ритуалов воспитания детей, которые складывались и существовали в течении всей его истории: от промискуитета к моногамии, от женской полигамии к полиандрии – все они носят гетеросексуальный характер. И это может иметь катастрофические последствия, которые выявятся через несколько поколений. Ну, а что касается результатов научных исследований, то проблема, в ангажированности исследований. Исследования на любые острые темы должны подвергаться экспертной оценке, где необходимо учитывать две группы факторов: 1) корректность методик; 2) возможность влияния вненаучных факторов (от религии до финансирования). К сожалению, этого не делается.

  14. От автора:

    Bear, эк вы меня раскусили! Действительно, моя статья — это ни в коем случае не общий обзор проблемы. Это конкретная точка зрения на предмет, ответ на те потоки грязи и унижения, которые выливаются на представителей ЛГБТ. С ней можно соглашаться, а можно не соглашаться, но, тем не менее, я в своей статье постаралась возможно полно обосновать свою точку зрения, показать, откуда она такая взялась. Ставить же в один ряд медико-психологические экспертизы и философские рассуждения мне показалось не совсем правильным. Иначе мы можем оказаться в ситуации тех слепых мудрецов из притчи, которые описывают слона. Именно поэтому я опиралась на ту доказательную базу, которую я сочла более убедительной.

    «...ангажированность у ассоциации, работающей в Америке, может быть не меньшей, чем у католической» — из вашей фразы выходит, что мнению американских ученых стоит доверять меньше, чем мнению, скажем, ученых из России? Тогда могу сказать, что Игорь Кон, например, посвятил множество статей борьбе с гомофобией и подтверждал свое мнение данными научных исследований.

    А насчет воспитания и связанной с ним катастрофы я абсолютно точно убеждена, что единственное, что может привести к реальной катастрофе — это замалчивание каких-либо проблем. И то, что мы сейчас с вами дискутируем по столь важному вопросу — это уже признак того, что при нас никакой катастрофы не разразится

  15. Bear:

    Анне Байдовой, Chère madame, Вы абсолютно правы, утверждая, что с Вашим текстом «можно соглашаться, а можно не соглашаться». Как автор публицистической статьи, Вы имеете полное право занимать по отношению к некому явлению апологетическую позицию и защищать ее. Проблема в другом: ведь Вам хочется, чтобы Вашу позицию воспринимали не как апологетическую, а как объективную (ибо, в противном случае, Ваша защита явления находится на том же уровне, что и его обвинение). А Вам хочется подняться над обвинителями. И для этого идет аппеляция к «исследованиям». Но исследования дают различные результаты, что Вы сами признали. Чтобы в них разобраться, требуется владеть дисциплиной под названием «критика источника», одно из ключевых положений которой требует учета всех известных мнений, факторов и т.п. Использование же аргументации только одной группы будет либо ошибкой (если Вы не знаете о существовании других мнений), либо, если Вы знаете о других и молчите, — сознательной подтасовкой аргументов или ложью. Что я и написал (а Вам это не понравилось), имея ввиду не Вас, а классическую безадресную фразу «о многочисленных исследованиях», которая, как правило, скрывает наличие и противоположных результатов. И, как видите, не ошибся.

    Защищаясь, Вы пишете: «я опиралась на ту доказательную базу, которую я сочла более убедительной». Madame, давайте не кривить душой: Вы выбрали ту базу, которая отвечает Вашей точке зрения, сложившейся ранее. Еще в 60-е годы вышел английский словарь «реальной» научной лексики, который расшифровывает сочетание: «существует основательное мнение» как «я знаю еще одного парня, которой придерживается того же мнения, что и я сам».

    Вы пишете, цитируя меня: ««...ангажированность у ассоциации, работающей в Америке, может быть не меньшей, чем у католической» — из вашей фразы выходит, что мнению американских ученых стоит доверять меньше, чем мнению, скажем, ученых из России?».

    Madame, но ведь моя фраза – калька с Вашего текста. Так что Вы возражаете собственной системе аргументации. Вы написали: «Американская ассоциация психологов и многочисленные католические организации...». Так и я назвал их же: безымянные католические и конкретную американскую. Но у себя Вам это нравится, а в чужом тексте – нет, и Вы мне приписываете бóльшее уважение, скажем, к ученым из России (о которой вообще речи не было), чем из Америки. Смысл же моего утверждения: исследования по острым в политическом плане вопросам требуют очень тщательной критики, ибо для исследователей в этих случаях слишком велик вненаучный соблазн.

