Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
четверг, 23 ноября 2017
четверг, 23 ноября 2017

Николай Озолин и Гийом д'Алансон о встрече века

Анна АШКОВА 11:18, 13 февраля 2016ПолитикаРаспечатать

12-го февраля на Кубе в аэропорту Гаваны состоялось эпохальное событие, долгожданная встреча Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и главы Римско-католической церкви Папы Римского Франциска.

Le 12 février, à Cuba, à l'aéroport de la Havane a eu lieu un événement historique : la rencontre tant attendue du Patriarche de Moscou et de toute la Russie Cyrille et le Chef de l'Église Catholique le Pape François.

www.1tv.ru

Историческая встреча: «не соперники, а братья»

В эпоху Второго Ватиканского Собора (1962—1965), начались встречи между римскими папами и главами православных церквей. Первыми среди православных в этом направлении были константинопольские патриархи. В 1964 году в Иерусалиме состоялась встреча между Патриархом Афинагором, предстоятелем Константинопольской православной церкви, и Папой Римским Павлом VI, в результате которой в декабре 1965 года были сняты взаимные анафемы и подписана совместная декларация.
С тех пор встречи константинопольских патриархов и римских пап стали более регулярными. После падения берлинской стены с Римским Папой Иоанном Павлом II встречались румынский патриарх Феоктист, болгарский Максим, грузинский Илия. Во время визитов в Святую Землю римский папа всегда встречается с православным иерусалимским патриархом.

Однако, встречи папы римского и московского патриарха ранее никогда не было. Сегодня этой встрече придаётся эксклюзивное значение, так как Русская Православная Церковь самая многочисленная и самая влиятельная из всех православных церквей.

Вопрос о встрече находился в повестке отношений двух церквей около 20 лет. Но по причинам разногласий, касающихся, в основном, агрессивных действий Греко-Католической Церкви на Украине, она не могла состояться.

Однако, в виду ситуации на Ближнем Востоке и в Африке разногласия ушли на второй план. В декабре 2015 года Патриарх Кирилл объяснил, что уклоняться от диалога с католической церковью сейчас было бы неправильно, поскольку обе Церкви отстаивают «одни и те же ценности».

Что же касается самих представителей обеих церквей, в последние годы они значительно улучшили своё общение, в русской православной  и римско-католической церквях стали устойчиво называть друг друга церквями-сестрами.

Из уст самого Папы Франциска стало известно, что встреча готовилась в течение двух лет в обстановке секретности, хотя встреча и прошла не в засекреченном кабинете, не во дворце, и даже и не в монастыре, а на современном перекрёстке путей — в аэропорту (самом оживлённом месте любого города).

Почему не Европа? Почему другой континент? Почему Куба? Почему аэропорт?
Европе дали отставку. Она не подходила, так как именно с ней связана история конфликтов между христианами, начиная с великой схизмы 1054 года, когда произошел исторический раскол церкви на римско-католическую и православную.
Другой континент обусловлен чистым совпадением дат визита патриарха в страны Латинской Америки и посещения понтификом Мексики.
Куба не просто нейтральное место, она — дружественная страна для России, и в тоже время ее население — верующие католики. Будучи еще митрополитом, Патриарх Кирилл освятил в Гаване новый православный собор, построенный по его инициативе. В свою очередь, понтифик помогал в восстановлении дипломатических отношений между США и Кубой в 2015 году. Аэропорт же выбран как нейтральное место, где нет культовой принадлежности ни католиков, ни православных.

Встреча началась приветственными поцелуями духовных лидеров. После обмена подарками они удалились для беседы за закрытыми дверями. В течение двух часов весь христианский мир ожидал итогов этой дискуссии. По её исходу, состоялось подписание совместной декларации Патриархом Кириллом и Папой Франциском. Ещё раз обнявшись, закрепив, таким образом, этот знаменательный момент, они сделали свои короткие заявления для прессы.
Первым взял слово Патриарх Кирилл, который подчеркнул, что встреча прошла «с полным пониманием ответственности за свои Церкви, за свой верующий народ, за будущее христианства и за будущее человеческой цивилизации», чтобы предотвратить войны, уважать человеческую жизнь, укрепить семью и общественную нравственность. Церкви могут активно работать, защищая христиан по всему миру.
Патриарх Кирилл назвал беседу с папой римским братской. В свою очередь, Папа Франциск назвал Патриарха Кирилла своим братом. Понтифик так же подчеркнул, что в этом диалоге он чувствовал присутствие Святого Духа. Обращаясь ко всем присутствующим и, особенно, к президенту Кубы, он заявил, что Куба может стать столицей единства.

