Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
воскресенье, 23 июля 2017
воскресенье, 23 июля 2017

Переговоры в Минске. Кто «победил»?

13:15, 13 февраля 2015ПолитикаРаспечатать

Комментарий Арно Дюбьена, директора Франко-российского аналитического центра Обсерво

Сам по себе факт состоявшихся переговоров и достижения договоренностей в виде двух подписанных документов – это позитивный сигнал, шаг в сторону деэскалации конфликта. Обращает внимание то, какими муками это далось.

Commentaires d’Arnaud Dubien, directeur de l’Observatoire franco-russe
Le simple fait que les négociations aient eu lieu et qu’elles aient débouché sur la signature d’accords, sous la forme de deux documents, constitue un signal positif, un pas vers une désescalade du conflit. Il faut souligner à quel point cela a été difficile.

3fd9c33fa8dcfbeeb9fff1949ad4c6c4-650x416

Тем не менее, подписанные документы и «сопутствующие» им факты, события и выступления ряда лиц вызывают вопросы и опасения.

Во-первых, нет прописанного решения по самой проблемной на сегодня точке – Дебальцево. По всей видимости, до вступления в силу перемирия (полночь 15 февраля) следует ожидать самых ожесточенных боев и в Дебальцево, и в других местах. Если в результате этого будет 200-300 погибших с любой из сторон, то это сорвет начавшийся процесс. И такое развитие ситуации, к сожалению, весьма вероятно.

Также согласно достигнутым в Минске письменным договоренностям, решение трех самых проблемных вопросов – местные выборы, контроль над границами и конституционные реформы – растянуто по времени до конца года. Понятно, что эти три вопроса взаимосвязаны. Но это говорит и о полном отсутствии доверия, и о том, что каждая из сторон боится сделать первый шаг и потерять лицо.

Нет в подписанных документах и фиксации внешнеполитического статуса Украины в виде ее внеблокового статуса – а именно это и послужило первоисточником глобального конфликта вокруг этой страны. На днях в ходе пресс-конференции Франсуа Олланд сказал, что не видит Украину в составе НАТО, и это прозвучало для России как обещание Франции наложить вето на такое возможное решение, как в 2008 году в Бухаресте.

Есть в подписанных документах и откровенно противоречивые позиции. Один пример. В статье 10 предполагается разоружение всех незаконных группировок – то есть, как я понимаю, речь идет об ополченцах, при этом в предпоследнем примечании к документу говорится о создании отрядов народной милиции по решению местных советов – то есть, де-факто это может быть легализацией тех же ополченцев, которые навряд ли готовы сложить оружие. Трудно предположить, что речь идет о том, что Киев пришлет свои отряды!

Противоречивость формулировок подписанных документов отражает тот факт, что всем пришлось идти на уступки. И следует ожидать, что теперь всем подписантам (Порошенко, ополченцам и даже Путину) внутри, среди «своих» придется доказывать, что именно они победили.

Теперь о том, кто и на какие уступки пошел.

Порошенко «выиграл» в том, что в документах нет слова «федерализация Украины», не фигурирует «внеблоковый статус» и при этом несколько раз говорится о «территориальной целостности». Скорее всего, скоро состоится освобождение украинской летчицы Савченко. У Порошенко слабые позиции в Киеве, и ему сейчас нужны такие символы, чтобы сохранить лицо.

Ополченцы «получили» возобновление функционирования всех государственных механизмов, выплат пенсий, пособий и т.п., то есть снимается экономическая блокада.

Что выиграл Путин? Признание от Олланда и Меркель, его имидж может улучшиться, а это в свою очередь открывает путь к нормализации отношений между Европой и Россией — я не говорю «с Западом», так как США стоят отдельно.

Не исключено – хотя об этом не говорится – что если на местах будут выполняться договоренности, то в отношениях между Брюсселем и Москвой начнется позитивная динамика, и уже весной может вновь в повестке дня встать вопрос о снятии санкций. При таком сценарии очень негативные ожидания, которые явно наблюдаются среди экономических игроков, не сбудутся, и может произойти размораживание инвестиционных проектов. А это позитивно скажется на всей экономике России.

Выделение Украине новых кредитов (новость, которая появилась в это же время) МВФ и установление перемирия дает ей возможность избежать катастрофы в краткосрочной перспективе. Но стратегические задачи развития экономики, выстраивания отношений в треугольнике «ЕС-Украина-Россия» не решены.

