Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
четверг, 22 февраля 2018
четверг, 22 февраля 2018

О деньгах и политических исследованиях

Елена ДОМАШНЕВА0:32, 22 октября 2012ПолитикаРаспечатать


В начале октября Счетная палата Франции опубликовала предварительные результаты проверки одного из самых престижных высших учебных заведений Франции — Института политических исследований (более известного под названием Sciences Po). Наряду с Национальной школой администрации и Высшей школой коммерции институт считается лучшим в сфере политических, экономических и социальных наук и кузницей французской политической элиты. Некоторые даже утверждают, что с момента основания в 1872 г. за его партами провел положенное время каждый современный французский политик.


sciences_po_paris_-redim-_credit_photo_sipa-33cde

Институт политических исследований


Сказка это или быль, но перечислять именитых выпускников Института действительно можно довольно долго, среди них: три президента Франции — Жак Ширак, Николя Саркози, Франсуа Олланд, — бывший премьер министр Лионель Жоспен, бывший глава МВФ Доминик Стросс-Канн, президент ЕЦБ Жан-Клод Трише, министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус и даже актриса Фанни Ардан, всё-таки променявшая политическую карьеру на кинематограф, а также знаменитый французский модельер Кристиан Диор и организатор первых олимпийских игр современности барон Пьер де Кубертен.

Не обращая внимания на столь внушительную «клиентуру заведения», Счетная палата подвергла резкой критике его нынешнюю финансовую политику. Здесь необходимо подчеркнуть, что Sciences Po не является государственным институтом. Как и два упомянутых ранее вуза, он относится к так называемым Высшим школам (Grandes Ecoles), обучение в которых обходится студентам значительно дороже, чем в классических университетах.

Так, согласно докладу Счетной палаты, чистый доход бывшего главы Института политических исследований Ришара Дискуена, скончавшегося в апреле 2011 г., вырос на 60% между 2005 и 2011 г., а в 2010 г. составил рекордные 537 000 евро за год. При этом СП приводит для сравнения доходы президента другого высшего учебного заведения (название не разглашается) — всего 160 000 евро.

Интересно заметить, что Министерство образования России также публикует доходы глав российских вузов. В том же 2010 г., в соответствии с рейтингом Министерства самым высокооплачиваемым ректором России, намного обогнавшим своих коллег, стал Владимир Литвиненко, возглавляющий Санкт-Петербургский горный институт. Его среднемесячная зарплата тогда равнялась примерно 700 000 руб. — около 200.000 евро в год, соответственно.

Основная претензия Счетной палаты, поддерживаемая также некоторыми членами преподавательского состава института, — неэффективное и непрозрачное управление, а также несправедливо высокое вознаграждение руководящих кадров и, в целом, расточительная финансовая политика. Главным аргументом Счетной палаты и её сторонников является то, что за период с 2003 по 2012 г. плата за обучение в этом заведении выросла более чем в три раза. Однако этому явлению есть логичное объяснение — именно в этот период Ришар Дискуен провел в институте реформы, открывшие доступ в заведение студентам из малообеспеченных семей. Теперь для жителей Еврозоны плата рассчитывается в соответствии с доходами их семей (проще говоря, тот, кто имеет меньшие доходы, платит за обучение меньше, а может и не платит вовсе). Таким образом, студенты с бóльшим достатком фактически обеспечивают обучение своим товарищам с более скромными доходами. Что представляется справедливым и вообще полностью соответствует нынешней государственной политике в части сокращения дефицита бюджета — взять побольше с богатых (75% налога на доход свыше млн. евро) и распределить между бедными (в виде социальных пособий, субсидий и т.п.)

Однако Эрве Фаде, член совета директоров Института политических исследований, все же настроен резко критично и практически обвиняет его руководство в коррупции. Еще в январе этого года в интервью журналу Le Monde он объявил, что «страсть некоторых руководителей к деньгам позорит Институт». Сегодня он продолжает критиковать политику начальства и ставить ему в вину нецелевое расходование средств.