Декларация: что нужно запомнить

Главными тезисами подписанной декларации стали призывы:

• Призываем наши Церкви на Украине не поддерживать конфликт на Украине, а трудиться для достижения общественного согласия. Призываем конфликтующие стороны на Украине к благоразумию и миротворчеству. Униатизм не путь к восстановлению единства Церкви.
• Призываем международное сообщество прекратить насилие в Сирии и Ираке и сплотиться, чтобы покончить с терроризмом.
• Призываем всех помочь освободить похищенных митрополитов Сирии и работать для предотвращения дальнейшего гонения и вытеснения христиан с Ближнего Востока. Мы не можем оставаться безразличными к судьбе миллионов мигрантов и беженцев.
• Призываем всех христиан мира не допустить новой мировой войны.
• Призываем Европу уважать права верующих. Европа нуждается в верности христианским корням.
• Патриарх Кирилл и папа Римский заявляют, что признают семьей только союз мужчины и женщины, выступают против эвтаназии и абортов.

Взгляд снизу с обеих сторон

По словам главы католической епархии в России, архиепископа Павла Пецци, русские католики горячо молились об успехе этого исторического события.
«Русский Очевидец» решил также узнать мнение французских католиков. На наши вопросы ответил Гийом д'Алансон, ответственный за духовную работу с католическими семьями епархии Байонна, директор епархиальной академии «В защиту жизни» в Байонне, Лескаре и Oлороне.

Русский очевидец : Как вы, католики, видите Патриарха Кирилла?

Гийом д'Алансон: Я держу одно событие ярко в памяти. Недавно я нашел фотографию со времен моего первого паломничества в Россию в июле 1993 года. Нас было около 80 участников, французских католиков и русских православных. Это был стокилометровый крестный ход по земле постсоветской России. Во время перерыва в одной деревне к нам приехал молодой митрополит. Теперь, глядя на эту фотографию, я узнаю того, кто должен был стать Патриархом Кириллом. В то время не все принимали католиков в России, а он был перспективным и видел будущее.

Р. О : На Ваш взгляд, порадует ли всех эта историческая встреча?

Г.д’А.: Конечно, некоторые прихожане в католической церкви во Франции могут не иметь желания к сближению с русским православием, к сожалению, это — следствие либеральных идей мая 68 года. Тем не менее, миллионы французских католиков счастливы и горды, что могут следовать за Христом и не имеют никакого страха перед секулярной культурой. Именно поэтому они и будут рады сотрудничать с Русской Православной Церковью. Разве они не разделяют одну и туже битву за жизнь и семейные убеждения в мире, который по прежнему лежит во зле?

Р. О: Каковы же эти перспективы?

Г.д’А.: С точки зрения богословия я понимаю, что святые неразделенной церкви (до раскола 1054 г.) привлекают к себе внимание и вызывают почитание православных. Я имел откровенную беседу с одним игуменом на эту тему: представьте себе сияние Святого Бенедикта в обширных землях Востока... И не забудем великую фигуру Святого Кирилла, апостола славянских народов, чей прах покоится в часовне в базилике Святого Климента в Риме. С другой стороны, открытие для западных христиан таких значимых фигур как Святой Серафим Саровский, таинственный старец Федор Кузьмич, православные новомученики ХХ века — это богатство и залог нашего будущего единения.
С точки зрения христианской жизни могу сказать, что возрождение монашества в России не осталось незамеченным в католическом мире. Богатое духовное учение православных отшельников часто находится в гармонии с наследием их латинских братьев. Дух Валаамских скитов не далёк от духа, который царит в монастыре Гранд-Шартрез (Grande-Chartreuse) во Франции.

Р. О: На Ваш взгляд, каковы будут последствия сближения между Московским Патриархатом и Ватиканом?

Г.д’А.: Есть вопросы, которые, безусловно, будут иметь развитие: прекращение гонений на христиан на Ближнем Востоке, защита человеческой жизни от зачатия до ее естественного конца (биоэтика), поддержка брака и семьи ... В декабре прошлого года Епископ Волоколамский Илларион, председатель Отдела внешних связей Московского Патриархата, писал, что «наше сотрудничество в защиту традиционных христианских ценностей и человеческого достоинства в европейских странах будет продолжаться и развиваться." Эти проекты огромны и перспективны.

Р. О : Что Вам в этом событии кажется особенно важным?

