Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
воскресенье, 17 декабря 2017
воскресенье, 17 декабря 2017

Лаицизм в действии

Армен Баласанян0:20, 4 декабря 2017ПолитикаРаспечатать

В преддверии рождественских праздников, когда на Елисейских полях включили праздничную иллюминацию, а витрины магазинов сказочно преобразились, привлекая покупателей – вновь затронут вопрос о лаицизме.

Фото Бориса Гесселя

Термин, получивший широкое распространение после принятия закона о разделении церквей и государства 1905 года, означает движение за освобождение общества от влияния религии и создание светского государства.

Светскость здесь заключается в том, что Республика гарантирует свободу религии, свободу верить или не верить, но не признает, не оплачивает и не субсидирует никакой религии. Для этого необходимо, чтобы государство было в религиозном плане нейтральным и отделено от религии.

Закон, принятый в католическом государстве и ставший символом Республики, продолжает действовать и в многоконфессиональном обществе, позволяя жить в обстановке свободы, согласия и религиозной терпимости.

По данным статистического института INSEE более 50% французов называют себя католиками, 8% − мусульмане, 2% − протестанты, по 1% − православные, иудеи, буддисты. То есть, в процентном отношении Франция остается католической страной, где отмечаются как светские так и религиозные праздники католиков, но нет государственных исламских праздников, хотя конфессия ислама является второй по численности и имеет тенденцию к увеличению при общем сокращении верующих.

По закону внешние проявления религиозности, демонстрация религиозной символики в публичных местах запрещены. На основании этого общественная организация «Национальная федерация свободной мысли», объединяющая в своих рядах атеистов и антиклерикально настроенных граждан, три года назад инициировала рассмотрение в суде право устанавливать в канун Рождества традиционные рождественские вертепы.

Решение Высшего административного суда – наложить запрет на вертепы, изображающие Рождество Христово, если они устроены в общественных зданиях, поскольку тем самым нарушается законодательство и светские принципы государства.

Такие сценки и другая рождественская символика допустима, только если не содержит религиозного содержания и контекста, а проводится в культурных, художественных или праздничных целях.

Хотя обсуждаемые инсталляции уже давно утрачивают свое религиозное содержание и служат в общественных местах декоративным элементом праздника Рождества.

Запланированный снос католических церквей, многие из которых построены несколько веков назад, также связаны с законом 1905 года, когда парламент передал кафедральные соборы в собственность государства, приходские церкви – общинам.

Республика не выделяет субсидий на сохранение храмовых сооружений, церковь не может столько заработать. Затраты на восстановление превышают стоимость сноса, поэтому принимается решение о сносе.

Так было с церковью Сен-Жак 1876 года постройки, разрушенной в Абвиле ( Abbeville). На месте храма разбили сквер. В XV округе Парижа снесена церковь Святой Риты, где можно было помолиться о животных или прийти туда со своим питомцем.  За последние пятнадцать лет во Франции был снесён 31 храм.

Газета La Croix приводит цифру: с 1905 года было уничтожено 277 католических храмов.

Храм может быть разрушен или продан, если духовенство не оплачивает аренду помещений культа.

Муниципалитет, ввиду отсутствия арендаторов католических храмов, может передавать их в аренду под мечети.

Более 30 лет арендуется мусульманской общиной города Клермон-Ферран  церковь Святого Иосифа, христианские символы сохранены, но они закрыты новыми украшениями.

Есть даже решение административного суда о прекращении колокольного звона в местечке Буассет (Boissettes). Суд счел, что закон о светском государстве делает структуру имуществом муниципалитета, а использование колоколов имеет религиозную природу.

После ноябрьского решения госсовета демонтировать в течение ближайших шести месяцев крест на памятнике Папе Римскому Иоанну Павлу II в Плоэрмеле (Ploërmel), мероприятия в стиле лаицизма все больше становятся похожими на борьбу с христианской символикой (чтобы снизить напряженность в отношениях с французскими мусульманами).

Споры вокруг христианских символов и знаков начались после волны протестов на запрет ношения одежды, скрывающей всю фигуру и лицо в общественных местах – закон «полной вуали».

В этом году подготовка к Рождеству совпала со столкновениями жителей Клиши-ла-Гаренн с мусульманской общиной.

Горожане, исповедующие ислам, стали проводить намазы на улице в знак протеста на закрытие мечети, что спровоцировало недовольство другой части проживающих – ведь общественное пространство было отдано под религиозный обряд.

Демонстрацию против уличных намазов в начале ноября возглавил мэр города Реми Музео. В ответ на молитвы мусульман демонстранты исполняли Марсельезу. Назревавший конфликт удалось предотвратить силами полиции.

Министр внутренних дел Жерар Коломб заявил, что власти не позволят нарушать принцип светскости – молиться на улицах, но признал необходимость в возведении мечетей для проведения молитв. Сейчас в республике действует 2200 мечетей, а католическая церковь объединяет 18 844 приходов.

Но стоит ли искать объяснение в противопоставлении религий?

Еще не забыта акция FEMEN в соборе Парижской Богоматери, когда полуобнаженные активистки женского движения проникли в неф собора и били палками по колоколам. Суд, правда, вынес FEMEN оправдательный приговор − их вину в порче соборного колокола установить не удалось.

А вот сотрудники службы охраны собора, выставившие феминисток из храма, за неоправданно жесткие действия были приговорены к денежным штрафам.

Общество, политическая элита восприняли выходку FEMEN единодушным осуждением. Манюэль Вальс заявил тогда, что «потрясен» произошедшим.

14 ноября 2017 г мэр столицы Анн Идальго принимала в мэрии руководителя FEMEN France Инну Шевченко для вручения ей Международной премии лаицизма 2017 (Prix International de la laïcité 2017). А ведь когда-то Идальго заявляла, что не разделяет методов этого движения. В своем выступлении Шевченко заверила, что и дальше будет «изменять мир, не спрашивая разрешения». На вручении присутствовал экс-премьер М.Вальс.

Стоит задуматься, нет ли элемента фанатизма в применении сегодня закона 1905 года, когда религия становится частью культурного наследия нации, а не религиозной культурой. Вынося решения на основании принципа светскости о снятии крестов, ставится под сомнение сохранение предметов духовной культуры.

Значительная часть населения понимает, что ценности, в том числе церкви, атрибуты религиозной символики надо защищать.

Так, в г. Плоэрмель организовано движение за сохранение креста у памятника Папе Иоанну Павлу II. В социальных сетях прошел флешмоб с хештегом #MontreTaCroix («Покажи свой крест»).

«Хватит стыдиться своей идентичности! Мы призываем французов к единой борьбе за сохранение памятника в его изначальном виде!»  —  заявила активистка движения «Не трогай мой крест», которое организовало также митинг в городе. В порыве толерантности нельзя допустить, чтобы навсегда ушли рождественские вертепы, пряничные домики, елочные игрушки и праздничные песнопения.

Материалы по теме:

Уличные молитвы : что если мы все будем делать, что нам вздумается?

 

Во французском интернете появились две петиции

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)