Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
воскресенье, 23 июля 2017
воскресенье, 23 июля 2017

Читатель – исчезающий вид?

Екатерина ГАДАЛЬ 0:58, 1 октября 2015ПолитикаРаспечатать

Отсутствие свободного времени, наличие в нашей жизни смартфонов и других гаджетов, постоянное присутствие в социальных сетях или просто увлечение компьютерными играми — всё это факторы, вытесняющие книгу из жизни нашего современника. Неужели «читающий человек» станет «белой вороной», этаким вымирающим видом в ближайшее время? Что делать? Как его защитить от полного исчезновения?

Le manque de temps libre, l'omniprésence des smartphones et autres gadgets dans notre quotidien, l'addiction aux réseaux sociaux ou tout simplement l'engouement pour les jeux en ligne ou sur console sont autant de facteurs qui ont évincé le livre de la vie de l'homme contemporain.

L'homme qui lit deviendra-t-il une sorte de mouton noir, espèce menacée à court terme ? Que faire ? Comment l'empêcher de disparaître définitivement ?

Photo: Vladimir Bazan

Немного цифр
Давайте заглянем в исследование, проведенное Ipsos/LivresHebdo, журналом для специалистов в области книгоиздания, работников издательств, библиотек и книжных магазинов. Согласно исследованию, в Париже, например,

в период с 2011 по 2014 г.восемьдесят три книжных магазина прекратили свое существование. За этот же период, количество читателей (посетителей книжных магазинов) снизилось на пять процентов.

В 2014 году трое из десяти французов признались в том, что не прочли за год ни одной книги, а четверо из десяти, что с каждым годом читают все меньше и меньше книг. Что касается разнообразия вкусов читателей, оно всё больше и больше сужается, львиная доля продаж отдана авторам нескольких бестселлеров, таким как Гийом Мюссо или Арлан Кобен. А классическая литература и признанные современные писатели не могут преодолеть порог тиража в пятьсот экземпляров.

Мнение профессионалов пера
Филип Рот, американский литератор, исследователь биоразнообразия, смотрит в будущее с пессимизмом: «Я считаю, что через тридцать лет будет столько же читателей истинной литературы, сколько сегодня почитателей поэзии на латыни».
Ему вторит англичанин Вил Селф: «Через двадцать пять лет литература прекратит своё существование». Нужно ли верить этим прогнозам?
В течение тридцати лет существует регулярное снижение чтения книг, это показывают опросы министерства культуры Франции, проводимые с начала 70-х годов прошлого века.
Если в 1973 году было 28% много читающих французов, прочитывавших за год более 20 книг, то в 2008 таких было только 16%. Среди людей с высшим образованием потери огромны, 60% в 1973 году против 26% в 2008.

Чтение романов
Такое увлекательное занятие, как чтение романов, к сожалению, уходит на задний план, либо из-за нехватки времени, либо не выдержав конкуренции с другими развлечениями.

Опросы показывают, что читающая аудитория стареет и феминизируется. Чтобы понять верность этого утверждения, достаточно посмотреть в зал на встрече с писателем в одном из книжных магазинов. Вы увидите женщин в возрасте 45 – 65 лет. Если встреча проходит в вечерние часы, то в зале найдется несколько мужчин, но не более 20% присутствующих. Статистика подтверждает эти наблюдения. Среди женщин взаимоотношения с книгой выражены не в полном отказе от неё, а лишь в уменьшении количества прочитанного.

Мужчины, в свою очередь, согласно отчету Ipsos/LivresHebdo, объясняют полный отказ от чтения отсутствием времени (63%) и конкуренцией других видов развлечений (45%).
Читающие мужчины признаются, что книга для них лишь летнее времяпрепровождение или отвлечение от дождя в воскресенье.

Мнение издателей
Издатели в качестве барометра используют другие цифры – снижение уровня продаж иллюстрирует потерю интереса читателя. Лишь нескольким бестселлерам удается сопротивляться этому явлению. Марк Леви, Фонкинос, Фредерик Бегбедер и Кэтрин Пансол – вот имена победителей.