Мое внимание привлекла также формулировка из второго документа – о «приверженности идее создания общего гуманитарного и экономического пространства от Атлантики до Тихого океана». То есть, прописана идея «большой Европы». Мне кажется, что за этой на первый взгляд непримечательной формулировкой скрывается главный раскол внутри западных элит: теми, кто как Олланд и Меркель, несмотря на ситуацию вокруг Украины привержены этой идее, и теми, кто хочет отгородить Россию от Украины и остальной Европы. Эта борьба между двумя концепциями уже давно идет на Западе, и будет идти и дальше: вовлекать ли Россию в общеевропейские процессы или отодвигать ее все дальше на север и восток.

Toutefois, ces accords, les faits auxquelles ils font référence et les déclarations des personnalités concernées soulèvent un certain nombre de questions.
Premièrement, aucune solution n’a été apportée au problème de Debaltsevo. Il faut vraisemblablement s’attendre à des combats féroces jusqu’à l’entrée en vigueur du cessez-le-feu le 15 février à minuit. S’ils entraînent la mort de 200 ou 300 personnes, cela risque de compromettre le processus politique naissant. Un tel cas de figure est malheureusement probable.
En outre, l'accord du 12 février prévoit d’étirer dans le temps, jusqu’à la fin de l’année 2015, la résolution des questions les plus problématiques : organisation d’élections locales, les réformes constitutionnelles et le contrôle des frontières. De toute évidence, ces questions sont étroitement liées. Cet état de faits illustre l’absence totale de confiance entre les parties prenantes, et le fait que chacune d’entre elles craint de perdre la face en faisant le premier pas.
Les documents ne comportent aucune allusion au statut « hors-bloc » de l’Ukraine, qui constitue pourtant l’une des principales sources du conflit. Il y a quelques jours, François Hollande a déclaré à l’occasion d’une conférence de presse qu’il était opposé à une éventuelle adhésion de l’Ukraine à l’OTAN, ce qui sonnait comme une promesse faite à la Russie d’opposer le veto français à toute décision éventuelle en ce sens, comme cela avait été fait en 2008 à Bucarest.
Les accords comportent des mesures clairement contradictoires. Par exemple, l’article 10 prévoit le désarmement de tous les groupes illégaux. Si je comprends bien, il s’agit là des insurgés, alors même que l’avant-dernière annotation en annexe du document évoque la mise en place sur décision des conseils locaux forces de police. De fait, cela reviendrait à légaliser les formations armées pro-russes. En effet, il est difficile d’imaginer que Kiev enverrait ses propres policiers dans le Donbass!
La formulation contradictoire des documents reflète le fait que chacune des parties a été amenée à faire des concessions. Nous devons maintenant nous attendre à ce que tous les signataires (Porochenko, rebelles et même Poutine) tentent de prouver aux « leurs » que ce sont eux qui ont gagné.
Qui a fait des concessions, et lesquelles ?
Porochenko a « gagné », en ce que les documents ne comportent ni l’expression « fédéralisation de l’Ukraine » ni celle de « statut non-aligné », tandis qu’ils insistent à plusieurs reprises sur son « intégrité territoriale ». La pilote ukrainienne Nadejda Savtchenko va sans doute être libérée. Le président ukrainien est en position de faiblesse à Kiev, et il a besoin de ces symboles pour sauver la face.
Les rebelles ont « obtenu » le rétablissement des services publics, le paiement des pensions et avantages sociaux, etc., et ainsi la levée du blocus économique.
Qu’a gagné Poutine ? Ayant obtenu la reconnaissance de Hollande et Merkel, son image pourrait s’améliorer, ce qui ouvrirait la voie à une normalisation des relations entre l’Union européenne et la Russie – je ne dis pas « l’Occident » car le cas des Etats-Unis doit être considéré à part.
Bien que cela reste un non-dit, il n’est pas exclu que si les accords sont mis en œuvre, les relations entre Bruxelles et Moscou s’engagent dans une dynamique positive et que la question de la levée des sanctions soit dès le printemps mise sur la table. Dans un tel scénario, les anticipations les plus négatives des acteurs économiques ne se réaliseront pas et l’on pourrait observer un dégel des projets d'investissement. Cela aurait une incidence positive sur l'ensemble de l'économie russe.
L’octroi de nouveaux crédits du FMI à l’Ukraine (dont la nouvelle est parvenue au même moment) pourrait donner une chance au pays d’éviter une catastrophe à court terme. Cependant, la question du développement économique et de l’avenir des relations au sein du triangle « UE-Ukraine-Russie » demeure non résolue.
Mon attention a été particulièrement attirée par la formulation du deuxième document, la déclaration commune Poutine-Porochenko-Merkel-Hollande, qui mentionne « la création d'un espace humain et économique commun de l'Atlantique au Pacifique », c’est-à-dire l’idée d’une « Grande Europe ». Il me semble que derrière cette formulation apparemment banale se cache une scission majeure au sein des élites occidentales : ceux qui, comme Hollande et Merkel, et en dépit de la situation autour de l'Ukraine, croient en cette idée, et ceux qui veulent isoler la Russie de l'Ukraine et du reste de l'Europe. La lutte entre ces deux visions est en cours depuis longtemps en Occident et va se poursuivre : faut-il impliquer la Russie dans les processus européens ou la repousser toujours plus loin vers le Nord et l’Est ?