Г.д’А.: Если Патриарх Кирилл счел целесообразным пойти навстречу Папе Франциску, вероятно, он оценивает серьезность проблем современности. Христиане должны быть еще более сплочёнными, чтобы противостоять вызовам нашего времени. Я рад, что Россия постепенно восстанавливает свою христианскую культуру, которая более близка нам и признана католическим миром.
Еще один момент мне кажется важным: возобновление связей с Западом. Действительно, столкнувшись с Западной Европой, материалистической и поверхностной, российские люди чувствовали и продолжают чувствовать определенную настороженность.
Давайте не будем забывать, что для России Запад — латинский. Это не значит, что нет сходства между этими двумя мирами (Восточное и Западное христианство — два лёгких, которыми дышала Европа на протяжении многих веков), но большевистская революция 1917 ослабила связь между этими двумя легкими Европы. Разве Романовы не были двоюродными родственниками королевских домов Западной и Центральной Европы? После Первой мировой войны, Российская Империя была обезглавлена и вынуждена была «жениться» на марксизме, начав свою историю с чистого листа, так же, как Франция в период французской революции в 1789 году.
Вот почему французские католики могут подружиться с православными русскими, пострадавшими и восстанавливающими свою веру в России.

Р.О: Вы удивлены встречей между Папой Франциском и Патриархом Кириллом в Гаване 12 февраля ?

Г.д’А.: Надо сказать, что это долгожданное событие было подготовлено в различных аспектах. Любой наблюдатель заметит усилия церковной дипломатии в последние десятилетия. Бенедикт XVI надеялся на эту встречу. Со своей стороны я очень доволен, так как от этой встречи исходит дух воссоединения и возрождения надежды.

Среди православных верующих внимание к этой встрече было приковано не только в самой России, но и за рубежом, со стороны наших соотечественников. Протоиерей Николай Озолин, служащий в  храме в Ментоне (Франция)  Русской Православной Зарубежной Церкви, находящейся в единении с  Московским Патриархатом, тоже поделился своим мнением с «Русским Очевидцем».

Русский очевидец : Как Вы, православный священник, живущий во Франции, относитесь к католической церкви, Ватикану и папе римскому?

О. Николай: Во-первых, живя во Франции, каждый человек понимает, что римская церковь исторически создала культуру и цивилизацию Запада и Франции в частности. Эта вера подарила Франции всё её величие, не зря страну называли старшей дочерью церкви. С римской церковью мы имеем тысячелетие единства, которое распалось в 11 веке.

Но каждый православный человек должен осознавать, что у нас ещё есть много общего, например, святые неразделенной церкви.

Несмотря на то, что у нас нет с католиками евхаристического общения, мы одинаково переживаем все перемены в мире. Сегодня христианский мир терпит агрессию, как физическую (войны, гонения), так и административную, через законы, которые попирают наши моральные устои и духовные ценности.
Сближение церквей необходимо! Во Франции уже давно, благодаря разным волнам эмиграции в первой половине 20 века, католический мир постепенно познакомился с православным миром. На протяжении последующих десятилетий сформировалось сближение. Католический мир поддерживает Православный Свято-Сергиевский Институт в Париже, и некоторые епископы Франции идут навстречу различным православным общинам и предоставляют им места для богослужения.

Интересно, что изучение католиками православной иконописи привело к тому, что теперь в ряде католических церквей есть иконы.

Р. О: Является ли католическая церковь сестрой для православной церкви,  несмотря на раскол?

О. Николай: Конечно! Во-первых, несмотря на отсутствие евхаристического общения, мы признаём таинство крещения. Во-вторых, католическая церковь, из всех инославных Церквей, самая близкая к нам, несмотря на определённые разногласия по поводу канонического устройства Церкви и в некоторых догматических вопросах.

Р. О: На Ваш взгляд, каковы будут последствия и реакции на сближение между Московским Патриархатом и Ватиканом?

О. Николай: К этому сближению мы шли на протяжении многих десятилетий.

Первые шаги были предприняты еще при советской власти в 70-е годы при Митрополите Ленинградском Никодиме, который был духовным наставником нынешнего патриарха.

Теперь, когда встреча состоялась, наступит маленькая пауза, и надо будет переварить это событие. Последствия будут только положительными. Как минимум, это ещё один шаг к сближению, но также эта встреча является благословением народной дипломатии — и той, которая уже имеет эти контакты, и той, которая готова к ним приступить. К сожалению, в прессе мало говорят о том, что каждый день в мире проходят встречи православных и католиков; они поддерживают и стараются понять друг друга.

Р. О : Всем ли Вашим прихожанам нравится это событие?

О. Николай: Я не сомневаюсь, что найдутся и в России, и за её пределами голоса с обеих сторон, которые будут сомневаться не только в важности этого события, но и в его своевременности. Обе стороны могут напоминать о том, что нас разделяет, но мы все призваны идти вперёд.
25 лет назад эта встреча была бы преждевременной, мало кто в нашем отечестве ее бы оценил, так как в те годы религиозное сознание людей было низкое. Сейчас, страна пережила новое крещение, выросло целое поколение верующих, которое смотрит на мир новыми глазами и с большим интересом. Я думаю, большинство паствы осознает важность и масштаб этой встречи, и верующие ждут напутствий для дальнейших взаимоотношений в этом направлении. Я это знаю на примере моих прихожан, большинство из которых приехали во Франции из России в 2000-е годы. Они воцерковлены и могут уверено идти к познанию католического мира.