Министр высшего образования Франции Женевьева Фьорасо отказалась комментировать ситуацию, заявив, что попавшая в прессу информация является предварительной и необходимо дождаться окончательного доклада Счетной палаты, который должен быть опубликован в ноябре, прежде чем делать какие-либо выводы. Известно также, что руководство Sciences Po весьма озабочено сложившейся ситуацией и уже подготовило подробный ответ на критику. Также стоит отметить, что новый ректор до сих пор не выбран, и результаты расследования Счетной палаты могут оказать значительное влияние на результат избрания.

8 комментариев

  1. Таня В.:

    Представила себе встречу выпускников этого Института:)

    Конечно, еще не известно, чем всё кончится, но нас в России таким уже не увидишь (к сожалению).

    А вот, интересно, кто во Франции назначает зарплату ректору в негосударственном ВУЗе? И еще какая зарплата у французских преподавателей,и в Сеанс По, в частности? С российскими сравнить.

  2. E.K-S:

    Да, очень интересный ракурс на «Grandes Ecoles»! Хотелось бы также узнать о действительном качестве получаемого там образования, взгляд изнутри. Возможно, в ближайшем сюжете?

  3. Ермилов А.С.:

    Думается, что реальные доходы многих российских ректоров можно, как минимум, удваивать по сравнению с официальными цифрами.

    А вот что с качеством образования в Высших школах, действительно, интересно, — они по прежнему формируют французскую и мировую политическую элиту?

  4. Арвид:

    «они по прежнему формируют французскую и мировую политическую элиту?»

    Существует или во всяком случае не так давно существовало мнение, что эти выпускники занимают многие руководящие посты, причем возникшие между ними связи они в дальнейшем используют для взаимоподдержи и взаимокооптации, в ущерб посторонним, естественно.

  5. Старожил:

    В течение шести лет я преподавала русский язык в одном из таких престижных вузов в провинции. Мне доверили начальную подготовку на первом и втором курсах. Сначала я очень гордилась тем, что вкладывала свою лепту в профессиональную подготовку цвета нации. Условия работы тогда меня не волновали: отсутствие контракта и всех социальных благ, почасовая оплата, которая выплачивалась два раза в год, никаких педагогических советов, до всего приходилось доходить самой, занятия готовила круглыми сутками – так было интересно. Со временем опыт работы накопился приличный, был виден результат моего вклада: бывшие студенты находили работу благодаря русскому языку, они просто в него влюблялись!

    Но на моральном удовлетворении больше ехать не получалось, нужно было ежемесячно выплачивать налоги, оплачивать коммунальные услуги, платить за школу, за обеды в школьной столовой, за спортивные секции, за музыкальные занятия. Но только 1300 евро, которые я зарабатывала в сентябре, мне выплачивали в конце марта. Те, которые я зарабатывала в январе, мне выплачивали в конце июня. Бастовать я, конечно, не могла, одно время даже ездила с переломом двух рёбер, чтобы не было пропусков занятий (всего-то занимались 10 недель в семестр). Зато писала всё время директору Института, даже написала Президенту административного совета Института, в то время она была Министром финансов Франции. Просила только одно: выплачивать зарплату один раз в месяц, а не два раза в год! Ну и что, чем всё это закончилось? Вот этим ответом директора « Je vous souhaite de trouver un établissement où votre rémunération dépasse largement l'honneur d'enseigner à Sciences Po. On ne peut pas tout avoir. » Одним словом: вот Бог, а вот порог! И это не сказка, а моя действительность. И я ведь не одна в таком положении, нас было больше 250 таких почасовиков-мастеров своего дела.

  6. Таня В.:

    Старожилу. Я тоже преподаватель, только финансовых дисциплин (достаточно престижного по российским меркам ВУЗа), поэтому мне очень интересен этот вопрос.

