Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 18 сентября 2018
вторник, 18 сентября 2018

«Фемен» над Жанной д'Арк

Огулбиби МАРИАС 0:22, 13 мая 2013ПолитикаРаспечатать


Жанна д'Арк, наверное, была действительно невероятно сильная женщина, если шесть веков спустя, она продолжает вызывать вокруг себя споры и ссоры. В Париже с началом мая к золоченому памятнику Орлеанской Девы верхом на коне, что на площади Пирамид, приходят представители буквально всех политических партий и движений Франции. К ней возлагают венки мэр Парижа, сенаторы, министры. Национальный фронт начинает с этой площади свое парадное шествие. Здесь проводят митинги как правые, так и левые партии разных мастей от либеральных до экстремистских.

Jeanne d'Arc était probablement une femme incroyablement forte, si elle continue six siècles plus tard à causer autour d'elle disputes et bagarres. À Paris dès le début de mai des représentants de tous les partis politiques et de toutes les mouvances de France viennent au monument doré de la jeune fille d'Orléans à cheval sur la place de Pyramides. Des sénateurs, des ministres et le maire de Paris y ont déposé des couronnes de fleurs. Le Front National y débute son cortège cérémonial. Ici se rassemblent autant les partis de gauche que de droite, des libéraux aux extrémistes.


dsc_0007

Photo: Ogoulbibi Marias


Радуясь превосходному майскому утру, пушистым белым облакам, плавно скользящим по голубому небу, я прогуливалась по улице, как вдруг услышала странные шумы, разъяренные голоса. Полицейские в грузном обмундировании, стуча металлическими подошвами по асфальту, бежали в сторону «Жанны д' Арк». «Очередная манифестация левых или правых», — промелькнуло у меня в голове, и я зачем-то пошла за полицейскими.

Первое, что бросилось в глаза — темная толпа, теснясь на маленькой площади под огромными знаменами, устремив взгляды вверх, яростно выкрикивала непечатные слова, явно угрожая кому-то наверху. Из-под крыши здания, соседствующего с отелем «Режина»(Regina) свисал огромный красный лоскут ткани со словами «Sextermination for nazis» и «Neofeminism is watсhing you» и с нарисованными полуголыми девушками в украинских венках. Над плакатом красовались сами девушки вживую, гордо выставившие свои белые разрисованные груди, с поднятыми к небу руками. Всё ясно — это «Фемен».

Savourant ce matin de mai, ces nuages blancs duveteux glissants sur le ciel bleu, je me promenais dans la rue, quand tout à coup j'entendis des bruits étranges et des voix furieuses. Des policiers dans leur lourd uniforme, frappant l'asphalte de leurs semelles métalliques couraient en direction de la statue de Jeanne d'Arc. « Encore une manifestation de droite ou de gauche » — me suis-je dit, et, sans trop savoir pourquoi, je me suis mis à les suivre.


La première chose qui surgit brusquement devant mes yeux était cette foule sombre entassée dans la petite place sous des bannières énormes, criant violemment des paroles impubliables, menaçant quelqu'un situé en haut. Du toit du bâtiment contigu avec l'hôtel Regina pendait un tissu rouge énorme avec dessus les mots «Sextermination for nazis» и «Neofeminism is watсhing you» et des dessins de filles à moitié nues en couronnes de fleurs ukrainiennes. Au-dessus de l'affiche les filles elles-mêmes exposaient fièrement leurs seins, les mains levées vers ciel. Tout s'explique : ce sont les « Femen ».


dsc_0231

Photo: Ogoulbibi Marias


Раньше скандально прославленных украинских девиц мне доводилось видеть только по телевизору. Честно говоря, мне никогда не были понятны их идеи. И я особо не задумывалась над ними и не вникала. Некоторые мои подруги-француженки с восторгом обсуждали их акции и пытались мне втолковать, мол, это героизм, девушки политически ангажированы и защищают права женщин всего мира. Только я никак не могла проследить последовательность в их идеологии и в действиях, и не могла понять, почему они устраивают свои провокации по совершенно разным поводам и в местах, где это все-таки не так уж сложно делать...