La rencontre historique: «nous ne sommes pas rivaux, mais frères»

A l'époque du Concile Vatican II (1962—1965), de nombreuses rencontres entre les papes et les chefs des Eglises orthodoxes ont commencé à avoir lieu. Les premiers à faire le pas, parmi les patriarches orthodoxes, furent ceux de Constantinople. En 1964, à Jérusalem, il y avait une rencontre entre le patriarche Athénagoras, Primat de l'Eglise orthodoxe de Constantinople et le pape Paul VI. Suite à cette rencontre les anathèmes réciproques ont été retirés en décembre 1965 et les déclarations communes signées. Depuis, les rencontres entre les patriarches de Constantinople et les papes de Rome sont devenues plus régulières. Après la chute du mur de Berlin, le Pape Jean-Paul II a rencontré les patriarches Théoctiste de Roumanie, Maxime de Bulgarie, Élie de Géorgie. Pendant les visites en Terre Sainte, le pape de Rome se voit toujours avec le patriarche Orthodoxe de Jérusalem.

Toutefois, la rencontre entre le Pape de Rome et le Patriarche de Moscou n'a jamais eu lieu. Aujourd'hui, on accorde à cette rencontre une grande importance car l'Eglise Orthodoxe Russe est la plus nombreuse et la plus influente de toutes les Eglises Orthodoxes.

La question de la rencontre était à l'ordre du jour des relations internes des deux Eglises depuis 20 ans.

Cependant, pour des raisons de désaccords concernant les actions principalement prosélytes de l'Eglise Gréco-Catholique en Ukraine, la rencontre ne pouvait avoir lieu. Toutefois, compte tenu de la situation au Moyen-Orient et en Afrique, les désaccords ont été mis de côté.

En décembre 2015, le patriarche a expliqué qu'aujourd'hui, éviter le dialogue avec l'Église catholique serait une erreur, parce que les deux Églises défendent «les mêmes valeurs dans la vie publique et privée.» En ce qui concerne les représentants des deux Églises, au cours des dernières années, ils ont considérablement amélioré leur communication.

L’Église Russe et Catholique ont commencé à s’appeler l'une l'autre Église sœur.

D'après le pape François cette rencontre se préparait depuis deux ans dans un secret total, même si elle a été prévue non pas dans un bureau secret, ni dans un palais, ni dans un monastère mais dans un aéroport (l'un des endroits le plus animé de n'importe quelle ville). Pourquoi n'a-t-elle pas eut lieu en Europe? Pourquoi un autre continent? Pourquoi Cuba? Pourquoi l'aéroport?

L'Europe a été mise au placard. Elle ne convenait pas car l'histoire des conflits entre les chrétiens a été liée avec elle, en commençant par le grand schisme de 1054, qui a causé la séparation historique de l’Église. Le choix d'un autre continent est une pure coïncidence des dates de la visite du Patriarche de l'Amérique latine et celles du Pontife du Mexique. Quant au Cuba, ce pays représente un endroit neutre qui se trouve sous la protection du patriarche Cyrille comme du pape François. Étant encore métropolite le patriarche Cyrille a consacrée à la Havane une nouvelle cathédrale orthodoxe, construite sur son initiative. À son tour, le pape a aidé à la récréation des relations diplomatiques entre les États-Unis et le Cuba en 2015. L'aéroport a également été choisi comme un lieu neutre où il n'y a aucun objet et/ou signe religieux ni catholiques ni orthodoxe.

La rencontre a commencé par des baisers fraternels. Après un échange de cadeaux, ils se sont retirés pour une conversation à huis clos. Durant deux heures, tous les chrétiens du monde attendaient l'issue de cette discutions. A la fin de ce tête à tête, le patriarche Cyrille et le pape François ont signé la déclaration commune. Une fois de plus, ils se sont pris dans les bras pour ainsi fixer ce moment important. Puis, ils ont fait leurs brèves déclarations à la presse. Le patriarche Cyrille a été le premier à prendre la parole. Il a souligné que la rencontre s'est déroulé dans « une pleine compréhension de la responsabilité de son Eglise, pour son peuple croyant, pour l'avenir du christianisme et l'avenir de la civilisation humaine" pour éviter la guerre, respecter la vie humaine, renforcer la famille et la morale publique. Les deux Églises peuvent donc travailler de manière active pour protéger les chrétiens du monde entier. Le patriarche Cyrille a appelé cette conversation, avec le pape, fraternel. À son tour, le pape François a nommé le patriarche Cyrille son frère. Il a également souligné que durant ce dialogue il a senti la présence du Saint-Esprit. A toutes les personnes présentes et surtout au président de Cuba, il a dit que Cuba pourrait devenir la capitale de l'unité.

