Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
понедельник, 16 июля 2018
понедельник, 16 июля 2018

Грозит ли Франции ислам?

Андрей ЛЕОНИДОВ0:26, 3 марта 2011ПолитикаРаспечатать

В условиях нарастания арабской революционной войны президент Николя Саркози видит в проблеме ислама во Франции один из своих главных приоритетов.

130-36amelie-dupont

Главная мечеть Парижа ©Paris Tourist Office, A.Dupont

«Мы заплатили слишком высокую цену за свою близорукость в отношении иммиграции в 1980-е годы, — заявил глава государства. — Тогда это была запретная тема. Аналогичная картина складывается сегодня с исламом и со светским характером нашего общества».

Отныне Николя Саркози хочет установить «рамки» для этой религии, зафиксировать для нее определенные «правила игры». Они, в частности, коснутся вопроса об уличных молитвах. Во Франции, по его словам, такие явления недопустимы.

«Мы не хотим показного отправления религиозных обрядов на французских улицах, — сказал президент. — Мы против попыток обращения в свою веру на территории Франции. Мы не будем менять свой образ жизни, отказываться от равенства между мужчиной и женщиной. Мы светское государство».

Президент резко ужесточил свою позицию в том, что касается проблем иммиграции. Ранее вслед за немецким канцлером и британским премьером он признал провал модели мультикультурализма. Николя Саркози в недавнем телеинтервью заявил, что существующая во Франции система интеграции потерпела неудачу.

Теперь он взял на прицел ислам, который во Франции исповедует до 10 процентов населения. Это связано с радикализацией мусульман под несомненным влиянием потрясений в арабском мире. По данным спецслужб, в некоторых мечетях во время службы усиливаются резкие выпады против французских властей.

«Имамы и другие религиозные деятели предупреждали меня о том, что скоро они не смогут больше сдерживать свою паству», — рассказывал недавно на встрече депутатов правящей партии Союз за народное движение (СНД) Жак Жеро, директор кабинета министра обороны, который в прошлом был префектом региона Рона — Альпы.

Глава СНД Жан-Франуса Копе только что обсудил с Николя Саркози разработку новой национальной стратегии в отношении ислама. Этим займутся партийные боссы и правые депутаты на своей встрече, которая состоится в начале апреля. В ее повестке дня: количество мечетей и других мест культа во Франции, подготовка имамов, содержание проповедей и язык, на котором они ведутся, финансирование исламских организаций.

«Предстоит определиться с тем, в какой мере отправление мусульманского культа совместимо с республиканскими законами», — подчеркивает Жан-Франсуа Копе. Власти предпочли бы договориться «мирным путем» с мусульманскими общинами, а не прибегать к принятию запретных законов или карательных мер.

Оппозиция обвиняет Николя Саркози в том, что он решил заработать очки на «выигрышной» теме ужесточения подхода к иммиграции и, соответственно, ислама. Для этого он берет на вооружение тезисы ультраправых. Надо признать, что первой против уличных молитв выступила лидер Национального фронта Марин Ле Пен, назвав их «оккупацией». В начале нынешнего года газета «Монд» обнародовала данные другого зондажа: 42 процента французов рассматривают как «угрозу» мусульманскую общину в стране, насчитывающую 5 — 6 миллионов человек.

Если верить последнему опросу Института общественного мнения ИФОП, в первом туре президентских выборов вероятному кандидату социалистов Доминику Стросс-Канну отдадут голоса 26 процентов электората, Николя Саркози — 23 процента, тогда как Марин Ле Пен — 19 процентов. Такой расклад сил напоминает президентские выборы 2002 года, когда в первом туре тогдашний вождь Национального фронта Жан-Мари Ле Пен обошел социалиста Лионеля Жоспена и вышел во второй раунд.

По мнению некоторых аналитиков, беспрецедентное падение популярности Николя Саркози может привести к тому, что правые предпочтут идти на выборы с другим кандидатом. В числе возможных претендентов — премьер-министр Франсуа Фийон, министр иностранных дел Ален Жюппе и бывший глава правительства Доминик де Вильпен.