    И последнее, чтобы быть правильно понятым: я не имею ничего против Вашего личного мнения, но считаю недопустимым для силового перевода его из ранга «апологетических» в ранг «объективных» жонглирование результатами научных исследований, которые требуют предельной осторожности. И публицистический характер статьи в данном случае не является индульгенцией, ибо когда автор хочет что-либо доказать, он выдергивает из научного поля нужный ему аргумент, а как только его начинают критиковать, заявляет, что его текст вообще-то не научный.

    С искренним уважением к Вам и Вашему личному мнению,

    Bear

  16. Michel:

    Напомню, что «гомофобия» карается законом. Чего же боле ? Зря автор старается.

  17. Иван:

    Анна, я немного иначе сформулирую свою мысль. Борьба женщин за социальное равенство, за осознание своей роли, происходило и исторически, и идеологически, в русле осваивания человечеством идей гуманизма, равенства людей. Когда вы приводите в пример изменение отношения к женщине и изменение её самосознания — то сравнение с текущей ситуации с гомосексуалистами некорректно. Гомосексуалисты и так получили своё во время этой борьбы: гуманизм признал их людьми, пусть с некоторыми отклонениями, но тем не менее имеющими право на жизнь, а не подлежащими забитию камнями. То, что сейчас происходит, принадлежит к другому течению, по сути своей являющему гуманизм уже в извращённом, перегретом состоянии. Ключевые слова тут очень точно звучат в вашей статье — это «толерантность» для одной стороны и «чувствовать себя на равных» для другой. Но как можно почувствовать себя ещё большим человеком? В этом-то и состоит неравенство! Женщина, добившаяся признания и юридических прав, борется за право быть проституткой, и при этом чувствовать себя на равных с женщиной добропорядочной — что мы можем наблюдать во всех проявлениях так называемой культуры: от выступлений Мадонны до кривляний пусирайтов. Гомосексуалисты, добившиеся права чувствовать себя людьми в глазах общества, пусть с отклонениями, но могущими выбрать либо лечение, либо занятие чем угодно, не привлекая внимания, начинают заявлять, что хотели бы чувствовать свой союз на равных со священным понятием семьи, ячейки общества, среды воспитания детей. Это уже не гуманизм, это уже постмодернизм и разрушение идеального, смешение добра и зла. И да, я продолжаю утвержать, что, вслед утверждением детей на равных со взрослыми, что уже происходит, произойдёт утверждение половой связи взрослый-ребёнок на равных со связями взрослых.

    Я хочу подчеркнуть, так как видимо выразился недостаточно внятно: я ни в чём не обвиняю самих гомосексуалистов. У меня есть знакомый гей — интересный и приятный человек. Но любой человек стремится к увеличению своих возможностей. Мадонна хочет петь и кривляться на сцене как ей вздумается, художник хочет устраивать выставки из фекалий, пуссирайты хотят плясать в церквях. Я обвиняю общество, которое, то ли в гуманистическом воодушевлении, то ли в постмодернисткой беззубости, проявляет чрезмерную толерантность к инициативам того самого девиантного меньшинства.

  18. E.K-S:

    Искренне благодарю Bear, Ивана и Michel за честность, достоинство и терпение, самые базы каковых сдают всё больше бастионов, под натиском толерантной политкорректности и открытого промывания некрепких мозгов.

  19. От автора:

    Bear, я очень ценю Ваш дар полемиста. С Вами не забалуешь. Позвольте только сформулировать несколько кратких мыслей в свою защиту.

    Критика источника — прекрасная дисциплина. Но если говорить о сравнении источников — то, мне кажется, сравнивать разумно только источники одного порядка. В противном случае сравнение получается весьма неказистым. Заметим, я не говорю, например, о легализации венчания однополых браков. Потому что это невозможно, так как: и далее можно без зазрения совести цитировать священные тексты и статьи деятелей католической и прочих церквей. Медико-психологические исследования, допустим, доказывают, что гомосексуалисты — полноценные члены общества, а католические, например, что они грешники. В общем-то два абсолютно не исключающих друг друга мнения, применимых, причем, не только к гомосексуалистам. Но это я так, конечно, очень упрощаю, пытаясь сделать свою мысль максимально наглядной (потому что там речь, помнится, шла вообще о влиянии модели сексуального поведения родителей на ориентаию детей). Просто коль скоро церковь отделена от государства, а мы обсуждаем вопросы из области гражданского права, то мой выбор источников можно объяснить.