La déclaration : ce qu'il faut retenir

Les grands appels de la déclaration signée sont :

• Nous appelons nos Églises en Ukraine à travailler pour atteindre la concorde sociale, à s’abstenir de participer à la confrontation et à ne pas soutenir un développement ultérieur du conflit. Nous exhortons toutes les parties du conflit en Ukraine à la prudence, à la solidarité sociale, et à agir pour la paix. Il est clair aujourd’hui que la méthode de l’«uniatisme» du passé, comprise comme la réunion d’une communauté à une autre, en la détachant de son Église, n’est pas un moyen pour recouvrir l’unité.
• Nous appelons la communauté internationale à mettre fin à la violence et au terrorisme et, simultanément, à contribuer par le dialogue à un prompt rétablissement de la paix civile. Nous appelons la communauté internationale à des actions urgentes pour empêcher que se poursuive l’éviction des chrétiens du Proche Orient. Nous demandons à tous ceux qui pourraient influer sur le destin de ceux qui ont été enlevés, en particulier des Métropolites d’Alep Paul et Jean Ibrahim, séquestrés en avril 2013, de faire tout ce qui est nécessaire pour leur libération rapide.
• Nous appelons les croyants à prier pour que Dieu protège sa création de la destruction et ne permette pas une nouvelle guerre mondiale, écrivent-ils.
• Nous mettons en garde contre une intégration qui ne serait pas respectueuse des identités religieuses. Tout en demeurant ouverts à la contribution des autres religions à notre civilisation, nous sommes convaincus que l’Europe doit rester fidèle à ses racines chrétiennes.
• Patriarche Cyrille et pape de Rome reconnaissent en tant que famille seulement l'union de l'homme et de la femme et sont opposés à l'euthanasie et à l'avortement.

Regard d'en bas des deux parties

Selon le Monseigneur Paul Pezzi, archevêque du diocèse catholique en Russie, les catholiques russes ont beaucoup prié pour le succès de cet événement mémorable. L'Observateur Russe a voulu connaître l'opinion des catholiques français. Guillaume d'Alençon, délégué à la pastorale familiale et en charge de l'académie diocésaine pour la vie du diocèse de Bayonne, Lescar et Oloron, a répondu à nos questions.

Observateur Russe : Vous êtes surpris par la rencontre entre le Pape François et le Patriarche Cyrille à la Havane le 12 février?

Il faut bien dire que ce moment était attendu depuis longtemps et préparé tout autant en diverses manières. N’importe quel observateur remarquera les efforts de la diplomatie ecclésiale ces dernières décennies. Benoît XVI espérait une telle rencontre. Pour ma part, je suis très heureux de cette rencontre qui sent bon les retrouvailles et qui relance notre espérance.

 O.R.: Y-a-t il un point qui vous semble particulièrement crucial ?

G. d'A: Si le Patriarche Cyrille a estimé opportun de rencontrer le Pape François, c’est probablement parce qu’il mesure la gravité des enjeux d’aujourd’hui. Les chrétiens doivent être toujours plus unis pour affronter les difficultés de notre temps. Je me réjouis profondément que la Russie, retrouvant progressivement sa culture chrétienne, soit davantage reconnue par le monde catholique. Un autre point me semble crucial : le renouvellement des liens avec l’Occident. En effet, face à une Europe de l’ouest assez matérialiste et superficielle, les peuples de Russie éprouvaient et continue d’éprouver une certaine réserve. N’oublions pas aussi que pour un russe, l’Occident c’est la latinité. Cela ne veut pas dire qu’il n’y pas de points communs entre les deux mondes, mais la révolution bolchevique de 1917 a fragilisé les relations entre les deux poumons de l’Europe. Les Romanov ne cousinaient-ils pas avec les souverains d’Occident et d’Europe Centrale ? Après la 1ère Guerre Mondiale, l’Empire Russe désormais décapité est forcé d’épouser le marxisme en faisant table rase de son histoire, comme la France en 1789. C’est pourquoi les Français catholiques peuvent être en mesure d’entrer en amitié profonde avec les Russes orthodoxes blessés et restaurés dans sa foi.

O.R : A votre avis, quelles peuvent être les conséquences d’un rapprochement entre le Patriarcat de Moscou et le Vatican ?