Авторы первого романа, чьи имена ещё неизвестны читателю, продаются не более, чем в 500-1000 экземпляров, включая покупки семьи и друзей автора. Писатели, ещё несколько лет назад продававшиеся тиражами в пять тысяч экземпляров, сегодня с трудом дотягивают до полутора тысяч, и их очень задевает подобная ситуация.

Иной раз молодой автор жалуется на форуме: «вот бы мне в телевизор, и моя популярность возросла бы многократно». Но, несмотря на данные опроса Ipsos/LivresHebdo, где 61% считает, что телевидение наилучшее место для рекламы, на практике выясняется, что это заблуждение, некоторые лица «из ящика» тоже встречаются с трудностями при продаже своих книг. Например,

Кристин Бутен, бывший министр жилищного строительства, президент Христианско-демократической партии, частый гость на голубом экране. Однако, она потерпела полное фиаско со своей книгой «Что такое Христианско-демократическая партия?», продав за пять лет только 38 экземпляров. Президент Национального собрания Клод Бартолон может похвастаться продажей 268 книг, а министр финансов и госсчетов, Мишель Сапен – 346 книгами.

На уменьшение тиражей издатели отреагировали увеличением количества названий, так что получается странная картина — всё меньше и меньше читателей и всё больше и больше книг.
По статистике, в 1984 году на прилавках было около 29 тысяч наименований, к 2003 году их стало более 65 тысяч, рост составил 130%. А между 2006 и 2013 годами количество наименований выросло ещё на 33%, а средний тираж новых книг снизился на 35 %.

Quelques chiffres
Jetons un œil à une enquête Ipsos / Livres-Hebdo, magazine pour spécialistes du domaine de l'édition, des bibliothèques et des librairies. Selon cette enquête, à Paris, par exemple, 83 librairies ont disparu entre 2011 et 2014. Pour la même période, le nombre de lecteurs (clients des librairies) a baissé de 5%.
En 2014, trois Français sur dix confiaient ne pas avoir lu un seul livre de l'année, et quatre sur dix reconnaissaient lire de moins en moins de livres chaque année. Quant à la diversité des lectures, elle s'appauvrit de plus en plus, l'essentiel des ventes se concentrant sur quelques auteurs de best-sellers, comme Guillaume Musso et Harlan Coben. Pendant ce temps, certains tirages d’œuvres littéraires classiques et d'auteurs contemporains reconnus ne dépassent pas les 500 exemplaires.

L'avis des plumes professionnelles

Philippe Roth, homme de plume américain, chercheur de la biodiversité littéraire, regarde l'avenir avec pessimisme: «Je pense que dans les trente ans il y aura autant de lecteurs de vraie littérature qu'il y a aujourd'hui de lecteurs de poésie en latin».
Les propos de l'Anglais Will Self font écho aux siens: «Dans vingt-cinq ans, la littérature aura cesser d'exister».

Faut-il croire ces prophéties?

Depuis trente ans, la lecture de livres ne cesse de diminuer, comme le montrent les enquêtes menées par le Ministère français de la Culture, menées depuis le début des années 70.
Si, en 1973, il y avait 28% de grands lecteurs français (plus de 20 livres par an), ils n'étaient plus que 16% en 2008. Les pertes sont grandes parmi les gens qui ont suivi de plus hautes études, ils sont passé de 60% de grands lecteurs en 1973 à 26% en 2008.
Lecture de romans

Cette activité passionnante – lire des romans – passe malheureusement au second plan, que ce soit à cause du manque de temps ou de la redoutable concurrence d'autres loisirs. Les études le montrent: la population des lecteurs vieillit et se féminise. Pour vérifier cette affirmation, il suffit de se rendre à une dédicace d'auteur en librairie.
On y rencontre des femmes de 45 à 65 ans. Si cela a lieu le soir, on y croise des hommes, mais ils ne représentent pas plus de 20% des présents. Les statistiques vont dans le sens de ces observations. Les femmes n'ont pas totalement abandonné leurs livres, elles en lisent seulement moins. Quant aux hommes, selon l'enquête Ipsos / Livres-Hebdo, ils expliquent délaisser la lecture par manque de temps (63%) et pour d'autres loisirs (45%). Ils voient la lecture davantage comme un passe-temps pour l'été ou les dimanches pluvieux.