Auparavant je n'avais vu ces jeunes filles ukrainiennes s'étant faites scandaleusement connaître qu'à la télévision. A vrai dire, je n'ai jamais compris leurs idées. Et je n'y ai jamais particulièrement réfléchi. Certaines de mes amies françaises parlaient avec admiration des actions de ces filles et essayaient de me faire comprendre à quel point c'est héroïque, que ces filles sont politiquement engagées et défendent les droits des femmes du monde entier. Seulement je ne voyais pas de cohérence dans leur idéologie et dans leurs actions et ne pouvais pas comprendre, pourquoi elles organisent leurs provocations pour des raisons entièrement différentes et à des endroits où il n'est pas si difficile de le faire...


dsc_0237

Photo: Ogoulbibi Marias


Этим утром я решила не судить «Фемен», ни тех, против кого они влезли под крышу отеля, чтоб сорвать митинг. Огромные плакаты: «Jeunesses nationalistes», «Royalistes de l'Action française», «Renouveau français», указывают на то, что это собрание ультраправых. Негодование и ярость собравшихся мне тоже неясна — почему их так задевает плакат против нацизма, если они себя таковыми не считают?

Толпа яростно скандирует лозунги: «Фемен — на Украину!», «Фемен — на мясобойню!», «Фемен — в ГУЛАГ!», «Коммунисты прочь из Франции!», один выкрикнул «В Аушвиц!», далее идет нецензурная брань и угрозы.

Полицейские с щитами и дубинками устроили перед отелем «стену», вторую «стену» образовали крепкие бритоголовые мужчины в черном. Время от времени негодующие пытаются прорвать оба барьера, после чего полицейские распыляют оранжевую жидкость на площадь. Наконец, подъезжает пожарная машина. Сзади меня раздается по-русски: «Ой, наших девочек пожарники будут снимать!». С другой стороны пожилые француженки возмущаются: «За наши деньги их пожарники снимают! Нельзя их спустить через отель?!»

Ce matin j'ai décidé de ne pas juger les « Femen », ni ceux contre qui elles sont grimpées sous le toit de l'hôtel. Les affiches énormes : «Jeunesses nationalistes», «Royalistes de l'Action française», «Renouveau français» indiquent qu'il s'agit d'un rassemblement d'extrême-droite. L'indignation et la fureur des rassemblés ne sont pas clairs pour moi — pourquoi l'affiche contre le nazisme les touche, s'ils ne se considèrent pas comme tels ?


La foule scande violemment les slogans : « Qu'elles retournent en Ukraine! », « A l'abattoir ! », « Au goulag ! », « Hors de la France, communistes! », quelqu'un a même crié « A Auschwitz! » ; suivirent des menaces et autres obscénités.

Les policiers ont formé avec leurs boucliers et matraques un mur devant l'hôtel, un autre fut formé par de solides crânes-rasés en noir. De temps en temps des indignés tentaient de franchir les deux barrières, après quoi la police aspergeait la place avec du liquide orange. Enfin, un camion de pompiers arriva. Derrière moi j'entendis en russe : « Les pompiers vont déloger nos filles !». De l'autre côté des françaises d'âge mûr s'exclamaient : « C'est l'argent du contribuable qui est dépensé une fois de plus! Ne peuvent-ils pas les faire descendre par l'hôtel ? »


dsc_0398

Photo: Ogoulbibi Marias


«Наши девочки» тем временем пытаются защитить свое полотно, которое у них тянут со стороны и вскоре отнимают. Затем пожарники поднимаются по блестящей лестнице и начинают спускать украинских девушек по одной. Феменовки, спускаясь без страха и упрека, продолжают играть свою роль спокойно, и с улыбкой посылают воздушные поцелуи разъяренной толпе, похожей на хищников, запертых в клетке, выплевывающей угрозы и ругательства. Пока наблюдаю за происходящим в тени под памятником, за моей спиной кто-то зычным голосом выкрикивает:«Фемен — в концлагерь!» Оглядываюсь — молодая миловидная девушка, держа в руках флаг, с улыбкой повторяет свой лозунг. Когда всех украинских девушек снимают по лестнице и мгновенно прячут в недрах полицейской массы, женщина с пирсингом в носу вдруг говорит: «А зачем мы обращаем на них внимание? Могли бы уже начать митинг...»