G. d'A : Quelques dossiers essentiels seront certainement mieux défendus : l'arrêt des persécutions des chrétiens du Proche Orient, la défense de la vie humaine depuis sa conception jusqu’à son terme naturel (bioéthique), la promotion du mariage et de la famille… En décembre dernier, Monseigneur Hilarion de Volokolamsk, Président du Département des Relations extérieures du Patriarcat de Moscou, m’écrivait qu’il espérait « que notre collaboration pour la défense des valeurs chrétiennes traditionnelles et de la dignité humaine dans les pays d’Europe continuerait à se développer ». Ces chantiers communs sont immenses et les bénéfices prometteurs.

O.R : Quels seraient ces bénéfices ?

G. d'A : Au plan de la théologie, je crois savoir que les saints de « l’Eglise indivise » (avant le schisme de 1054) attirent l’attention et suscitent la dévotion d’un certain nombre d’orthodoxes russes. J’ai pu avoir la confidence d’un higoumène en ce sens et y vois un enjeu très profond : imaginons un rayonnement de Saint Benoît vers les vastes terres de l’Est… N’oublions pas la grande figure de Saint Cyrille, l’évangélisateur des peuples slaves, dont le corps repose dans une chapelle de la basilique Saint Clément à Rome. Dans l’autre sens, pour les chrétiens d'Occident, la découverte de belles figures de sainteté comme Séraphim de Sarov, l'homme mystère Féodor Kouzmitch, des nouveaux martyrs orthodoxes du XXème siècle… ceci est une richesse et une promesse de notre unité future.
Du point de vue de la vie chrétienne, je peux dire que le réveil du monachisme en Russie ne passe pas inaperçu dans le monde catholique et la riche doctrine spirituelle des anachorètes orthodoxes est bien souvent en osmose avec celle de leurs homologues latins. Dans le secret des skites de Valaam on n’est pas loin de l’esprit qui règne à la Grande-Chartreuse.

O.R : Selon vous, cette rencontre historique plaît-elle à tout le monde ?

G. d'A : Si certains dans l’Eglise en France peuvent avoir quelques réticences face à un rapprochement avec l’orthodoxie russe, c’est parce que les idées libérales de mai 68. Cependant, des millions de catholiques français sont heureux et fiers de suivre le Christ et n’ont pas peur des intimidations de la culture séculaire. C’est la raison pour laquelle ils sont et seront heureux de coopérer avec l’Église Orthodoxes Russe. Ne partagent-ils partagent les mêmes convictions pro-vie et pro-famille face à un monde qui, de bien des façons, est sous l’emprise du Mal ?

O. R : Comment vous qui êtes catholique romain percevez-vous le Patriarche Cyrille ?

G. d'A : Je garde un souvenir marquant. Il y a quelques mois j’ai retrouvé une photo prise lors d’un pèlerinage en Russie en juillet 1993. Nous étions près de 80 participants, français et russes, catholiques et orthodoxes, à marcher pendant une centaine de kilomètres au cœur de la Russie postsoviétique. Lors d’une pause dans un village, nous avons rencontré un jeune métropolite. En regardant cette photo, je reconnus celui qui devait devenir le Patriarche Cyrille. A l’époque, nous avions perçu son ouverture de cœur à l’endroit des catholiques que nous étions, ce qui était prometteur et n’était pas partagé par tous en Russie.

L'attention de cette rencontre ne fut pas seulement attirée par les fidèles orthodoxes en Russie, mais également par ceux qui habitent à l'étranger. L'archiprêtre Nicolas Ozoline, desservant dans l'église orthodoxe à Menton (France), membre du clergé de l'Église orthodoxe russe à l'étranger du patriarcat de Moscou, s'est également confié à L'Observateur Russe.

O. R : En tant que prêtre orthodoxe habitant en France, que pensez-vous de l’Église Catholique, du Vatican et du pape ?

Père Nicolas : Tout abord, vivant en France, chaque personne sait que l'Église Romaine a créée la culture et de la civilisation de l'Occident et notamment de la France. Cette croyance a offert à la France toute sa grandeur. Ce n'est pas étonnant que l'on appelle la fille aînée de l'Eglise. Avec l'Eglise de Rome, nous avons des millénaires d'unité qui s'est effondré au 11ème siècle.

Mais chaque personne orthodoxe doit se rendre compte que nous avons encore beaucoup de choses en commun comme les saints de l’Église indivise.

Malgré le fait que nous n'avons pas la communion eucharistique avec les catholiques, nous vivons de la même manière les changements du monde actuel. Aujourd'hui, le monde chrétien supporte l'agression à la fois physique (guerre, persécutions) et administrative qui viole nos principes moraux et nos valeurs spirituels.
Le rapprochement des Églises est nécessaire! En France, grâces aux différentes vagues d'émigration lors de la première moitié du 20e siècle, le monde catholique a progressivement fait la connaissance avec le monde orthodoxe. Au cours des décennies qui se sont suivies, un rapprochement s'est fait petit à petit. Par exemple, l'Eglise catholique soutien l'Institut de Théologie Orthodoxe Saint-Serge à Paris. Quelques évêques français font le pas vers les différentes communautés orthodoxes et leur fournissent des lieux de culte.