8 комментариев

  1. Bear:

    Проблема современного ислама для современной Европы в том, что он, как любят подчеркивать его приверженцы, не просто вероисповедание, но стиль жизни. Христианство прошло эту сдадию несколько столетий назад. Ислам моложе. А что такое стиль жизни? Это и весь комплекс законов, которым подчиняется человек, и требования к одежде, и к еде и т.п. Но если пища — это ваше личное дело (как и в иудаизме), то одежда – публичный элемент, и французское общество уже столкнулось с проблемой одежды мусульманок. Но это как бы формальная сторона дела. Хуже всего с законами. Если человек соблюдает законы шариата (и уж, тем более, если они действуют в каком-то микросообществе), то они входят в противоречие со светскими законами страны пребывания. Теория мультикультурализма предполагала, что приезжие будут лояльно принимать для себя законы принимающей страны, постепенно интегрируясь в сообщество, а не воспроизводя то, от которого уехали. А какому Б-гу они молятся – это их личное дело. Но с исламом вышло иначе: его приверженцы стали привозить его законы на территорию, подчиняющуюся иной законодательно системе. Вот на этом уровне и конфликт.

  2. Anya:

    Жюппе теперь министр иностранных дел...

  3. Elena:

    От редакции Анне.

    Да, конечно, спасибо за ремарку. Исправим.

  4. Арвид:

    Bear не совсем точен, определяя мультикультурализм, который есть на самом деле более опасная вещь, по моему разумению. Википедия определяет мультикультурализм более адекватно, в частности, цитирую «Мультикультурализм противопоставляется концепции «плавильного котла» (англ. melting pot), где предполагается слияние всех культур в одну.»

  5. Bear:

    Дорогой Арвид,

    я буду Вам чрезвычайно признателен, если Вы покажете мне, где я «определял мультикультурализм». Я лишь описывал одну из иллюзий, которая основывалась на этой политконцепции. В реальности не «сработали» ни теории плавильного котла (версии от «советского народа» в СССР до единого народа в Израиле, где объединились в совместном проживании группы евреев от ашкенази до фалашей, и от сефардов до бухарских евреев), ни теории мультикультурализма, предусматривавшие совместное уважительное сосуществование представителей разных культурно-конфессиональных групп. Точнее, сосуществование есть (правда, конфликтное); вот только взаимоуважения нет.

  6. Конкурент:

    По формальному признаку, верное замечание уважаемого Арвида. Но придирчивая дискуссия о мультикультурализме может увести в слишком буквоедский уклон. Биар в других своих постах тоже порой грешил педантизмом.

    А по сути, думаю, что отказ от «плавильного тигля» означал отступление от требования полной ассимиляции, затрагивавшего, к слову, не только арабов, но и другие этно-религиозные массивы (русских, евреев и пр.), но отнюдь не означал отхода от необходимости глубокой юридической и практической интеграции в принимающую страну — при разумно приемлемом сохранении культурно-конфессиональных особенностей. Так вот о мультикультурной интеграции, по-моему, Биар справедливо и говорит. (Хотя он в моем адвокатстве вовсе и не нуждается. Ему и так палец в рот не клади. :)

    Но, между прочим, и сама концепция «сплавления воедино» не так уж идеальна и даже довольно коварна: ведь переплавляются не только вновь прибывшие, но и аборигены. И получается что-то вовсе новое. Всем ли коренным жителям по вкусу такая металлургическая смена собственной кожи?

    Не всегда понятно, зачем люди едут из Марокко во Францию, если после переезда они всячески стремятся воссоздать здесь то, от чего уехали. Ведь вполне очевидно, что импорт Магриба во Францию будет означать и импорт магрибской нищеты и убогости. Разве этого хотят ближневосточные иммигранты?

    Давайте честно посмотрим на вещи: большинство из них едет сюда, по-видимому, не за идеалами свободы и равенства (а уж брататься-то и совсем вряд ли), а именно за уровнем жизни. Так зачем же его своими руками рушить?

    Именно из этих соображений более старые иммигранты из бедных стран, уже вкусившие благосостояния, порой очень сдержанно относятся к неотесанным последующим волнам. (Что-то это напоминает родное, эмигрантское, не правда ли? :)

    Так вот, на мой взгляд, в мультикультуризме важна мера, как и во всем – иначе начинается злоупотребление (как бывает, например, с алкоголем :)). Да вот этой меры очень многим и не дано природой. А значит и крайности и беды почти неизбежны.