Ce qu'en pensent les éditeurs
Les éditeurs utilisent d'autres chiffres en guise de baromètre: la baisse des ventes illustre la perte d'intérêt des lecteurs. Seuls quelques best-sellers échappent à ce phénomène. Marc Lévy, David Foenkinos, Frédéric Beigbeder, Katherine Pancol font partie des gagnants.
Les primo-romanciers, qui doivent encore se faire un nom, vendent rarement plus de 500 à 1000 exemplaires, en comptant les achats de leurs famille et amis. Des écrivains, qui vendaient encore hier 5000 exemplaires, en vendent difficilement 1500 aujourd'hui et le vivent très mal. Sur un forum un jeune auteur se plaint: «Si je passais à la télé, ma popularité grimperait en flèche».

Mais, contrairement à ce qui ressort de ces enquêtes Ipsos / Livres-Hebdo, où 61% des auteurs pensent que la télévision est le meilleur moyen de se vendre, il semble que la réalité soit tout autre, car une fois «hors de la boîte», beaucoup ont du mal à vendre leurs livres.

Ainsi, Christine Boutin, ex Ministre du Logement et de la Ville, présidente du parti chrétien-démocrate, est une invitée régulière du petit écran. Son livre « Qu'est ce que le Parti Chrétien-Démocrate ? » s'est pourtant avéré être un véritable fiasco, vendu à seulement 38 exemplaires ! Le président de l'Assemblée nationale Claude Bartolone peut s'enorgueillir d'avoir vendu 268 livres et le ministre des Finances et des Comptes publics, Michel Sapin – 346.

Pour contrer la baisse du nombre de tirages, les éditeurs publient un nombre toujours plus grand d'auteurs. On se retrouve ainsi face à un étrange tableau: de moins en moins de lecteurs pour toujours plus de livres.
Selon les statistiques, en 1984, on trouvait environ 29000 titres en vente, contre 65000 en 2003, soit une augmentation de 130%.

10 комментариев

  1. Sinclair:

    Certains titres explosent pourtant les ventes, comme le dernier livre d'Eric Zemmour, qui a dépassé les 500.000 exemplaires.

  2. Виктория Гуляева:

    Oui, mais c'est une exception à la régle.

  3. Владимир Батшев:

    Все правильно, но я еду в метро во Франкфурте-на-Майне. В вагоне (считаю!) шестьдесят человек. 23 читают. 10 человек — КНИГИ, 6 — газеты,4 — журналы, 3 — электронные книги (электронные, но- КНИГИ!).

  4. Svetlana A.:

    Чтение — своеобразный труд. Надо же не просто из букв складывать слова, надо думать, что же своей книгой хотел сказать автор. А этому не учат. И не помогают учиться.

    В России этот год объявлен годом книги. Но должна признаться, что принятое мною в начале года решение прочесть минимум одну книгу в месяц не выполнено... Хотя начаты две книги, которые я раньше не читала ))

    Возможно, виной тому чтение периодики и соцсети?

  5. С. Комов:

    Дело не только в количественных показателях, и не только в нехватке времени или конкуренции способов времяпровождения, а еще и (и это главное) в падении престижа начитанности и общей образованности. А что касается прогнозов, то в абсолютном большинстве, они исходят из экстраполяции имеющихся тенденций в условиях сохранения основных ценностных ориентаций сегодняшнего (деградирующего) западного мира. Но не исключена возможность возникновения совершенно иных очагов развития цивилизации, в которых чтение может вновь обрести высокий ценностный статус. Вопрос: может ли Россия сыграть в подобном повороте решающую роль?