    Также я писала про Американскую ассоциацию психологов, Вы же назвали ее «ассоциацией, работающей в Америке». По сути, это абсолютно так, только Ваша фраза отсылает скорее не к конкретной ассоциации, а к ее географической расположенности, что дало мне возможность немного поиграть в слова и в национализм, предложив Вам отечественную альтернативу.

    Огромное Вам спасибо за уважение моего мнения и за пристальное внимание к моим текстам и аргументации. Собственно, наличие диалога — это то, к чему я призываю.

  20. От автора:

    Michel, на бумаге — может и так. А в бытовом плане она на каждом шагу, и доказать ее наличие, как и наличие, например, дискриминации по национальному, половому и т.д. признаку не так-то просто. Есть много вещей, не караемых по закону, которые, тем не менее, не являются приемлемыми в обществе. И мне очень хочется, чтобы главным регулятором поступков людей было не законадательство, а некое внутреннее чувство, не позволяющее переступать определенные границы.

  21. От автора:

    Иван. В связи с Вашим пассажем про женщину, добивающуюся права быть проституткой, но не терять уважения общества, мне вспомнился бородатый анекдот: «Почему мужчина, у которого много женщин — мачо, а женщина, у которой много мужчин — проститутка?» Больше мне сказать нечего, потому, как по мне, что женщины-проститутки, что мужчины-ходоки ответственны лишь перед своей совестью. Мадонна же далеко не последний человек в современном искусстве, а акция Pussy Riot, на мой субъективный взгляд, столь же плоха как искусство, как замечательна в виде политического высказывания. Но ни у одной, ни у других проституцией и не пахнет. Эпатаж и вызов как способ привлечения внимания — безусловно, да.

    Лечению гомосексуализм не подлежит, так как это не заболевание.

    А основы семьи подрывают вовсе не гомосексуалисты, требующие равных гражданских прав, а те самые гетеросексуалисты, примирившиеся с понятием «пробный брак», считающие нормальными измены и предлагающие женщинам рожать детей «для себя». Уже обсуждавшаяся нами эмансипация также, как ни странно, подорвала основы традиционной семьи. Так что не в одних гомосексуалистах дело, нам и в своем огороде есть чем заняться. Другое дело, что я сейчас не могу предложить Вам готовых решений. Да и отказываться от эмансипации было бы как-то обидно, только я тут разошлась с высказыванием своего мнения!

    А что до обвинений в адрес общества, то мне кажется, что оно просто меняется. Это ни плохо, ни хорошо, это естественный процесс. Меня удручает в нем лишь наличие двойных стандартов, но это мне представляется непреодолимым.

  22. Иван:

    Анна, именно наличие двойных стандартов — признак нездоровья. Если естественным считать состояние, когда человек имеет недвусмысленные понятия добра и зла, чёткие ориентиры развития, и борется с искушениями разного рода — то, по аналогии, текущий вектор изменений, происходящих в обществе, нельзя назвать естественным. Да впрочем, тут можно и не гадать — вся человеческая история подтверждает, что наше время иначе как временем смуты назвать нельзя. Тут, пожалуй, ситуация с гомосексуалистами скорее как лакмусовая бумажка: ну ладно, что-то «пипл схавал», но это он ещё есть не хочет, значит, не всё потеряно. За готовыми решениями далеко ходить не надо, их нам даёт в том числе и новейшая история: если в обществе есть тяга к развитию, то достаточно яркой идеи, способной зажечь немногих, готовых показать пример, как должно быть организовано общество, очередная итерация движения от равенства людей к братству и совместному развитию. Но это уже совсем другая тема :)

  23. Сергей - автор и фигурант фотографии для статьи.:

    Уважаемые господа — гомофобы! Закон принят! Ваши демагогия и нонсенс окончательно потеряли смысл. Вы за бортом истории, прощайте!

  24. Alena:

    Простите, «автор и фигурант фотографии»-это как? Двуликий Янус, здесь и там? Счастливого пути всем баранам Панурга! Мы подождём «за бортом истории», господа.

  25. Bear:

    «...Вы за бортом истории, прощайте!»

    Безусловно, за бортом. Вопрос лишь в том, с какой стороны оного?

    «... прощайте!»

    Ну, зачем же так сразу тонуть? Хоть круг возьмите.

    А, впрочем, Вы про какой закон, милейший? Про тот, который приняли в России? Если же про тот, за который проголосовали во Франции, то помяните мое слово, он в действие не войдет (между голосованием в Национальном собрании и реальным применением – дистанция огромного размера), а, если войдет, будет отменен после следующих выборов. Олланд подписал этим законом приговор как себе, в качестве президента (повторит трюк Саркози – халиф на один срок), так и, надолго, своей партии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)