    Подозрение, что у европейских коллег с зарплатами не всё радужно, возникло давно, после общения с теми, кто приезжает к нам на разные конференции, мастер-классы, круглые столы и пр. Правда, не было французских, были из Австрии, Германии, Бельгии, Италии.

    А информации о том, как обходятся с теми кто штатник, а не почасовик, наверное, нет? Но вряд ли они -то работают за честь преподавать в Sciences Po.

    И у нас почасовики получают копейки, их сейчас вообще не осталось почти. А средняя зарплата преподавателя-штатника, если без надбавок, которые не у всех, около 20000 руб.(500 евро) чистыми, с максимальными надбавками, если ты при этом кандидат наук, доцент, можно получить раза в два больше.

    Большинство, по возможности, подрабатывают где-то еще, в разных бизнес-школах, в коммерческих структурах, кто как.

  7. Алла Ч.:

    То, что для многих ВУЗов, как некоммерческих, так и государственных предоставление образовательных услуг превратилось в определенный бизнес, целью которого является привлечение как можно большего количества внебюджетных студентов под дорогостоящие учебные программы- тенденция давно устоявшаяся (к сожалению!).

    Да и студенты-платники, особенно начальных ступеней высшего образования (бакалавры) оценивают эту сферу как получение услуг, а не как процесс личностного и практикоориентированного саморазвития. Естественно, что перевод большей части образования на платную основу должен адекватно отражаться на росте оплаты труда тех, чьими усилиями эта сфера (не хочется писать «образовательные услуги») поддерживается. То, что зачастую в ВУЗах, независимо от их государственности и статусности административный ресурс пробивает себе более высокие зарплаты в сравнении с зарплатами профессорско-преподавательского состава (отдельных приглашенных из-за рубежа или из власти заезжих разовых преподавателей в счет не берем) — также ни для кого не секрет. Что касается российского образования, то все тенденции и примеры, которые описаны выше, у нас также присутствуют. И к сожалению, востребованность преподавателя на программах и его высокая оценка студентами никак не отражается на его оплате труда (имеется в виду ставка). Поэтому , чтобы обеспечить себе нормальный уровень жизни ,ему и приходится оправдывать поговорку «преподавателя ноги кормят» — можно добавить еще и горловые связки.

    Можно только порадоваться, что Sciences Po нашел в этих условиях погони за деньгами богатых студентов гибкую систему привлечения в Институт и малообеспеченных студентов , рассчитывая им плату за обучение в соответствии с доходами их семей. Однако, думаю, что более низкая плата покрывается не за счет богатых студентов, а субсидируется из бюджета.

    Хотелось бы узнать мнение самих студентов о качестве получаемого образования в рамках престижных ВУЗов Франции. Соответствует ли оно размеру платы за обучение и ожиданиям самих студентов?

  8. Елена Д.:

    Старожил, большое спасибо за Ваш отзыв. Он частично отвечает на вопросы читателей об этом ВУЗе, и затрагивает два важных вопроса, касающихся Сьянс По.

    Ответ директора действительно немного шокирует. Но он объясняется тем, что очень многие преподаватели Сьянс По являются заслуженными политиками/экономистами/журналистами/военными и основной деятельностью у них является отнюдь не преподавание. А быть профессором Сьянс По почетно, вот и работают они, скорее, не ради денег, а ради славы. Но это, конечно, не повод, чтобы людям платить мало и два раз в год.

    Вторая особенность института менее приятна. Во время недавних дискуссий вокруг него прозвучало обвинение в адрес Фонда политических исследований — основного спонсора ВУЗа. Суть этого обвинения заключалась в том, что 95% финансирования идет в Парижский институт, и только 5 % — в провинциальные кампусы Сьянс По, коих всего 6. Так что, возможно, существует разница в зарплатах «провинциальных» и «столичных» преподавателей, и, вероятно, немаленькая.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)