Pendant ce temps « nos filles » essaient de protéger leur toile, finalement retirée peu après. Alors les pompiers montent sur leur échelle brillante et commencent à descendre les filles ukrainiennes une par une. Les Femen, descendant sans crainte, continuent à jouer leur rôle tranquillement et envoient en souriant des baisers aériens à la foule furieuse, ressemblant à des prédateurs en cage proférant des menaces et insultes. Pendant que j'observais la scène dans l'ombre sous la statue, j'entends dans mon dos : « Les Femen aux camps de concentration! » Je regarde derrière moi — une jolie jeune fille, un drapeau dans les mains, répète son slogan avec le sourire. Une fois toutes les filles ukrainiennes enlevées et instantanément cachées dans la masse de policière, une femme avec un piercing dans le nez dit soudainement : « Et pourquoi nous leur prêtons attention? On aurait déjà pu commencer le meeting... ».


dsc_0371

Photo: Ogoulbibi Marias


Наконец, когда пожарная машина отъезжает, место перед отелем пустеет, большинство полицейских разбредается в разные стороны, ультраправые активисты начинают свое ежегодное собрание. Хотя случившееся еще будоражит их умы. И со сцены продолжают доноситься угрозы: «Мы не говорим Фемену прощай, мы говорим им до свидания...», «Это не русские и украинские женщины. Русские женщины те, кто посылал своих сыновей в Чечню бороться с терроризмом», «Это не женщины — это куски мяса, купленные американскими финансистами» и т.д.


Enfin, une fois le camion de pompiers parti, la foule et les policiers se dispersent, et les activistes d'extrême-droite commencent leur réunion annuelle. Même si l'apparition des Femen continue à exciter les esprits.  On entend encore des menaces : « Nous ne disons pas adieu aux Femen, mais au revoir », « Ce ne sont pas des femmes russes et ukrainiennes. Les femmes russes sont ceux qui ont envoyé leur fils en Tchétchénie pour lutter avec le terrorisme », « Ce ne sont pas des femmes mais des bouts de viande achetés par les financiers américains », etc.


dsc_0261

Photo: Ogoulbibi Marias


А я смотрю на Жанну д'Арк и думаю: «Об этом ли она мечтала, спасая свою страну? Была бы она рада, узнав, что её имя используют все, кому не лень, для исторжения ненависти и агрессии из глубин человеческих душ?»


Et moi je contemple Jeanne d'Arc et me demande : « Est-ce cela dont elle rêvait en sauvant son pays ? Serait-elle heureuse en apprenant que son nom est utilisé par ceux qui tirent la haine et l'agression de la profondeur des âmes humaines ? »


dsc_0298

Photo: Ogoulbibi Marias


По голубому небу продолжают плыть белые облака, с недоумением взирая на суету вокруг блестящей бронзовой «всадницы» со знаменем в руке и взглядом, устремленным в вечность...

Sur le ciel bleu les nuages blancs continuent à flotter, abasourdis par le remue-ménage autour de la cavalière de bronze, bannière en main et regard plongé dans l'éternité...

23 комментария

  1. Людмила:

    Спасибо,мне очень понравилось.

  2. Kadet:

    Браво, Огульбиби! Блестящий живой репортаж с места события! Побольше бы таких таланливых очевидцев «Русскому Очевидцу»! Есть все нужные элементы: и великолепный легкий язык, и фактура, и авторское, очень спокойное, но глубокое отношение...

  3. Наке.:

    Гуля, привет! Молодец. Действительно, так может писать и проявлять чувства только женщина, парижанка. В статье искренняя боль и недоумение от того, как сложно понять ту часть человечества, которую именуют слабым полом. Какой же он слабый? Скорее — сытный, довольный, без царя в голове... Интересно, какими они будут лет эдак через 20-30??? Так и будут бегать неглиже или ?

  4. Арвид:

    Удачный репортаж

  5. NatHD:

    Присоединяюсь — браво и спасибо! Очень разделяю точку зрения автора.

  6. Ангелина Федорова:

    Огулбибишка, я с тобой, просто побывала там. Толпы, лозунги,демонстрации — бравада и брызги молодости в поисках себя.

  7. Ruslan:

    Гуля, привет! Очень хороший материал. Наверное, именно так надо освещать события. Не ангажированно никем. Конечно, не с точки зрения облаков, но по крайней мере с высоты статуи Жанны. Возвышаясь над толпой, но слыша ее разноголосицу. А с высоты всегда лучше видно.

  8. Наталья:

    здравствуйте, прошу меня извинить, но мне не понравилось...не могу объяснить почему... \\\"живой, острый язык\\\", интересная статья, все вроде бы классно...а вот душу как то не греет...

  9. Бам:

    Ужас, девочки, ужас!

