Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
суббота, 15 декабря 2018
суббота, 15 декабря 2018

Налоговый исход

Кира САПГИР12:22, 24 июня 2012ПолитикаРаспечатать


Франсуа Олланд получил почти беспримерную полноту власти и одновременно всю ответственность. Теперь для нового правителя пришла пора без промедления, засучив рукава, браться за дело. И в первую очередь показать своим сторонникам, каково реальное положение дел в стране, в частности, состояние государственных финансов. А противникам президент должен объяснить, каким образом справиться с госдолгом, дать французам работу и обеспечить экономический рост.


img_9568-001

Ф.Олланд на перроне Елисейского дворца


Одной из приоритетных финансовых мер, предложенных Франсуа Олландом в его предвыборной программе, стало увеличение подоходного налога до 75% для тех, чей доход превышает 1 млн. евро в год. И не успел французский президент ступить на мексиканскую землю в дни саммита Большой двадцатки, как премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон бросил ему под ноги мини-бомбу, тут же заявив, что Британия готова принять всех состоятельных людей, «угнетаемых новой французской политикой». Если предприятие не может или не хочет платить налоги государству, которое-де его обирает, оно имеет право перебраться в другую страну, напомнил английский премьер. «Английское правительство умерило поборы и тем самым укрепило английское производство», — объявил на мексиканском саммите Д. Кэмерон. И добавил: «И когда Франция введет 75% налог, мы примем у себя французские предприятия, которые будут платить свои налоги в Великобритании, прямо-таки красную ковровую дорожку им расстелем».


Франсуа Олланд сердится

Подобный прагматизм, если не сказать цинизм, не мог не вызвать раздражения у французской стороны. Ведь якобы «шутливое» приглашение английского премьера — не что иное, как подстрекательство к физической и юридической миграции.

То есть, с точки зрения сэра Кэмерона, французам не следует быть патриотами своей страны, не стоит заботиться о ее благополучии; а вместо всего этого они должны заботиться лишь о сохранности своего кошелька, сбросив с плеч всякую ответственность и заботу о всеобщем благе.

«За свои слова надо отвечать. Я обещал ввести этот налог и это будет сделано, — сухо парировал раздосадованный Олланд выпад Кэмерона на пресс-конференции. — А по поводу фискальных политик, то у нас еще будет возможность сравнить их результаты». «Тем более, — напомнил Ф. Олланд, — что в налоговой реформе социалистов предусмотрены меры по стимуляции инвестиций и инноваций для предприятий».

В это время к стычке на высшем уровне присоединился французский министр труда, социалист Мишель Сапен. Известно, что этот экономист, главный советник нового президента по экономическим вопросам, отвечавший за выработку экономической программы предвыборной кампании Олланда, был главным инициатором проекта «сверхналога для сверхбогатых». И в ответ на неуклюжий спич Кэмерона Сапен ответил натужной шуткой: «Непонятно, как Британия может раскатать красную дорожку через Ла Манш, не подмочив ее».

На самом деле, в каждой шутке есть доля истины. Выступление английского премьера было, что и говорить, откровенно циничным — мол, милости просим вас, господа богатенькие, и в особенности ваши денежки, к нам, в туманный, но добротный Альбион, где солидному капиталу легче дышится, а бремя налогов не ломает хребет.

Дэвид Кэмерон — консерватор до мозга костей и оттого в своих высказываниях с позиций консерватора-либерала предельно категоричен. Главным образом Кэмерон критикует социалистов за то, что те поощряют систему государственных вливаний в ущерб свободному предпринимательству.

«Лучше пусть французские предприятия, которые приживутся у нас в Англии, помогают своими денежками нам, англичанам, и нашим деткам», — заявил в открытую Кэмерон на саммите двадцатки. И тем самым, по мнению Сапена, английский премьер «выдал себя с головой»: ведь ясно, что подобная предельная откровенность фактически напрямую направлена против социалистов и их сегодняшней политики.

Нельзя сказать, что до прихода французских социалистов к власти отношения Парижа с Лондоном были такими уж безоблачными. Они испортились еще во времена президентства Николя Саркози, которого тот же Кэмерон обвинял в прожектерстве. Однако, как отмечают эксперты, у нового социалистического руководства Франции поводов для конфликтных ситуаций с британскими консерваторами куда больше, чем у правого правительства Саркози.

При этом законопроект французских социалистов увеличить налоговое бремя для ряда категорий физических лиц, а также крупных предприятий вызывает критику и в самой Франции. Ведь, кроме всего прочего, власти предложили ввести 3% налог на дивиденды, что может вызвать отток капитала в иностранные банки.

«Это может привести к тому, что французские компании станут менее привлекательны для частных инвесторов», — заявила глава Объединения глав предприятий Франции (Medef) Лоранс Паризо. Тем самым лидер французского бизнес-сообщества предостерегает от попыток «превратить Францию в анклав, оторванный от реалий мирового рынка».


«Нормальный» президент

Вся предвыборная кампания Олланда с его лозунгом «Перемены — это сейчас» косвенно основывалась на критике Саркози. При этом будущий президент завуалированно предложил Франции не столько и не только проект программы, но и имидж нового типа: «нормальный» президент — Олланд — против перевозбужденного правого популиста Саркози с его пресловутым законотворческим зудом. Вспоминается, как, узнав из СМИ, что некий псих убил медсестру в больнице, Саркози тут же принялся сочинять законопроект: мол, нельзя психам медсестер убивать... С последствиями этого «зуда» указами так сразу не справиться. Олланд не может сразу все поменять, поставить с головы на ноги, отменить росчерком пера все мертворожденные законы. Чем бесконечно издавать новые законы, считает он, уж лучше увеличить число судебных клерков.

А пока что Филипп Доминати, председатель комиссии Сената по утечке капиталов, дает сигнал тревоги: налоговая миграция уже обходится государству ежегодно в 51 миллиард евро. И хотя подобный отток — вина в первую очередь крупных бизнес-предприятий, перед комиссией Сената предстали два теннисных чемпиона: Ги Форже и Яник Ноа. «Почему они, как, впрочем, многие другие французские знаменитости, платят свои налоги не дома, а в Швейцарии, Монако, Монте-Карло либо в Люксембурге?» — задали государственные мужи вопрос теннисистам.

«Век теннисистов недолог, всего каких-то 12 лет, — поясняет Яник Ноа с очаровательной смущенной улыбкой. — И потому надо всем нам обеспечивать тылы, откладывать на черный день. В годы спортивной карьеры я жил в Швейцарии, там и налоги платил. Теперь же я зарабатываю деньги на французской эстраде. Мне больше не надо тревожиться о завтрашнем дне, и я буду здесь платить свои налоги. Я полностью за налог в 75%», — заявляет суперстар шоубиза, стопроцентный левак и ангажированный сторонник социалистов с камерунскими корнями.

А живущий в Испании прославленный футболист Зинедин Зидан целиком оправдывает новую фискальную политику Франции: «Я вне политики, — говорит экс-чемпион мира. — Я свободен, как ветер. Но когда я вспоминаю о том, как Ле Пен в 2002 году был едва ли не на пороге Елисейского дворца, я готов встать в строй, чтобы не допустить этого. В сегодняшнем мире, — добавляет Зидан, — тот, у кого денег больше, и должен платить больше. Это логично».

1 комментарий

  1. ККК:

    Анализ французской внутренней политики сегодня дан со свойственными этому автору четкостью, иронией и пониманием и иронией.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)
 

По теме