Il est intéressant de remarquer que l'étude de l'iconographie orthodoxe par les catholiques a abouti à la présence des icônes dans certaines églises catholiques.

O. R. : L’Église Orthodoxe et l'Eglise Catholique sont-elles sœurs en dépit de la division?

Père Nicolas : Bien sûr! Tout d'abord, malgré l'absence de l'union eucharistique, nous reconnaissons leur mystère du baptême. Deuxièmement, parmi toutes les Églises chrétiennes non-orthodoxes l'Église Catholique reste la proche de nous malgré les controverses précises concernant la vie canonique de l’Église et quelques questions dogmatiques.

O. R : Selon vous, quelles seront les conséquences et les réactions de ce rapprochement entre le Patriarcat de Moscou et Vatican ?

Père Nicolas : Durant plusieurs décennies, nous avons parcouru un long chemin vers ce rapprochement dont les premiers pas ont été entrepris à l'époque soviétique dans les années 70 par le métropolite Nicodème de Leningrad, qui était le père spirituel de notre patriarche actuel. Maintenant, quand la rencontre a eu lieu, une petite pause s'imposera afin que tout le monde puisse « digérer » cet événement. Les conséquences seront positives! C'est une nouvelle étape vers le rapprochement. Cette rencontre est aussi une bénédiction à la diplomatie populaire qui est déjà en contact ou qui compte l'entamer. Malheureusement, la presse parle peu du fait que tous les jours dans le monde il y a des réunions entre les orthodoxes et les catholiques qui se soutiennent mutuellement et essayent de comprendre les uns les autres.

O. R : Vos paroissiens apprécient-ils cet événement?

Père Nicolas : Je ne doute pas que certaines personnes en Russie ou à l'étranger pourront contester l'importance et l'actualité de cet événement. Les deux parties peuvent se rappeler ce qui nous divise, mais nous sommes appelés à aller de l'avant.
Il y a 25 ans, cette réunion serait prématurée et peu de personnes en Russie l'auraient approuvée car la conscience religieuse était encore faible. Maintenant, le pays a connu un nouveau baptême, toute une génération de croyants est née. Elle regarde le monde avec de nouveaux yeux et un grand intérêt. Je pense que la plupart des fidèles comprennent l'importance et la portée de cette rencontre, et que les croyants attendent des instructions à suivre pour continuer dans cette direction relationnelle. Je le sais car la plupart de mes paroissiens sont venus en France de la Russie dans les années 2 000. Ils ont tous grandi dans la foi et peuvent sûrement aller vers la connaissance du monde catholique.

10 комментариев

  1. Иван Донченко:

    Даже на фоне остальных весьма непрофессиональных материалов Вашего издания эта статья поражает своей неряшливостью. Прежде всего о «некоем» Николае Озолине. Отец Николай посвятил много лет жизни Свято-Сергиевскому Богословскому институту и приходу церкви Сергия Радонежского, не говоря о том, что он один из крупных теоретиков богословия, в особенности иконописи. Его лекции, выступления и проповеди являются образцом речи православного служителя. Но в изложении вашего издания этого не скажешь. Вся статья сумбурна и стилистически не выдержана. Но чтобы экономить интернетовское пространство и писать О. вместо Отец Николай, – это уже по крайней мере странно. Масса неуклюжих, непроизносимых оборотов, да и с грамматикой плохо. Могли бы знать, что в выражении «несмотря на» надо писать «несмотря» слитно.

  2. От редакции:

    Ивану Донченко. Уважаемый Иван, считаем необходимым ответить Вам по пунктам.

    1/ Мы не принимаем Ваше заявление о непрофессиональности материалов. Их пишут журналисты, признанные и печатающиеся, в том числе, и в крупных российских и французских СМИ. Будет время — наберите их фамилии в поисковиках. Странно было бы, чтоб сразу несколько изданий, насчитывающих не один десяток лет работы, вдург стали поголовно ошибаться в выборе авторов. Скорее, Вам не нравится содержание их материалов, но это уже другая история...

    2/Мы полностью согласны с Вами — грамматические и орфографические ошибки у нас есть, так же как и у любых других изданий. Мы стараемся, чтобы их было как можно меньше, но более чем скромные финансовые средства не позволяют нам держать дополнительный персонал (этот же материал, действительно, выпускался в крайней спешке, сразу после оглашения совместного заявления). Мы искренне рады, когда нам указывают на неточности в текстах. Это помогает нам в работе.