  10. Tanya:

    А зачем их вообще снимали, да ещё пожарники? То же мне демократия! Скорей бы уже в Америку приехали, правда на них бы не обратили такого внимания, как в Европе. Стояли бы себе наверху. Кому они мешают? Никому!

  11. ВВП:

    Гуля, а ты не записала на видео на своём мобильнике несколько сцен с места событий?

  12. Dina A.:

    Статья действительно написана ярким живым языком. Читала и словно смотрела ролик или сама была там. Я даже услышала топот сапог или ботинок. Настолько говорящая статья. Такой и должен быть репортаж с места события. Подобные репортажи, уверена, используются как учебное пособие на уроках журналистского мастерства.

  13. Сергей:

    Такое аморальное поведение свойственно недалёким людям. Лично мне кажется что за этим стоит гораздо более могущественная сила нежели просто соображения этих ничтожных, портящих и оскверняющих саму суть женской натуры девиц. Иногда я жалею что мне не могу воочию лицезреть этот ужас, иначе бы не взирая на их пол сломал бы им лица. И я призываю людей отвечать на такие выходки аналогичным образом.

  14. akva:

    Жутковато звучит калька с французского «casser la figure»...

  15. Анна:

    Да все высказывание целиком, прямо скажем, звучит жутковато.

  16. Alena - Анне:

    Вероятно, вам больше по вкусу пришлось бы высказывание о «креативности борцов за свободы».

  17. Анна:

    Alena, вероятно. Или, вероятно, то, которое не предполагает насилия. Очень много вероятных высказываний, которые могли бы мне понравиться.

  18. Alena - Анне:

    А разве не «насилие» над чувствами некоторых «ретроградов» обнажиться по пояс и покривляться в соборе, на месте самоубийства человека? И не заслуживает ли подобное оскорбление, в старинном понимании этого слова, старинного же метода защиты чести — пощёчины, скажем? Которая в наше время тоже приравнивается к «насилию»?

  19. Анна:

    О покойных, конечно, либо хорошо, либо никак. Но самоубийство в церкви — за гранью моего понимания. Из истории известно, что убийство в храме вообще не представлялось возможным. Поэтому люди, опасавшиеся за свою жизнь, прятались под сводами церкви, и их враги не могли до них добраться, не смели. А если все же убийство в храмовых стенах происходило — собор переосвящали. У меня нет никаких сомнений в святости собора Нотр Дам, но самоубийство по причине разрешения однополых браков — уж явно не меньший вызов обществу, чем публичное обнажение груди. При желании, и в одном, и в другом случае можно найти массу подтекстов и символов. Это такая странная борьба двух мировоззрений, говорящая языком культуры постмодерна.

    Мне кажется, не стоит массово оскорбляться чьими-то действиями и искать того, кого можно отхлестать по щекам. И уж тем более не стоит принимать публичные акции ближе к сердцу, чем личное оскорбление

  20. Alena - Анне:

    Пожалуй, стоит вообще не обращать внимания:кому хочется в церкви застрелиться, кому обнажиться, кому спеть, кому крест спилить."Сейчас каждый имеет своё право!" Главное, чтоб всем всё разрешили.Ну так разрешите и высказать своё мнение тем, кому хочется его высказать именно так, а не иначе. Я не думаю, чтобы у вас возникли бы претензии, если пожелание надавать «по мордам» было высказано по отношению к противникам однополых браков и сторонников секса без границ. Вы главное собственных детей (если у вас они будут) не преминьте как можно раньше обогатить сознанием того, что они могут сменить пол по желанию, как перчатки, вести себя как угодно где попало и сочетаться браком с кем и чем придётся. Всего вам наилучшего в выбранном направлении. Не трудитесь отвечать. Пишите в «Новую газету».

  21. Анна:

    Не стоит утрировать мои слова: я сказала ровно то, что хотела сказать. У меня всегда возникают претензии, когда предлагается «надавать по мордам» кому бы то ни было. Это, равно как и взаимные претензии, мешает людям услышать друг друга. Мне кажется, именно это стремление — услышать и понять другого человека — стоит воспитывать в детях. Извините, что все же ответила, просто очень хотелось, чтобы вы меня услышали.

  22. Анна:

    Да, отлично получилось: претензии есть, но претензии — это плохо. Есть еще над чем работать, значит :)

  23. natalia:

    Зачем эти девицы пошли хулиганить в Нотр Дам и стучать по колоколам. После этого я их никак не могу уважать и принимать в серьез их требования.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)
 

По теме