19 комментариев

  1. Michel:

    Автор всё это видел во сне.

  2. Bear:

    Мичел, это не совсем сон. Здесь грезы перемешаны с явью. Совершенно очевидно, что 12 февраля добились временного затишья, которое устанавливалось еще неделю. Уже хорошо – сколько-то человек останутся в живых. В тексте статьи есть фраза, описываящая то динамитное ядро, которое взорвет все остальное: “Порошенко «выиграл» в том, что в документах нет слова «федерализация Украины», не фигурирует «внеблоковый статус» и при этом несколько раз говорится о «территориальной целостности»”. Если отвлечься от эмоций, то отсутствие «федерализации Украины» сейчас уже в принципе не совместимо с ее «территориальной целостностью» в нынешних границах. Боюсь, что и федерализация уже не спасет, но, быть может, позволит в будущем сохранить в составе Украины Буковину и Закарпатье, а также некоторые части Новороссии. Но это ее внутренние проблемы. А вот отказ от внеблокового статуса будет подпитывать действия России по поддержке новороссийских республик. И потому, тоже не совместим с «территориальной целостностью» в этих границах. А на это накладывается сетка эмоций: российское население поддерживает Новороссию, а запад и центр Украины – ее подавление. И вместе это – тупик. Выход из которого – понимание, что этому куску бывшей советской империи придется разделиться еще на несколько частей, и это – плата за возникновение нового украинского этноса на территориях Западной Украины и Малороссии. Почти четверть века назад Украина выбрала путь не многонациональной империи, а моноэтнического государства, забыв, что ему должны соответствовать другие границы. И сейчас просто все приходит в соответствие. К сожалению, с кровью. И лишь когда этот вопрос окончательно устаканится, можно будет говорить о едином пространстве «большой Европы».

  3. Michel:

    Бэр, зачем мечтать о федерализации Украины? Уже есть Федерация, которая примет всю Украину в свой состав рано или поздно — РФ.

  4. Бам:

    Не знаю кто там победил, но вот проигравшие давно известны и на них всем плевать

  5. Бам:

    На фото — четыре болвана и болванка ,стоящих как кегли

  6. Bear:

    Причем здесь мечты, Мичел? Я лишь констатирую факт. К тому же всю Украину РФ никогда не примет – Западная Украина, входившая некогда в состав Австро-Венгерской империи – это совсем другая культура, и было огромной ошибкой принимать ее в состав советской империи. Даже прием Новороссии в состав РФ вряд ли будет уместен – скорее, создание отдельного дружественного и тесно связанного с РФ государства.

  7. Michel:

    Бэр, обыватель полагает, а русская держава располагает.

    Бам, один из них — точно не болван.

  8. Bear:

    Не дай Б-г, Мичел, российская держава станет русской ­– тогда она распадется как Украина, и останется лишь Московии. В этом смысле русские националисты, которым Вы, как минимум, сочуствуете, – самые страшные враги российской державы, так же как украинские националисты оказались самыми страшными врагами единой Украины. Не могу сказать, что я по этому поводу сильно горюю, но, как исследователь, вынужден констатировать этот факт.