    Но все же лучше поликультурная интеграция нежели мультикультурная ассимиляция и, тем более, монокультурная ксенофобия. И уж совсем не по-людски — инокультурная оккупация.

    Больно заковыристо получилось, но есть, кому меня поправить.

  7. Bear:

    Хм... котелок тушеных в пиве пальцев оппонентов, которые мне положили в рот, да еще со стаканом красного вина... В этом что-то есть.

    А если серьезно, то я полностю согласен с Вами, уважаемый Конкурент. Но при этом настаиваю на своей первой позиции, при всем моем «грехе педантизма», как Вы изящно выразились (хотя он, вроде бы и не относится к «смертным» грехам), и Вы прекрасно поняли, о чем я говорил. Привожу Ваши слова: «о мультикультурной интеграции, по-моему, Биар справедливо и говорит». Это именно сокращенная форма моего утверждения: «Теория мультикультурализма предполагала, что приезжие будут лояльно принимать для себя законы принимающей страны, постепенно интегрируясь в сообщество, а не воспроизводя то, от которого уехали».

    Поясняю. В теории мультикультурализма три основные позиции: а) приезжие соблюдают законы принимающей стороны; б) они максимально сохраняют свою самобытность, естественно, в той мере, в которой она не противоречит этим законам; в) они интегрируются в сообщество, которое их принимает, становясь его органичным и полезным элементом, сосуществующим как с культурой титульной нации, так и с другими аналогичными группами.

    Как видим, здесь не идет речь ни о воспроизводстве покинутого сообщества (обычно, восточного) уже в силу того, что его законы, как правило противоречат законам принимающей стороны; ни о плавильном котле. Так что я отнюдь не противоречил концепции даже по формальным признакам. А просто говорил о той ее стороне, которая потерпела крах.

    Причем нельзя сказать, что она абсолютно беспочвенна. Существует множество иммиграционных сообществ, которые вполне ей удовлетворяют (не будем брать чисто европейские диаспоры, которые близки по сути к французской – португальскую, испансккую, итальянскую, немецкую и т.п. Вы о них вообще ничего не слышите, хотя они есть). На границе этого мира стоят две диаспоры – армянская и еврейская. Но вряд ли кто-нибудь имеет их ввиду, говоря, что провалилась теория мультикультурализма. Из восточных диаспор не вызывают проблем, скажем, эфиопская (немного, волею судеб, ее знаю) и индийская. Последняя вообще рекорд поставила, определенным образом на базе единого культурного поля «поглотив» две иноконфессиональные группы, да так, что они тоже не составляют проблем для французов: пакистанскую (мусульманскую) и сикхскую. Никаких проблем для французского общества не создавала (не смотря на свою крайнюю многочисленность) китайско-вьетнамская группа диаспор – они как раз вполне вписываются в теорию мультикультурализма. Напряжение с китайской возникло лишь в последнее десятилетие, когда поехали лица из социалистического Китая. Но это напряжение (характерное, кстати, для большинства европейских стран) иного рода. Оно, в первую очередь, экономическое: соблюдая все законы стран пребывания, новая диаспора начала вытеснять из традиционных экономических ниш другие группы, в том числе и титульных наций. Но это уже проблемы не мультикультурализма, а мондиализации.

    Итак, совершенно очевидно, что напряжение начали создавать различные группы, связанные с исламом (во Франции, в первую очередь, арабская; в Германии – турецкая). Что, они хуже других? Нет, конечно. Проблема в том этапе развития, которую сейчас переживает одна из мировых религий, – ислам, – этапе активности и нетерпимости. Все остальное сюда примешивается.

    Текст получился большой, поэтому заканчиваю. Думаю, что могут оказаться желающие назвать другие причины (а их есть, как говорили в Одессе); тогда я покажу, как они примещиваются; и нищета, о которой справедливо говорит уважаемый Конкурент, одно из логичных и следствий, и причин.

  8. Светлана. Москва:

    Жаль, что мир в Исламе видит только внешнюю сторону, оболочку. Сколько имен дала эта религия цивилизации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)