  6. Кирилл:

    \"...что касается прогнозов, то в абсолютном большинстве, они исходят из экстраполяции имеющихся тенденций в условиях сохранения основных ценностных ориентаций сегодняшнего (деградирующего) западного мира.\" ахахах) Все понятно с вами С. Комов. Вы очень много читаете Комсомольскую Правду.

    Интересно,а при падении продажи бумажных книг учитывались электронные книги ?

    Я уже как 5 лет ставлю себе задачу, что за год я должен прочитать 24 книги. И с успехом справляюсь. Мне кажется дело в привычке. Надо читать не ванильные статьи в вк , а книги. Причем любых жанров. Не обязательно дома. Можно и по пути на работу.

  7. С. Комов:

    Что вы, бог с вами... Я в жизни Комсомольскую Правду не читал... Вы вот высказались критически о фразе, что большинство прогнозов основывается на экстраполяции наличствующей реальности. А дальше, перескочили на ваш личный (богатый и завидный) опыт чтения. А хотелось бы знать, что у нас по экстраполяции... Если мое наблюдение ошибочно, то предложите правильное. Я соглашусь с вами охотно, если чего-то не доглядел...

  8. Александр П.:

    «На уменьшение тиражей издатели отреагировали увеличением количества названий» — Ну, правильно. Теперь люди не читают не только потому, что времени нет, а и потому, что процент хороших книг размылся до величин, трудно находимых.

  9. Michael:

    Не буду говорить за всю Одессу, но то, что я вижу вокруг себя, вроде бы особых причин для пессимизма пока не дает.

    Известные мне книжные магазины Москвы и Подмосковья закрываться пока что не собираются :-). В одном из них наоборот надавно сделали ремонт и добавили несколько новых книжных стеллажей. Вполне себе процветает букинистика — и небольшие развалы, и среднего размера магазины и магазинчики.

    Подобно Владимиру Батшеву, когда еду в метро или в электричке часто вижу читающих что-то людей. У кого-то бумажные книги, у кого-то электронные, у кого-то журналы, но читают многие. И в Москве, и в других городах периодически проходят книжные ярмарки и выставки, на которые привозят много самых разнообразных по виду и содержанию книг и куда сходится приличное количество народу.

    Многие авторы, книги которых я отслеживаю и собираю еще с 90-х годов (и знаменитые, и не очень) по прежнему пишут, издаются, а значит читаются. Да и новые имена тоже стабильно появляются.

    Так что склонен предположить, что пессимистические прогнозы, подобные описанным в статье, скорее линейная экстраполяция имеющегося на данный момент, чем отражение каких-то действительно серьезных изменений. Или же данные по французскому читателю один к одному переносятся на другие страны, в которых может быть несколько другой расклад.

    К тому же никто еще пока не отменял того, что человек, по сути своей — кошка любопытная :-). А значит всегда будет интересоваться всем, что видит вокруг, любопытствовать, совать свой нос. Ну, и естественно читать. :-)

  10. Irene:

    Я тоже не очень верю в пессимистичные прогнозы) читать я обожаю! Это моё любимое занятие. И никаких задач по количеству прочитанных книг я себе не ставлю))) это смешно! Я просто постоянно нахожусь в этом процессе — кончается одна книжка, сразу начинается другая. Читаю, сколько себя помню, с раннего детства, как читать научилась. Теперь и электронные книжки читаю — если что-то новое заинтересовало, но не хочется спешить с покупкой реальной книжки. Но чтение книг классических — это в определённом смысле действительно труд, игра воображения... Хотя меня этот труд никак не обременяет)) поэтому, я думаю, пока есть люди думающие, чтение не уйдёт из нашей жизни. А большинство, как читало всякую развлекалочку, так и читает, но теперь в Инете. Ну, и что? Каждый сам выбирает времяпровождение, а силком ничего не заставишь делать. Особенно, думать. И особенно, если нечем))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.