  9. Bear:

    Ну, а что касается БАМовских болванов, то согласен с нашей транссибирской магистралью лишь на 2/5, ибо первый слева – гений, единственный, кто выиграл подчистую. Следующий, – реальный организатор действа, – выиграл больше, чем проиграл и ведет свою партию. Дальше – действительно, 2 болвана, не знающие как вылезти оттуда, куда сами не без помощи Обамы залезли. Ну, и крайний справа – не болван, а полный чудак, который на всех парах разваливает собственную страну.

  10. Michel:

    Ami Bear, en français, il n'y a qu'un mot : «russe». Le distinguo que vous montez en épingle pour escamoter la prééminence d'un grand peuple n'est qu'un attrape-nigaud.

  11. Бам:

    Первый слева — гений??? Пардон, а гений вчем, в разводке Кремля на деньги? Человек довел Белуюрусь до ручки, рассорился с Россией, барыжит запрещенным продуктом он больше похож на Олланда чем на гения. Сравнения так себе в обоих случаях.

  12. Bear:

    Правильно, Мичел. Французский язык в этом смысле беден. Поэтому, когда нам с женой в наших работах надо четко разделить на французском понятия «русский» и «российский», мы вынуждены использовать «russe» и «de la Russie», давая соответствующие комментарии. Но как только вы переходите на русский и при этом путаете два эти понятия, то вы либо плохо знаете язык, либо спекулируете. Ну, а Вы лично русский язык знаете блестяще...

  13. Bear:

    Милый БАМ, почему Вы считаете, что гений должен заботиться о своем государстве? Я где-нибудь об этом говорил? Это глюки в Вашей голове. Лукашенко сидит на престоле уже 20,5 лет (с июля 1994). Больше него – только Назарбаев (24 года и 10 мес.). Но Назарбаеву уже 74 года, и ему не так, чтобы много осталось. А Лукашенко – только 60, у него крепкое здоровье, и лет 15-20 ему еще обеспечено, тем более, что рейтинг у него в его полуразваленной стране очень высок. Против него вводились санкции, а он все равно сидит, сумев продать и предать всех и вся, всех подоить и со всеми сохранить внешне хорошие отношения при их кислых мордах. Чтобы развести Кремль на деньги, когда там властвует Путин – это Вам не хухры с мухрами. Мерзавец, конечно, отъявленный. Но у него не было Майданов, и не будет. Eго основная цель — власть, основное желание — досидеть на престоле до конца дней своих. А устройством Минской встречи (вне зависимости от ее результатов) он обеспечил себе молчаливую благосклонность Запада на следующий президентский срок, а то и на следуюЩИЕ сроки. То есть, как я и писал, он — единственный абсолютно выигравший. И Вы считаете, что он не гений?

  14. Michel:

    Бэр, как Вы догадались, я ничего не путаю, а отвергаю словесный суррогат («российский» заменяет «советский») при мнимом решении действительно сложной национальной проблемы. Кстати, даже для перевода на французский предлагаемый вариант как правило, не подходит.

  15. Бам:

    Хитрый хмырь-да, но на гения Батька все же не тянет. Но в остальном вы, Bear, правы.

  16. Гуманоид:

    А Васька слушает да ест

  17. Bear:

    Я ж говорю, Мичел, что спекулируете на близости терминов. У меня на тему этой спекуляции (если сознательно, как у Вас) или невольной подмены (если по невежеству либо неосторожности) даже книга есть. Вышла в Москве 15 лет назад. Так что Ваша позиция мне очевидна и понятна – я ее изучал, как серпантолог. Ну, а по вопросу о суррогате – обратитесь к Феофану Прокоповичу, который первым произнес слово «россияне»; или к Петру I, который империю назвал не «русской», а «российской». Это мудрые люди были. Засим кончаем препирательства на этой странице, во всяком случае с моей стороны.

  18. Bear:

    Дорогой Бам, отнюдь не в продолжение дискуссии с Мичелом, но для информации Вам: http:!//www.gazeta.ru/politics/2015/03/04_a_6434753.shtml#1404. Это – про Батьку. Ей–Б-гу, одной хитрости хмыря для такого результата недостаточно. Он, все-таки, гений собственной политической выживаемости. На остальное ему – с высокой колокольни. Прав я, либо Вы – станет понятно лет через 10 :)

  19. Бам:

    Пфф... Кого сейчас этими медальками только не награждают. Докатились даже до казнокрадских сынков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.