    Редакция приветствует конструктивную критику. Если же наша точка зрения по тем или иным событиям не совпадает с Вашей — тут мы вряд ли можем что-либо исправить.

    3/ Насчет Николая Озолниа. Где Вы нашли слово «некоем»? Укажите. В интервью принято перед прямой речью сокращать имена и фамили до инициалов (здесь О. Николай — вполне оправданно).

    И наконец, главное. Складывается впечатление, что Вы крайне поверхностно читали статью, т.к. в ней написано:

    "Протоиерей Николай Озолин, служащий в храме в Ментоне (Франция) Русской Православной Зарубежной Церкви, находящейся в единении с Московским Патриархатом, тоже поделился своим мнением с «Русским Очевидцем».

    Вчитайтесь, речь о Николае Озолине из РПЦЗ(!)

    Вы элементарно спутали две Церкви: РПЦЗ и экзархат Константинопольского Патриархата. Судя по всему, Вы ревностно следите за церковной жизнью, тем более такая путаница в голове — недопустима. О наличии же этих православных Церквей во Франции знают все православные верующие.

  3. Автор:

    К выше сказанному редакцией, хочется сказать:

    Ай, ай, ай, Иван Донченко! Как же такой большой специалист православия не знает, что у Протоиерея Николая Озолина, священника Западноевропейского экзархата Константинопольского патриархата и профессора Свято-Сергиевского богословского института есть сын которого зовут тоже Николай?!

    Протоиерей Николай Озолин Николаевич является священником Русской православной церкви! Отец Николай Озолин (старший) никак не мог дать нам интервью о встрече Патриарха Кирилла и Папы Римского, так как он не имеет отношения к Московскому Патриархату. До того как писать каверзные комментарии, читайте внимательно статьи!

    Удачи вам во всем!

  4. Николай Семенов, Франция:

    Я читаю русский Очевидец и читал эту статью, кстати хорошую, и не хотел оставлять отзыв, обычно это не делаю., а тут мне сказали, — " посмотри , чего там Озолин пишет ! " Ну да, отец Николай Озолин, сын тоже отца Николая Озолина из Парижа, и правда, очень уважаемый пастырь и богослов. После этой встречи на Кубе я читал много всяких статей и «за» и «против». Среди эмиграции тоже мнения разные, но об этом и сказано в статье, что будут разные реакции. Думаю что мнение двух заграничных русских пастырей, отца и сына, не слишком расходятся в принципе и по этому вопросу в частности. Если кто то так хорошо знает отца Николая старшего, так спросите его самого, уверен, что он полностью согласен с сыном. И авторитеты тут не помогут. В принципе дана позиция русского священника во Франции, и это достаточно. Я тоже считаю, что пришло время объединяться всем христианам и людям доброй воли.

  5. Николай Семенов, Франция:

    К редакции, пользуюсь случаем увидеть ваше сообщение. Система отзывов работает с перебоями, я написал первый раз и все исчезло, сегодня написал опять и тоже исчезло, но появилось первое сообщение, хорошо, там в принципе тоже самое. и еще хочу отметить, вы много пишите про культуру и светскую жизнь, но мало политики и насущного, про события в Украине и на Донбассе, про Сирию и Турцию, и важно на французском. Я всегда советую моим друзьям французам, особенно православным читать вашу страницу, ведь французские сми мало об этом пишут и больше лгут. Если у вас мало средств, и вы не можете иметь там журналистов (понятно), то хотя бы переводите и печатайте статьи из русской прессы, это пожелание а не критика, успехов.

  6. Вера:

    Отец Николай! Не стремитесь быть святее Папы Римского

  7. Николай Семенов, Франция:

    для Веры : отец Николай Озолин младший выражает позицию согласную с позицией своей Церкви и с ее первым епископом патриархом Кириллом, причем тут папа ? Мало того, эту же позицию имеют другие православные поместные Церкви и патриархи, которые уже встречались с папой, о чем , кстати , сказано в статье. Возможно вы не разделяете их мнение. но тогда , Вера, вы ставите себя в положение раскольника.

  8. Вера:

    А Вы, отче, не ко второму ли поколению Первой волны эмиграции российской принадлежите? Не Константинопольским ли патриархаолм рукположены и перевербованы патриархатом Московском?.. (далее удалено модератором как разжигание религиозной розни)

  9. Вера:

    Я обращаюсь именно к Вам, отец Николай Семенов! А не к отцу Н. Озолину, к которому отношусь с больши уважением и пиететом.

  10. Л. Утинцева Николаю Семенову:

    Ваша заметка — донос

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)